«Осталась одна Вера…»

12:15 — 11.02.2013

Так вслед за ленинградкой Таней Савичевой могла бы написать и ленинградка Вера Иванова, если бы умела писать. Но Верочка писать не умела, потому что ей было лишь 4 годика. Представьте себе, ЧТО эта милая крошечка тогда пережила: голод, холод, фашистские бомбы с неба, осколки снарядов, пули и санки с трупами, поминутно проплывающие перед глазами за обледенелым окном.

…Мы сидим в уютном домике Веры Васильевны, в Киселихе, за празднично накрытым по случаю нашего приезда столом и слушаем хозяйку в оба уха, боясь пропустить хоть одно слово. Да как же можно ТАКОЕ пропустить?!

— Хорошо помню, что у нас дома всегда была чистая посуда… — сказала Вера Васильевна и вряд ли даже сама сразу поняла, какую жуткую историческую правду сказала она: чистая посуда!

Отчего же ей было не быть чистой, если за все время блокады там даже крошечки хлеба, не говоря уж о чем-то другом, ни разу не побывало…

Четырехлетняя Верочка навсегда запомнила это непроходящее, испепеляющее чувство жуткого голода, который накрыл ее, казалось, навсегда. Помнит тот день, когда бабушку увезли на санках. Горькими слезами обливалась внученька. А потом соседи увезли на санках и любимую мамочку! А там и двоюродная сестренка со своей мамой попали под бомбежку. Потом с фронта похоронка пришла: папочка геройски погиб в бою! Всё! Ивановы погибли все. Осталась одна Вера…


15 мая 1942 года большую группу блокадных детишек удалось эвакуировать по «Дороге жизни» — Ладожскому озеру. Таня Савичева, как известно, попала тогда к нам в область, в Шатки. Только это ее не спасло, умерла от истощения.

Верочка попала в Ярославский детский дом. Тех, у кого кто-то из родственников был жив, забрали, а круглая сиротка Верочка так и оставалась в детском доме аж до 17 лет.

Потом начала трудовую деятельность в «почтовом ящике» кассиром. Там повстречала свою судьбу, Ивана Филипповича Дудкина, вышла замуж, и пошли детки, один за другим: Сашулька, Таня, Света… А теперь уж и внуки (пятеро!), и даже правнук, Сашенька. Жалко, дедушка Ваня до всего этого не дожил: онкология, увы, скосила его в 97-м. 64 года ему всего-то было.

Вот Света… пардон, Светлана Ивановна, и привела нас в свой отчий дом, к своей любимой мамочке, за что мы ей очень и очень благодарны.

Светлана Панина, офицер полиции, старший лейтенант, работает в Нижегородском линейном управлении МВД России на транспорте, заведует делопроизводством. Когда она рассказала сослуживцам, подполковникам Елене Ногач и Анжелике Ульяновой, блокадную историю своей мамы, то начальник управления полковник полиции Сергей Петров, узнав об этом, не прошел мимо судьбоносного факта родной мамы своей сотрудницы, устроил нам поездку в Киселиху, эту удивительную, незабываемую встречу с легендарной Верой Ивановой-Дудкиной. Сотрудники линейного управления и Общественный совет, который представлял автор этих строк, в очередную годовщину снятия блокады нагрянули в гости к «ленинградской девочке», которой теперь уж, простите, 75. Сидим за столом с чудными салатами и даже бутербродами с красной икрой, любуемся неувядающей красотой хозяйки и слушаем, слушаем, слушаем!..

— Дорогая Вера Васильевна, — сказал Сергей Николаевич, — живите долго-долго, а мы будем регулярно Вас навещать. Ведь Вы же — живая история нашей страны! Мы гордимся Вами! Будьте счастливы! Мы Вас любим…



Комментарии (2):

11:18 — 13.02.2013, optimist

Хлебнули детки от войны....не дай бог опять....


15:13 — 14.02.2013, Tatarintsev

Да уж... Не дай Бог! И вроде далеко все это, но как столкнешься с живым человеком, пережившим все ЭТО - жутко становится. Все перед глазами.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.