Жандарм и четвертая власть

10:34 — 24.10.2012

18 октября Национальный антитеррористический комитет РФ проводил научную конференцию. На ней мне было предложено выступить.
Обычное дело. Но когда сел за подготовку своего спича, невольно вспомнилось давно забытое прошлое, которое, как в фильме «День сурка», удивительно напоминает наше настоящее. И сразу вспомнилась фраза «Русский человек всегда находит выход из самого сложного положения! Но самое главное, что сначала он находит туда вход».
И мне показалось правильным, если написанное мною прочитают и те, кому интересна эта тема.

В начале 1999 года на территории Дагестана два села, Чабанмахи и Карамахи, объявили суверенитет. Республиканские органы были удалены из этих населенных пунктов, изгнаны сотрудники милиции. На сопках были поставлены вооружённые посты, дороги перекрыты.

В воздухе пахло серьезным вооруженным конфликтом. Подавляющее число населения Дагестана не просто критически оценивало ситуацию. Для Дагестана это было актом объявления войны. В любой момент мог вспыхнуть конфликт, не просто территориального, но и межконфессионального конфликта. Как известно, в этих селах жили люди, исповедующие ваххабизм. Жители этих сел, а большинство занималось международными перевозками, стали подвергаться прессингу по всему Кавказу. Опознавательными знаками для милиции были их бритые головы и длинные бороды. Их так и называли — бородачи. Особенно усердствовали гаишники. Штрафы по всем трассам Кавказа! По всей вероятности, ни сами милиционеры, ни их начальники, ни власть толком не знали, что это такое.

Принцип был один: если молятся не по-нашему, то, значит, плохо. Наверное, потому, через некоторое время знамя ваххабизма было взято на вооружение бандитами из чеченских вооруженных формирований, а сам этот непонятный для большинства термин стал для всей России символом терроризма (представить себе ваххабитом полуграмотного, в принципе, Басаева (не говоря уж о его религиозности?), Радуева и Яндарбиева было проблематично). И тем не менее они провозгласили себя миссионерами радикального ислама. А с какой миссией, как не борьбой за веру (для бандитов непонятную) можно вторгаться на чужую территорию? Под каким знаменем?

Газеты и журналы, радио и телевидение нагнетали напряженность. Множество журналистов отправились на Кавказ. На страницах изданий мы видели фотографии вооруженных людей очень экзотической наружности.

Надо было что-то делать.

Министр внутренних дел Сергей Степашин, собрав представительную делегацию, вылетел в Дагестан. В команде было много журналистов, как центральных, так и местных каналов.

Не буду останавливаться на деталях самой поездки, только скажу, что путем длительных переговоров, внимательного выслушивания всех претензий — именно этого хотели жители мятежных сел (многие были просто неубиенными по своей сути) - было достигнуто соглашение, которое подписали авторитеты местного масштаба и представитель федеральной и республиканской власти. Пар был выпущен. Фактически путем диалога на некоторое время была снижена не только угроза конфликта, но и опровергнуты самые трагические прогнозы.

Журналисты были разочарованы реально. Их апокалипсические материалы утратили свою актуальность. Корреспондент ВГТРК откровенно затосковал. На мой вопрос, перегнал ли он свой материал в Москву, тот мотнул головой: «Москва сказала, что он не нужен. Меня спросили есть ли трупы, я сказал - нет. – Ну, тогда нечего и показывать…»

Раскрученный маховик нарастания экстремизма через СМИ ржаво заскрипел.

В 1979 году мы впервые услышали слова «российский фашизм». 20 апреля в день рождения Гитлера на Пушкинскую площадь вышло около двадцати молодых людей в форме нацистской Германии. Это было шоком. Но особенно в раскручивании этой темы постарались наши идеологическое противники. Некоторые договорились до того, что якобы на площади были погромы и прочие ужасы. Бред полный.

