Ровшан – гордость наша!

16:31 — 18.01.2017

Сказать, что он гений игры на гитаре, вроде как уж очень громко будет сказано, даже помпезно. Но ведь, с другой стороны, если не назвать его гением, то… как же его ещё назвать, если он к своим тридцати годам от роду, поистине, весь мир завоевал, со своей неразлучной классической гитарой. Ведь он уже официально, и не первый год, носит высочайший титул: «Лучший гитарист мира!». Его знают, любят и ждут во всех странах мира, на всех континентах. Потому что он — настоящий классик, неповторимый виртуоз.

Итак, прошу любить и жаловать, Ровшан Шахбаз оглы Мамедкулиев. Родился в Баку. Живёт в Нижнем Новгороде, обучает музыкальному искусству молодёжь. В семье любим и счастлив, обожает родителей, растит прекрасную доченьку, со сказочно красивым именем Севиль.

Однако, простите, на этом я заканчиваю говорить о Ровшане, поскольку не столь уж большой специалист в музыкальном творчестве. Достаточно и того, что о нём взахлёб говорит весь музыкальный мир. А взялся я за эту тему, вот почему: магия фамилии! Память! Трепетная, до слёз. Мамедкулиев для меня… Это что-то такое родное, любимое и неповторимое. Вот об этом сегодня и расскажу. Читайте, вникайте, переживайте… уверен, не пожалеете.

… В 70-х годах прошлого века, мне посчастливилось служить в УПО МВД Азербайджанской ССР, под непосредственным руководством полковника Мамедкулиева Шахлара Кулиевича. Его родной брат Шахбаз, некоторое время тоже служил с нами в Баку, а потом вроде как временно перебрался в Горький, да так и остался там. Когда я, много позднее, тоже переводился по службе в Горький, Шахлар Кулиевич на проводах просил непременно повстречаться и подружиться с его родным братом Шахбазом, что и я сделал, с огромным удовольствием. Но это было потом. А тогда, за празднично накрытым столом в ресторане «Дружба», что в Нагорном парке, он сказал замечательную фразу, которую ношу в себе по сей день, как доброе напутствие: «Валерка, — сказал он, — ты знаешь, как мы тебя любим, уважаем, ценим… Если в Горьком, тебе будет горько, не раздумывай, возвращайся в Азербайджан, здесь тебя любят, здесь тебя ценят, здесь твоя родная земля. Билды, гардаш?».

Боже мой, какое замечательное напутствие! Только дорогой и родной, мудрый наставник Шахлар Кулиевич мог такое сказать! Конечно билды, Шахлар-муаллим!

…Кстати, я как-то сразу заметил, что мой шеф положил на меня глаз, когда взял меня к себе в управление. Ну, ещё бы, выпускник Харьковского училища МВД СССР, выпускник факультета журналистики АГУ имени Кирова, громко заявил о себе в республиканской прессе, даже министр МВД генерал Ариф Гейдаров однажды на совещании с удовлетворением это подметил и похвалил… А такой сотрудник Мамедкулиеву был очень даже нужен. И он меня максимально приблизил к себе, даже помощником назначил. Советовался со мной, практически, по всем вопросам. Даже сотрудники это дело сразу же усекли и стали ко мне предельно уважительно относиться. Приятно, однако.

…Однажды Шахлар Кулиевич пригласил меня в свой кабинет, плотно закрыл двери, не велел секретарю никого не впускать и завёл доверительную беседу на тему, прямо скажу, не вполне служебного характера. Однако, я весь внимание. А Шахлар Кулиевич держал долгую паузу, не спешил вводить меня в курс дела. Как бы думал, говорить — не говорить… Но сказал!

— Начальник ГАИ республики Фатулла Гусейнов на чём-то серьёзном прокололся, и министр освободил его от должности, собирается даже снять с него полковничьи погоны, отправить в отставку! — сообщил потрясающую новость Мамедкулиев, — а мне жаль его, такой опыт, такой авторитет, такие возможности! Мог бы даже нам пригодиться. С его-то связями и способностями!

— Так давайте возьмём его к нам, для начала, на должность инспектора госпожнадзора, у нас как раз вакансия есть, — говорю шефу, — кинем ему спасательный круг, сохраним в органах, будет нам благодарен, а там, глядишь, и снова в гору пойдёт, с его-то опытом и связями. Тем более… — тут я сделал многозначительную паузу, — помните, вы говорили, что не мешало бы нам ещё один этажик к управе надстроить, тесновато ведь у нас, сотрудники по кабинетам теснятся, а в министерстве один ответ: денег нет, не ждите! А для Фатуллы, с его-то авторитетом, — начальник ГАИ республики! — пусть и бывший, эта задача, я так думаю, сущая мелочь. Только с этим делом нельзя медлить, пока погоны с него не сняли. А то ведь без должности, да ещё и без погон, он потеряет всю свою невиданную мощь.

…В общем, не долго думая, полковник Мамедкулиев быстренько сгонял к министру, и примчался оттуда счастливый и радостный: Фатулла наш! Старший инспектор госпожнадзора, прошу любить и жаловать.

