Без срока давности

17:50 — 16.11.2016

Бывают такие случаи, у которых, в принципе, не бывает, да и не может быть… срока давности. Более того, чем длиннее становится срок происшедшего, тем страшнее и ощутимее всплывают в памяти детали и подробности случившегося. В частности, лично со мной, в тот весенний, радостный день 1970 года. Злейшему врагу не пожелаешь такого ужаса. Впрочем, судите сами.

… В тот день, в Баку, в Государственном театре оперы и балета имени Мирзы Фатали Ахундова, должно было состояться знаменательное событие: торжественное открытие «Дней литературы и искусства РСФСР в Азербайджане». Делегацию возглавляла министр культуры СССР Екатерина Алексеевна Фурцева. Знаковое событие, согласитесь, для южной союзной республики. Не каждый год такой праздник искусства бывает.

Мы, сотрудники МВД и КГБ республики, были во всеоружии. У каждого из нас был свой участок личной, персональной ответственности. Простых участков в таком деле вообще не бывает, но бывают и такие, которые… уж очень ответственные! В частности, такой участок достался, извините, как раз мне. Главная, правительственная ложа, где сразу после торжественного открытия, которое пройдёт на сцене, займут свои места… Высокая гостья, министр культуры Екатерина Фурцева и хозяин республики, первый секретарь ЦК КП республики Гейдар Алиев. Более ответственного и важного участка, на тот момент, просто не придумаешь.

Мы, вместе с коллегой из комитета госбезопасности, всё проверили, всё прощупали, всё прослушали, и спокойно стали ждать открытия праздника. Когда зал взорвался бурными аплодисментами, мы поняли, что на сцене появились главные люди торжества: Фурцева с Алиевым. Естественно, все наши взоры были обращены именно туда, на сцену.

Гейдар Алиевич, как всегда, прекрасно выступил с пламенной приветственной речью, пожелавший гостям успехов в творческих программных выступлениях, а также в ознакомительных поездках по столице республики и по Азербайджану в целом.

Признаюсь, залюбовавшись Фурцевой и Алиевым, я на какое-то время, слегка подзабыл про СВОЮ трибуну, про свой наиважнейший участок, а когда всё же вспомнил, то… чуть, было, не выпал в осадок! В ту ложу, куда с минуты на минуту должны были придти Гейдар Алиев со своей гостьей… так, простите, сейчас немножко отдышусь… в ТО кресло, прямо с ногами, забрался какой-то шустрый пацанёнок, лет восьми-девяти, и ёрзает там, туда-сюда, поминутно выглядывая на сцену. В ужасе подбегаю к нему, хватаю за шкирку, вытаскиваю из «царского ложа», и тащу на выход, выдавая по ходу несколько прощальных пинков под зад.

И вот что странно, он, похоже, даже не испугался, а если и испугался, то, скорее всего, за меня! И потому, пошёл в наступление, то и дело выкрикивая в мой адрес: «Отпустите, вы кто?! Меня ПАПА сюда послал! Сейчас он сюда придёт!».

Тут меня пробил холодный пот… Неужели? А вдруг? Не может быть, но…

— Какой папа? Кто твой папа?! — машинально, уже нежно обнимаю его за плечи.

Он встал в позу и спросил менторским тоном:

— Вы что, не знаете, кто мой папа? Мой папа Гейдар Алиев! А я его сын, Ильхам, он меня сюда послал, чтобы я ему там не мешал.

Ну, ребята, тут я чуть в обморок не упал. Молча взял Ильхамчика на руки, обнял, расцеловал.

— Извини, дорогой, немножко ошибся да-а-а, прости… Ты только не обижайся, ладно? Я больше так не буду. А главное, папе ничего не говори, билды? А то для меня это будет… конец. Конец моей службы, а мне ещё послужить хочется.

Эти слова Ильхама порядком развеселили, и он по-доброму улыбнулся.

— Не скажу! — твёрдо пообещал он.

И, как я понял, сдержал своё слово. Не сказал. Молодец, настоящий мужчина!

…Боже мой, чуть ли не полвека ведь прошло, а помню всё до мельчайших подробностей.

Вот уж, действительно, не забывается ТАКОЕ никогда.

Не так давно, при встрече в Баку, осторожно напомнил президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву ту давнюю историю в оперном театре. Мне было интересно, помнит ли он тот ужас, с этой охраняемой ложей, и оказалось, что тоже, как и я, не забыл:

— Конечно, помню, — улыбнулся он, — как же такое можно забыть?

— На меня зла не держите? Не обиделись ли тогда?

— Какие могут быть обиды, — резонно заметил он, — служба есть служба, да-а-а. Вы отлично несли службу, и спасибо вам за это!

— И вам спасибо, господин президент, за внимание и понимание.

А на прощание, мы с ним крепко обнялись, как и тогда, в далёком, теперь уже, но таком незабываемом, 70-м.

Такая вот «опера» случилась у меня, в оперном театре города Баку. Незабываемая и, к счастью, неповторимая.

Источник: fnkaa.ru

Теги: Общество

Комментарии (2):

20:39 — 23.11.2016, An_Khavkin

В сумасшедшем ритме московской жизни порой трудно найти время, чтобы черкнуть пару добрых слов земляку-бакинцу за интересные очерки бакинской жизни тех лет, когда мы там так замечательно жили. Помню приход к власти Гейдара Алиева, его крутые меры по очищению Азербайджана от социальных болячек. Из воспоминаний хорошо знавшего семью Алиевых Муслима Магомаева знаю, какой он был добрый и отзывчивый отец. Неудивительно, что его сын, закончив с отличием МГИМО, стал преемником своего великого отца. Год назад мне посчастливилось побывать в Баку и я воочию увидел огромные перемены к лучшему,что свидетельствует о том, что бразды правления Гейдар Алиев передал в хорошие руки.


17:38 — 25.11.2016, Tatarintsev

Вношу ясность: тут кое-кому показалось нереальным, что... "не так давно, при встрече в Баку" вновь встречался и обнимался с Ильхамом, теперь уже Президентом республики. Возможно ли такое? Ну, во-первых, для меня десяток лет назад, это ещё недавно, и, к тому же, я не с улицы к нему пришёл, а в составе московской делегации ФНКАА Азеррос, будучи вице-президентом, прибыл на форум. Так что наша встреча была не уличной и не случайной. Всё нормально, не волнуйтесь. Ничего не приукрасил, боже упаси!

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.