Я беседовал с этими «нацистами». Ни идеологии, ни мыслей, ни целей, ни задач. Как мы тогда поняли, - увлечение атрибутикой гитлеровской Германии. Один даже сказал, что ему очень нравилась форма Штирлица… Но вброс в информационное поле этой темы (на уровне зарубежных голосов, кухонных разговоров и политучебы по линии парткомов) нарастил на эти кости фашистское мясо. Форма, в прямом и переносном смысле, стала приобретать содержание, идеологию, а в связи с запретностью еще и привлекательность. На фоне полной импотенции власти. Через некоторое время на прилавки беспрепятственно поступила книга «Майн кампф», отпечатанная в наших типографиях. И готовилась к печати и продавалась совершенно открыто на глазах не только рядовых граждан и спецслужб. И только под влиянием общественности, к слову через СМИ, процесс был приостановлен. Однако время было упущено.

Развитие демократических процессов в СССР шло параллельно с развитием процессов шовинистических, как противовес, как протест. И партийные органы тогда оказались бессильными перед полюсами. В 1985 году даже Борис Ельцин не знал, что реально делать, а потому, на изумление чекистам, встретился с членами общества «Память».
Столь опрометчивый диалог политиков с сомнительными идеологами был не единственным, с точки зрения логики и целесообразности. Михаил Горбачев встречался с известным южнокорейским проповедником Муном (проект ЦРУ), а Олег Лобов (не помню на тот момент его должность) с лидером секты «Аум Сенрике» Секу Асахарой.

Все это на значительный период стало поводом для формальной легализации у нас этих движений. Это дало всплеск появления у нас нетрадиционных сект, многие из которых были продуктом американских центров.

Справедливости ради отмечу, что в силу нашего менталитета — у нас не верят ни в коммунизм, ни в высший разум, - многие секты просто умерли сами собой без усилий власти, но иногда легализация была самым эффективным путем к снижению напряженности среди отдельных групп. Кто помнит сегодня кришнаитов? А ведь они длительное время будоражили общество. Легализовали, зарегистрировали, и что? Где сегодня Харе Кришна?

В восьмидесятых годах проблемой были секты. Что делалось за закрытыми ставнями, знал только КГБ. Но чаще всего ими ничего не делалось из «ряда вон» такого, от чего стынет в жилах кровь (если не брать в расчет изуверские секты, лидеры которых периодически отправлялись по решению суда в места не столь отдаленные). Но практически все они были в подполье, пока руководство КГБ не поставило вывести их из тени, зарегистрировать и взять под контроль власти. И что интересно: самое яростное сопротивление стал оказывать Комитет по делам религий при СМ СССР. И был в этом исключительно корыстный подход. Пока секты в подполье — ими занимается КГБ. Если они зарегистрированы — органы власти. А кому нужен этот геморрой? Надо контролировать, надо помогать (по Конституции) в выделении помещений и пр.

Сегодня история повторяется. Один из иерархов на вопрос «Пойдут ли православные священники на выборы?» заявил, что пойдут, если станут баллотироваться представители сект. (Заметь-те, легальные!) В каком государстве мы будем жить, если Дума или местные Советы превратятся в арену богословских споров и войн? И чем более агрессивно публичную позицию занимает РПЦ, тем острее реакция на противоположном фланге гражданского общества. И особенно среди молодежи, для которой характерен дух противоречий… Здесь мы проигрываем по всем статьям, как бы ни казалось обратное.
За многие годы работы в правоохранительных органах я усвоил одну весьма печальную истину: формирование информационного поля идет не по логическому, а рейтинговому сценарию. Этот принцип начинает управлять не только СМИ, но и зрителями и читателями. И рейтинги формируются не позитивными, а негативными материалами.

Я понимаю, что ругать СМИ бесполезно. Они просто такие. И хотя многое от прежней нашей «партийной» печати утрачено, но лозунг «Газета не только коллективный пропагандист и агитатор, но и организатор» по-прежнему жив. Именно СМИ прямо или косвенно способствуют распространению идей, которые лучше бы не распространять. И здесь не злая воля, а издержки профессии, отсутствие внутреннего редактора и политкорректности. И еще, отсутствие мудрого ненавязчивого советника, оберегающего не только мораль и нравственность в целом, но и уважающего точку зрения журналиста. Умело удерживающего его от опрометчивых заявлений и шагов.

