Школьно-фронтовой роман

11:44 — 02.12.2008

Он был учителем математики в Сталинабадской средней школе. Она была его прилежной ученицей. Он стоял у доски, объяснял урок. Она сидела за партой, неотрывно глядела на него и... ровным счетом ничего не соображала, кроме того, что уже... ЛЮБИЛА(!) этого молодого симпатичного математика. Он же, служитель сухих цифр и формул, об этом ничуть не догадывался и продолжал долбить свои бесконечные примеры, задачки, цифры и формулы. Так начиналась ЕЕ трогательная любовь. А потом началась война, и учитель математики ушел на фронт защищать Родину...

... Соня Степина, так звали девушку, разыскала полевую почту своего любимого учителя Михаила Еськина и... написала ему письмо: «Вспоминаю ваши уроки, Михаил Петрович! Как я бледнела, трепетала и краснела при виде вас. Как я почти всегда при вашем присутствии забывала урок, выученный наизусть... Вспоминаю ваш голос, жесты, движения...».

Интересно, понял ли с первого раза отважный красный командир (он уже был гвардии лейтенантом!), что девушка Соня не просто пишет ему ПИСЬМО, а признается в ЛЮБВИ? Нет, не понял! Вот его ответ из Намангана: «Сообщаю, что письмо, написанное тобой 9 марта 42-го года, я вчера вечером получил и с великим удовольствием читал его, хотя и был усталым до потери сознания после 110-километрового двухдневного перехода. В твоем письме мне не нравится оговорка о том, что я не отвечу на письмо. Соня, ты еще не знаешь, с каким удовольствием здесь читаются письма от родных, знакомых...».

Он не написал слово «любимых», а Соне так хотелось прочитать именно ЭТО слово! Но командир, видно, посчитал, что еще рано. Не время. У него сейчас другие заботы - беспощадно бить врага, освобождать родную землю от фашистской нечисти!

Следующий ответ на письмо Сони полетел в Сталинабад уже из Сталинграда: «Здравствуй, Соня! С пламенным командирским приветом к тебе Михаил! Ты в одном из писем написала буквально: «Михаил Петрович! Если вы будете на фронте, не забывайте обо мне и пишите. И что бы с вами ни случилось, сообщайте. Пообещайте мне это». Я пообещал. И вот выполняю свое обещание, пишу с фронта. В газетах ежедневно пишут о Клецком направлении Сталинградского фронта. Это как раз мое место...».

Ох, прости меня, Господи! Она ему про любовь неземную, а он ей про стратегическое Клецкое направление! Соня пишет с замиранием сердца: «Миша, если бы у меня были крылья, я бы прилетела к тебе...». В ответ снова летит командирский привет: «Софа! Интересуюсь ответом на вопрос: почему я, а не кто-то другой? Запомните, я не могу болтать о любви. Об этом мы побеспокоимся на практике. Меня крайне интересует один вопрос: почему не дали ответ на несколько моих писем, посланных с фронта и из госпиталя? Быть может, письма затерялись в продолжительном пути следования?»

Мудрено стал высказываться отважный командир, изысканно. Что-то, видно, запало глубоко в его мужественное командирское сердце. Вот что он пишет дальше: «Соня, я должен тебе открыться, что первые письма твои на меня не производили чувствительного влияния. Я считал это шуткой, и притом временного характера... Сейчас твои письма пробудили во мне самое высокое чувство человека - ЛЮБОВЬ!»

Ну, слава Богу! Приехали. Боевой командир окончательно и бесповоротно созрел. Сдался на милость победителю.

... Я с таким трепетом и волнением перебирал эти фронтовые треугольнички с обязательным штампиком «Просмотрено военной цензурой». Вот так, под зорким «присмотром» военной цензуры, зарождалась эта трогательная, удивительная любовь двух рабов Божьих Софьи и Михаила.

Конечно же, они сразу после войны (вернее, даже не после, а в 44-м) поженились. Конечно же, у них народились детки - Сашка и Наташка. Потом внуки, правнуки...

Я долгое время дружил с этой семьей, приходил к ним в гости, звонил. Для многих из нас, бывших сотрудников МВД, Михаил Петрович был любимым УЧИТЕЛЕМ... Да-да, и для нас тоже, не только для Софьи Ивановны.

Когда в середине 70-х в системе МВД решили создавать штабы, то экспериментально это новшество взялись испробовать, как обычно, на Горьковской области. И, таким образом, первым в стране начальником штаба УВД был назначен Михаил Еськин! Министр МВД Николай Щелоков, ознакомившись с его работой, принял окончательное решение о распространении горьковского опыта на всю страну. Полковник милиции Михаил Еськин был настоящим маяком для всех нас. Мы учились у него обязательности, строгости, честности, профессионализму...

А в свободное от службы время он писал трогательные, искренние, нежные стихи... о Любви! И посвящал их единственной, неповторимой и любимой Софье Ивановне. Соне. Уже без всяких командирских пламенных приветов и Клецких направлений Сталинградского фронта.

... В минувшую субботу у нас, бывших и нынешних милиционеров, был траур. Мы попрощались с дорогим нашим Учителем, Наставником и Другом - Михаилом Петровичем Еськиным. Много теплых слов о нем сказали в нашем узком кругу ветеранов его непосредственные соратники и друзья, заслуженные работники МВД СССР Геннадий Луканов, Владимир Казаков, Владимир Герасимов, Петр Сибирев, Иван Кладницкий, Павел Волков... Вот и все.

Светлая память тебе, дорогой наш, незабываемый Михаил Петрович.

Комментарии (2):

20:43 — 02.12.2008, An_Khavkin

Удивительно трогательная история...
Спасибо Вам, Валерий, за память о соратниках!


16:29 — 03.12.2008, Tatarintsev

Удивительно трогательный комментарий. Спасибо, Вам, Анатолий, за повседневное внимание и участие. На таких людях, как Вы, держится и будет держаться земля Русская!

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.