Прощание с кумиром

16:19 — 03.04.2017

Надеюсь, читатели поймут, как тяжело, как больно и как горько писать мне эти строки, об ушедшем от нас большом ПОЭТЕ, но и не написать их не могу. 

Не имею права промолчать в такой трагический момент, каковым является его уход из жизни. Потому что мне есть, что сказать, ведь мы не раз встречались, общались, обнимались… В 70-х годах в Баку, куда он приезжал не раз, и всегда останавливался в новой, роскошной гостинице «Бакы», рядом с Домом Правительства. Я его там навещал, угощал кавказскими прелестями. Позже, встречались и в Москве, и в Нижнем Новгороде… Не могу поверить, что всё это было в прошлом! Так страшно говорить о нём в прошедшем времени, просто нет сил…

… Все знают, что он был в великой когорте наших незабываемых «шестидесятников», а это и Роберт Рождественский, и Андрей Вознесенский, и Белла Ахмадулина, и Василий Аксёнов, и Булат Окуджава, и примкнувший к ним Владимир Высоцкий… Все они, увы, уже поочерёдно ушли из жизни. Вот теперь и Евгения Евтушенко не стало… Подвёл черту громкой поэтической эпохи страны, что называется.

Помню, на одну из давних встреч c поэтом принёс с собой его книгу «Братская ГЭС», чтобы автор её подписал. Он просто вздрогнул от удивления и с восторгом воскликнул: «Где вы её взяли, Валерий? Это же самое первое издание! Уникальное! У меня даже такой нет!».

— Я ваш давний поклонник, Евгений Александрович, — скромно заметил я, — вы мой кумир, как же я мог обойтись без ЭТОГО уникального издания? Берегу как зеницу ока! Как и все остальные ваши работы.

Он заметно растрогался и роскошно подписал эту книгу, которая стала в моей домашней библиотеке, поистине, литературным шедевром, экспонатом №1. С таким-то «царским» автографом!

Принёс ему и фотографии, которые нащёлкал в Бакинской филармонии в середине 70-х, где он выступал перед бакинцами со своими стихами.

— Какая прелесть! – искренне обрадовался он. – У меня таких фотографий нет! Где вы их взяли, Валерий? Какой я тут молодой! Какие годы! Вы мне их подарите? Подарите!

— Уже подарил, — говорю ему, — это ВАШИ фотографии! Берите!

Он в порыве радости горячо обнял меня, расцеловал, и попросил фотокорреспондента,  запечатлеть для истории эту встречу (см. фото).



… Любопытную историю рассказывал режиссёр Эльдар Рязанов, как он собирался экранизировать пьесу Ростана «Сирано де Бержерак» с Евгением Евтушенко в главной роли. Евгений Александрович охотно согласился, но… фильм с Евтушенко не был запущен в производство. Причина банальная для тех лет: наш лучший поэт был к тому времени в «чёрном списке» отщепенцев, осудивших наш танковый поход в Чехословакию в 1968 году.

— Либо меняй главного героя, либо закроем фильм! – сказали чиновники от кино Эльдару Рязанову.

У Рязанова, правда, был запасной вариант, — Владимир Высоцкий, тоже ведь поэт, и к тому же актёр, но, как выяснилось, к нему претензий у чиновников в этом плане было ещё больше, чистый «антисоветчик», его и близко не подпустили. Так мы и остались, увы, без Сирано де Бержерака, великого французского поэта 17 века. Прости нас, Ростан.

…Незабываемой была встреча с Евгением Евтушенко, когда он вместе с Дмитрием Харатьяном, Павлом Смеяном и Анатолием Алёшиным приехал в Нижний Новгород со своей рок-оперой «Идут белые снеги», которая, кстати, имела огромный успех у зрителей. А Евгений Александрович был не только автором текста, но… и исполнителем одной из  ролей. Так мы узнали, что он, оказывается, ещё и неплохо поёт!

Кстати, как вспомню, по сей день испытываю жуткую неловкость перед Димой Харатьяном, наверняка, он на меня остался в обиде, потому что так получилось, что никакого внимания ему не уделил, ни малейшего, грубо говоря, в упор не видел, всё внимание, без остатка, было отдано Евгению Александровичу. Прости меня, Димочка, это неправильно. Это нехорошо. Но…

Так уж в жизни бывает, что один ЧЕЛОВЕК всё внимание на себя забирает, и никому больше шансов на это не оставляет. Так было, кстати, почти всегда и с Высоцким, не раз имел счастье это наблюдать. Рядом с Высоцким не видели никого, только ОН один, единственный и неповторимый! Тут уж, как говорится, ничего не попишешь.

… А теперь о страшном курьёзе, который произошёл однажды лично со мной. Во время одной из последних наших встреч, я спросил: «Евгений Александрович, а вы знаете кого-нибудь из нижегородских поэтов… Юрия Адрианова, например?».

Евтушенко призадумался, а потом сказал: «Поэтов я запоминаю не по фамилиям, а… по стихам! Прочтите что-нибудь из него».

И тут я в ужасе замер. Ничегошеньки в моей голове «из него» не было. Какой ужас! А Евтушенко ждёт! Не буду же молчать! И я начинаю читать:

Она сказала: он уже уснул,

Задёрнув полог над кроваткой сына,

И верхний свет неловко погасила,

И, съёжившись, халат упал на стул.

А, знаешь, я ведь плюнула давно, на жизнь свою,

И вдруг, так огорошить: мужчина в юбке, ломовая лошадь,

И вот я снова ЖЕНЩИНА! Смешно…».

У Евтушенко глаза  округлились от удивления, — это же ЕГО стихи! Но… он всё правильно понял, и промолчал. Спасибо ему за это благородство! И за всё, за всё!

Вечная память! И вечный покой… Помним, любим, гордимся, дорожим!

Теги: Общество

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.