Много лет назад корреспондент НТВ Николай Николаев пригласил меня на передачу по проблеме межнациональных конфликтов. Именно тогда мы впервые громко произнесли слово, которое до сих пор вгоняет в дрожь людей с другим цветом кожи и разрезом глаз, — скинхеды. Признаюсь, что я тогда сам впервые услышал это слово, хотя и не подал вида. Речь шла о конфликтах молодежи на межнациональной основе. Уходя, я сказал Николаеву: «Ну, теперь нам мало не покажется!» И процессы, которые были показаны в передаче уже через неделю, стали приобретать обвальный характер. Каналы же начали буквально клонировать тему, разгоняя ее до межгалактического размера. На экране стали появляться ныне уже подзабытые поборники чистоты расы — Васильев и Баркашов, какие-то иные непонятные персоны - к слову, до сих находящиеся на свободе. Им давали эфир, выдавая это интервью за журналистскую удачу, где «герои» говорили без купюр все, что считали необходимым.

И если вчера местечковые разрозненные националисты по этой проблеме говорили за стаканом водки в тесном кругу, то теперь они увидели не только публичных глашатаев на экране телевизора (по застарелой привычке нередко воспринимают сам факт появления таких персон на экране как явление нормальное), но и атрибутику, идеологическую подтверждение собственных дремучих мыслей. Журналисты же заканчивали свои материалы словами типа «Как говорится, без комментариев!» То есть «сами все понимаете». А что понимать, если внятной реакции нет ни в комментариях, ни в реакции власти? Если антигерой смотрится убедительнее, чем сам журналист, если его мысли просты и доходчивы? Если ложатся на унавоженную почву? Если впервые зрителю ясно объясняют, кто причина безрадостной и нищей жизни? Иноверцы и приезжие.

Идеи махрового национализма и шовинизма стали овладевать массами. СМИ, как это ни прискорбно, не желая этого, сорвали чеку. Что было потом, мы помним. Начался встречный процесс: русские шовинисты и националисты хулиганствующего и бандитствующего толка стали сбиваться в стаи, творя беспредел на улицах городов при попустительстве милиции, а это породило встречный процесс — националистическую преступность!
Мне могут возразить, что нельзя замалчивать явления. Замалчивать не надо, но пропагандировать-то зачем? И это беда не СМИ. Это беда всей нашей государственной системы, в которой, как говорят в народе, у семи нянек дитя без глазу. Каждая нянька в лице МВД, ФСБ, Минюста, прокуратуры и Следственного комитета на этом участке решает не государственные, а исключительно ведомственные задачи. Я был на многих совещаниях. И на всех спасали человечество (что проще), а не решали конкретную задачу. Чаще всего спасали человечество те, кто к практической работе и отношения-то не имел. Просто оседлал модную тему. А надо было решать задачу в конкретном месте, в конкретное время. А уж если и решали, то уже после наступления тяжких последствий. И что самое страшное: нередко общественное мнение после назначения приговора было на стороне «народных мстителей». При этом журналисты даже не пытались «жечь глаголом сердца людей», а нередко и подыгрывали…

После событий на Дубровке я разговаривал со многими руководителями СМИ, которые подвергались зубодробительной критике (не то и не так показывали): «Вы бы согласились, если бы во время чрезвычайных происшествий вам силовики давали бы офицера связи для контактов со штабом для исключения опрометчивых заявлений?» Все в один голос сказали: да! И не потому, что хотели мне подыграть, а потому, что в СМИ работают такие же граждане РФ, как и мы, как и офицеры силовых ведомств. И им тоже не хочется ни крови, ни тяжких последствий. А что на практике? Иногда не то что офицера не выделяют, так еще трубки не снимают! И что? Виноваты журналисты?

Мне, старому жандарму, много лет проработавшему на 5-й линии, может кто-нибудь ответить почему экстремизм стал предметом деятельности МВД? Экстремизм - явление исключительно мировоззренческое, идеологическое. При чем здесь МВД? Мы все понимаем, что экстремизм опирается на маргинальные круги. Это очевидно. И может быть именно маргинальные круги самые активные участники безобразий на улице и в жизни. Тут без ОМОНа не обойтись. Но в начале было слово! И это слово — предмет деятельности старшего брата — ФСБ. Если на улицах погромы с участием националистов в масках, то это полный провал работы по упреждению и предупреждению! Не знаем лидеров, не можем на них влиять, блокировать, значит, мы не можем ничего.