И вот Фатулла Гусейнов, радостный и счастливый, прибыл в наш коллектив. Оборудовали для него нормальное рабочее место: стол, стул, телефон и поставили ему конкретную задачу, по поводу… надстройки третьего этажа!

— Сможешь, Фатулла? — спросил его Шахлар Кулиевич.

— А что там есть! — усмехнулся наш новенький «сотрудник».

— От нас помощь надо?

— Не надо! Сам справлюсь, — сказал бывший начальник ГАИ республики, и с блеском сдержал своё слово. Слово Настоящего Полковника! Ещё как справился!

Буквально на следующий же день, наше пожарное управление превратилось в кипучую строительную площадку, было взято в кольцо самой современной строительной техникой, а уже буквально через неделю, (с ума сойти!), третий этаж УПО, был готов… к заселению! Просто чудо какое-то

…Мы с Шахларом Кулиевичем, на радостях, стали спешно думать-гадать, что бы ещё такое дельное подгадать, пока йолдаш Гусейнов у нас в штатах числится, но из министерства поступила срочная команда, вернуть им столь ценного кадра в целости и сохранности, для дальнейшего прохождения службы. Что мы, с большим сожалением, и сделали. Вернули. Может, им тоже захотелось дополнительный этаж к управе надстроить? А может, что-то и ещё более ценное-драгоценное.

— Таким кадрам цены нет! — торжествовал Шахлар Кулиевич, обходя новые, столь необходимые для нашего управления площади. — Таких сотрудников на руках носить надо, как величайшую драгоценность и ценный капитал!

Кто бы спорил!

… Кстати, о забавном. У Шахлара Кулиевича, по иронии судьбы, был заместитель по имени Мамед, а фамилия у него… Кулиев. Улавливаете смысл? Завистливый такой, заносчивый, хотел всегда и во всём быть только первым, а тут вроде как… всегда второй. Так вот, шефу своему до боли в сердце завидовал безбожно. В результате чего, на телефонные звонки частенько представлялся не иначе, как… Мамед Кулиев. Без паузы между именем и фамилией. В результате получалось — Мамедкулиев. Чем постоянно вводил в замешательство абонента: «Ой, извините, Шахлар Кулиевич, я ведь вроде бы Кулиева набирала…». Мелочь, казалось бы, а всё равно приятно. Хоть на минутку, да… САМИМ Мамедкулиевым… побывал.

…Шахлар Кулиевич давно уж, увы, покинул нас, светлая ему память, замечательный был руководитель и человек. Память о нём по сей день у тех, кто его знал, не угасает. Он с нами. Все, кто с ним хоть немножко поработал, до сих пор вспоминают добром этого прекрасного, умного, заботливого руководителя.

…Представляю, как бы радовался Шахлар Кулиевич сегодня, глядя на своего знаменитого, неповторимого, всемирно известного племянника Ровшана. Как бы он гордился! Я ведь знаю, как он умел гордиться успехами сотрудников. А тут… СВОЙ! Родной! И такой… золотой! Браво, Ровшик, как его близкие друзья называют. Мы тебя любим и гордимся тобой!

Теги: Общество

Комментарии (2):

09:51 — 20.01.2017, An_Khavkin

Не исключаю, что аборигенов нижегородчины напрягает изобилие сложных для слуха имён и фамилий, а для меня - бакинца они звучат как музыка! Особенно, если иметь в виду, что многие азербайджанские имена имеют конкретное значение, в смысле - перевод. Севиль - Будь любимой! Ровшан - Светлый! Всегда поражался очень большому обилию разнообразных имён в Азербайджане. Даже слышал как-то, что при рождении ребёнка начинают вспоминать всех родственников, чтобы не назвать новорожденного его именем, а то родич обидится - не вспомнили про него. Уж не знаю, так ли это на самом деле. Ведь у нас наоборот, принято в знак большого уважения называть ребёнка именем близкого человека.
Должено сказать, что давно ждал от автора рассказа про замечательного музыканта Ровшана Мамедкулиева. Часто смотрю его ролики в интернете и горжусь, что он мой дважды земляк и как бакинец, и как нижегородец. Правда, оказалось, что рассказ не о нём, так что будем ждать... Интересно было узнать, что "огнеупорный" наш автор умело тушит не только реальные пожары, но и "пожары" моря житейского. Как ловко ему удалось вытащить из огня высочайшей немилости ценного сотрудника! В общем, спасибо, Валерий Григорьевич! Хорррошая публикация!


13:08 — 20.01.2017, Tatarintsev

Толечка, милый, в Сети про нашего Ровшанчина так много всего написано и рассказано, причём, высоко профессионально, со знанием дела, то мне уж, прямо скажем, глубокому дилетанту в музыке, было бы и неприлично туда соваться. Правда, я с ним не раз беседовал, хотел рассказать, но понял, что не смогу, как надо. А как не надо, лучше и не надо. Спасибо тебе, друг, за глубкое внимание к моим публикациям. Появляется приятное ощущение, что не впустую тружусь. А твои комментарии, замечу, всегда глубоко информационны и интересны. Думаю, и наши любимые читатели, это заметили, и рады каждой новой встрече с тобой. Стало быть, до встречи!

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.