Как часто простой работяга может загреметь за ерунду в лагерь, но при этом вопиющий, социально опасный тип остается на свободе, греясь в лучах софитов перед телекамерами.

Снова подчеркну — это не проблема СМИ. Это проблема органов, которые по закону призваны выявлять, предупреждать и пресекать. Мне могут сказать, что время политического сыска давно прошло. Что сегодня новые времена, что сегодня идут демократические процессы… Но сегодня в руках правоохранительных органов и специальных служб такие ресурсы, такая нормативная база, которая нам жандармам 70-х — 80-х, и не снилась. Может, что-то в консерватории поправить?

Времена меняются, а процессы такие же. Что в конце ХIХ века, что в начале ХХ, что в семидесятых годах.
Вопросы экстремизма и терроризма описаны виднейшими умами политической и юридической науки. Вскрыты явные и тайные пружины этих процессов. О народовольцах, эсерах, анархистах написаны горы литературы. Но мы тупо идем по тем же граблям. Хотел бы сразу подчеркнуть, что мне не хотелось бы опираться на зарубежный опыт. Мы - особая страна. Известный психофизиолог Чезаре Ломброзо формулируя психологические типы террористов и анархистов, вывел за скобки наших соотечественников. Ни Кропоткин, ни Засулич, ни Халтурин не подпадали под его классификацию… У России есть собственный опыт, собственная история, зачастую кровавая.

А проблема в том, что борьба с экстремизмом и терроризмом - явление исключительно прикладное. И ведя научные споры, мы должны понимать, что реальным объектом этой деятельности будет рядовой сотрудник правоохранительных органов, который несмотря на все вышесказанное, остается один на один с явлением и, набивая шишки и повторяя ошибки прошлого, делает все, что в его силах. Который даже не ведает о наших с вами спорах.

В 1991 году почило в бозе Управление «З» - то самое, которое занималось проблемами борьбы с экстремизмом и терроризмом. Там теория вытекала из практики. А не наоборот. Офицеры, испоганенные лжедемократами, плюнули и уволились. Процесс нарастания напряженности пошел по нарастающей. События на Кавказе, расширение террористической деятельности, в том числе с участием иностранных наемников, финансирование отщепенцев (извините за архаизм) из-за рубежа. Свободно, почти легально и самое главное - безнаказанно! Многие ранее контролируемые и сдерживаемые КГБ процессы и лидеры, их возглавляющие, вышли в самостоятельное политическое плавание.

Повторюсь: ну почему сержант ППС может испортить жизнь честному гражданину, а честная и законная власть не может испортить, по закону, имея все инструменты, возможности, жизнь мерзавца или подонка, который делает эту же жизнь для многих сограждан просто невозможной?

Тем более что сегодня мы не видим ничего нового. Только борьба из-под ковра вышла на улицу, на Болотную, на проспект Сахарова. Отличие только одно: если в те годы надо было выбирать средства и выражения, то сегодня чем громче, чем жестче, тем эффектнее. И все это мы видим с экранов.

Если касаться собственно Болотной, то здесь еще туда-сюда. Нет лидеров, нет единой платформы, нет узнаваемых и авторитетных лиц в толпе. И честно говоря, меня это мало тревожит. По сути, Навальный, Собчак, Лимонов, и пр. это мыльные пузыри. Их никогда не будет во власти, хотя бы потому, что они сами этой власти — читай ответственности - боятся. Это люди асфальта и толпы. Единственно, я не понимаю, почему столь много времени и внимания уделялось некоторым фигурам типа Геннадия Гудкова. И почему вдруг только сейчас, когда из безликой и бесформенной политической фигуры вдруг появился пламенный трибун… Непонятно. Ведь все пребывание в Думе он находился в конфликте интересов — пришел из начальников ЧОПа и лоббировал интересы именно этого бизнеса. И только сейчас спохватились? Беспринципность - питательная среда для экстремизма.

Но сегодня мы втянулись в более серьезный процесс — межнациональное и межконфессиональное противостояние.
Я уже говорил, что зарождение экстремизма начинается тогда, когда на полюсах мировоззренческих подходов появляется дисбаланс. Когда одна точка зрения начинает претендовать на исключительность. Государственники против либералов, западники против славянофилов, протестанты против католиков, шииты против суннитов. Когда в зеркале общественных отношений нарушаются пропорции освещения, когда государственные чиновники забывают о существовании Конституции РФ и начинают играть на одной поляне, теряя зрение и слух.

Один областной милицейский начальник на крупном совещании заявил, что в течение года он закроет все не имеющие отношения к Православной церкви христианские секты. К слову, легальные и зарегистрированные. Признаюсь, если бы я был в прежней по КГБ должности, я бы там же надел на него наручники.

И таких примеров множество. Забыв Конституцию, некоторые начальники в буквальном смысле разжигают и межнациональную, и межконфессиональную рознь. Иначе как провоцированием экстремизма это не назвать. Естественно что СМИ с огромным удовлетворением это тиражируют. И что виноваты СМИ? То вдруг кто-то обещает очистить территорию от приезжих, кто-то - запретить отправление религиозных обрядов… Очистили? Запретили? Чем больше угрожают, тем более явно мы имеем обратный эффект: лезгинка на Красной площади, гонки у Могилы Неизвестного Солдата, стрельба на улице.

Нам давно навязла в зубах теория зарубежных антисоветских центров, которые понимали, что для уничтожения СССР как противника надо сеять межнациональную, межконфессиональную рознь. То есть нарушать баланс отношений. Центров этих уже нет, но есть так называемые начальники на местах, которые, даже не зная этой теории, реализуют ее на практике.
Результат — вчера жили добрые соседи. Сегодня - добрые враги.

Борьба с экстремизмом - это борьба с запущенной болезнью. И причина этой болезни - отсутствие элементарной толерантности, воспитания, мудрости руководителей разных рангов. И конечно, проблемы в работе правоохранительных органов и специальных служб.

Но это уже другая история.

Комментарии (11):

14:12 — 24.10.2012, Сормович

-Описана очень важная проблема. Властью за 20 лет созданы условия, что Россия стала для иностранцев проходным двором, будь то их разведки, бизнесмены, туристы или гастарбайтеры.

-СМИ в большинстве своем лишь раздувают угли. В прессе и ТВ не видно мудрой аналитики. Впрочем, как и по другим важным проблемам строительства и сохранения государства.

-Автор прав, контролировать и разруливать ситуацию должны госорганы, занимавшиеся этой проблемой в прежние годы.


18:50 — 24.10.2012, Куклин Юрий

Не чувствую себя компетентным давать советы по этой проблеме, но вот есть факты, которые заставляют задуматься. Первое - явно усилился терроризм на Северном Кавказе, второе - усилились попытки радикального ислама легализоваться, где и как только можно, третье - в Таджикистане отозвали всех своих студентов, обучавшихся за рубежом в исламских учебных заведениях, и не просто отозвали, а взяли их под контроль. С чего бы это?


11:53 — 26.10.2012, Afonsky

Хорошо, что автор статьи назвал себя жандармом - не постеснялся. Надо бы не только реабилитировать смысл и значение этого слова, но и саму службу жандармерии - противостоявшей терроризму и экстремизму в Рссии. Но это пока ещё сложно: массы "не поймут - слишком долго в них вдалбливали крайне отрицательное мнение о царских жандармах. Даже здесь, на этом сайте, звучало возмущение тем, что на пл. Минина поставили памятник жандарму, хотя прообраз статуи был вовсе не жандармом. Впрочем, можно и возродить - под другим названием - хотя бы того же КГБ. Но разве нынешнее ФСБ с задачей не справляется? Что - чинивники распоясались дальше некуда и управы нет на них, всемогущих?
Эту бы статью да на страницы газеты - побольше бы прочли - стоит того. В целом вопрос поднят очень сложный. Казалось бы, наиболее эффективное средство - по старинке "не пущать" и "не допущать", но, как признаёт Михайлов, это способно только ещё пуще разжечь настроения против и - подпитать то, что мы будем пытаться ликвидировать. А как же тогда? Увещевать? Но и для этого талант нужен - увещевателя, а то ведь и побить могут увещевающего.
На днях газета местного значения вышла, "Кстово" называется. Местного-то местного, но тиражом в 21 тыщу штук. В ней многозначительная статья: "Под "жутким российским игом" и подзаголовок "Правда ли, что Россия - шовинистическая страна?" (Шовинизм - одна из спичек экстремизма, устойчивая ко всяческим угашающим силам). Редакция газеты предвещает, что речь в статье пойдёт о "беспощадном шовинизме" и "вопиющей нетолерантности" по отношению к национальным меньшинствам, якобы существующим в нешей стране. Речь и пошла, разоблачающая этот миф, начиная с царских времён: "народы, вставшие под российское крыло, наше государство всячески старалось не закабалять..." И это совершенно верно - спору нет. Но ведь во всех школах СССР, во всех классах всех союзных республик учащимся упорно и усердно вдалбливали совсем иное: "Царская Россия была тюрьмой народов, которых царские сатрапы и жандармы всячески угнетали и старались извести". И вдолбили. Украинцы и сейчас это повторяют: вы же сами, русские, утверждали много лет, что угнетали нас и содержали, как в тюрьме... Вот нам и зародыш экстремизма даже в наше время. И поди сделай ему аборт: эмбрион уже вырос. На этом же и западные службы играют. Значит, что надо бы делать в первую очередь? Казалось бы - развеять этот зловредный для России миф. Но его поддерживают многие - опять даже на этом сайте, проклиная кровавого царя Николая 2 и всех царей предыдущих... Сами себя запутываем - сами себе создаём великие трудности и сами их пытаемся преодолеть. "Умом Россию не понять".


19:08 — 27.10.2012, Сормович

Афонски: "на этом сайте, проклиная кровавого царя Николая 2 и всех царей предыдущих...".
-Всем знакома фраза: "Все одно сведет на баб".
Афонски, о чем бы ни говорил, "все одно" сведет на плохих коммунистов и хороших царей.

-А ситуация - намного тоньше. Цари стремились "дружить" с жителями присоединяемых земель, в СССР стремились наладить хорошие отношения, Путин стремится "дружить" с Чечней.
Конечно, руководители каждого времени учитывали "градус момента" и в силу своих способностей, желаний, личных выгод что-то делали.


22:43 — 27.10.2012, Afonsky

Сормовичу: осмелюсь обратить ваше высокочтимое внимание на то, что я не называл царей ни хорошими, ни плохими, а напомнил, по сути разговора, то, что кто-то из вас всегда сводит всё "на баб", как это вы и продемонстрировали блестяще только что свое фразой - лягнуть по императору либо к селу, либо к городу, либо ни туда, ни сюда. А коммунист вы - очень хороший. С уважением


12:43 — 28.10.2012, Сормович

Афонски: "А коммунист вы - очень хороший".
-Я не коммунист, Я стараюсь оценивать события беспристрастно.


12:43 — 29.10.2012, Куклин Юрий

Выскажу всё же свою точку зрения на сложные темы, затронутые автором. Может быть, этот аспект кому-нибудь будет полезен. Если кому-то покажутся банальными мои суждения, прошу прощения. Сначала о понятиях, вынесенных в заголовок. Жандармерия, или служба государственной безопасности, является одной из подсистем, обеспечивающих функцию, самосохранения государства, консервативную, защитную функцию. В свою очередь само государство выполняет эту функцию по отношению к обществу, ко всему народу. Но не только по отношению ко всему народу государство выполняет функцию самосохранения, но и по отношению к правящему классу, слою, как хотите. Отсюда следует двойственность и государства, и более узкой службы безопасности, и отношения к ним со стороны общества. В эпизоде с дагестанскими сёлами Степашин действовал совершенно однозначно в интересах всего общества, восстановил разорванные связи этих сёл со всей системой государства и общества (а ведь были силы, которые разорвали эти связи). А вот реакция СМИ тоже однозначно была против интересов всего общества. Ведь по первоначальному замыслу СМИ именно должны обеспечивать информационные связи в обществе, связи между властью и народом, массами. Но в дальнейшем своём развитии выяснилось, что масс-медиа могут быть также средством манипулирования массами со стороны тех сил, которые владеют СМИ. И мы-то сейчас очень хорошо знаем, как иногда, СМИ становятся тем, что точнее назвать СМРАД (средства массовой рекламы, агитации и дезинформации). Почему они так действовали? Дело в том, что слой общества, который призван осуществлять защиту государства от внешних воздействий, именно в силу этой своей функции, имеет связи с внешними силами, и чем прочнее эти связи, тем больше опасность, что его интересы могут совпасть с интересами внешними, но противоречить внутренним. Эта опасность – не только для СМИ, а для всего упомянутого слоя. Примеры вспомните сами.
В случае с «российским фашизмом» СМИ тоже сыграли негативную роль, культивируя отчуждение группы молодёжи от общества. Я думаю, что здесь всё же было не только «увлечение атрибутикой гитлеровской Германии», но и реальное отчуждение социальной природы. То же относится и к «Памяти», и к различным сектам.
Позволю себе не согласиться с автором в оценке причин того, почему у нас не получили развития сектантские движения. Я думаю, как раз наоборот, наш народ верит и в коммунизм (не коммунизм партийных бонз, а как возможность созидания справедливого общества), и в высший разум (в том же понимании). И легализация этих сект ясно раскрыла общественную ограниченность их идей, а тем самым их несправедливость. Думаю, что усиленная агитация за православие окажет ту же медвежью услугу и самому православию. Тут автор прав.
Автор, конечно же, прав и в том, что это беда не только СМИ, но и всей системы. Вопрос в том, способна ли система бороться с отчуждением, с разрывом связей, или нет? Может быть она по природе своей неспособна с ним справиться? По-моему, здесь и ФСБ не поможет, не имея перед собой идеала, то есть идеологии. Прав автор, что при таких условиях сложно бороться с экстремизмом, так как при непределённости идеологической, экстремизм становится также неопределённым, а борьба с ним приобретает форму произвола и тенденциозности. Собственно, это мы и наблюдаем.


10:35 — 07.11.2012, Polyakova

И в самом деле, называть себя жандармом без оглядки на ленинские заморочки - акт мужества. Пока. Хотя я бы стыдилась называть себя чекистом. А вот о жандармах ничего плохого в общем-то сказать не могу. Ну не любили их либералишки да каторжники прожженые, мстили им крупно и мелко, но истина на их жандармов стороне.
А теперь о сути. Не кажется ли Вам. уважемый г-н Михайлов, что вы где-то льете воду на мельницу русофобов, клеймя "русский шовинизм"? Где вы его видели? Скинхеды - по моему это проект врагов России. Так же как и заминированные плакаты с надписями "бей ж...!" у обочины шоссе. Все это делалось и делается для дискредитации действительного русского национального движения, мысли. Это ж понятно всем, кроме "жандармов" из ВЧК. А может угроза стране с другой стороны - неконтролируемой иммиграции, грозящей нам повторением европейских ужасов от лондонско-парижских погромов до акции Брейвика? А может, угроза не в РПЦ, которая по-вашему много на себя берет, а в тех же сектах и особенно в либералистической войне, развяханной против Православия и христианства вообще?


11:00 — 07.11.2012, Куклин Юрий

краузе: " угроза не в РПЦ".
Да разумеется, но в тех её деятелях, которые под предлогом возврата к православным ценностям, пытаются хотя бы частично уничтожить существующую российскую культуру, в одном из последних случаев, например, Нижегородскую консерваторию. Это делается вопреки мнению большинства, если судить, скажем, по опросу телекомпании "Волга". Чем не сектантское поведение?


12:27 — 08.11.2012, Сормович

-Прав Юрий Куклин.
Верхнее руководство РПЦ перегибает в своей кипучей деятельности, увлекшись возвратом строений в ущерб повышению своего авторитета. Георгий набрал бы себе больше очков, если бы оставил притязания на здание консерватории, взамен получив одобрение культурного сообщества Нижнего.


17:26 — 18.11.2012, Санька-комиссар

А если бы Патриарх Тихон, после того, как РПЦ со товарищи спихнули Николая Второго как главу Церкви, начал бы свою деятельность не с предъявления ультиматумов Советскому правительству, да если бы еще Церковь действительно хотела помочь России в голодные годы...
Вот только тогда это была бы не Церковь!

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.