Ну, с праздником!

11:33 — 20.12.2011

Двадцатого декабря традиционно отмечается День сотрудника государственной безопасности. У него непростая история, и потому, может быть, такие яростные споры среди либеральной интеллигенции: а не перенести ли этот праздник на иное, не связанное с ЧК число? Но пока он отмечается 20-го декабря. Обычно в эти дни говорят серьезные слова.

Но, к счастью, и сотрудники КГБ и ФСБ всегда праздник завершают за столом. Вспоминают и драматические моменты, и комичные. Чем дольше празднуем, тем шумнее становится.

И серьезно поздравив всех своих коллег с этим днем, я хочу сразу перейти к «середине праздничного стола», когда души размякли и отогрелись, и рассказать реальную историю...

А был ли пес из Гонолулу?

Между «домом два» - серым зданием КГБ СССР и сороковым гастроном (ныне "Седьмой континент") проходит Фуркасовский переулок. В этом переулке дежурил человек в форме инспектора ГАИ. Это был толстый мужчина, который, как вы понимаете, никакого отношения к ГАИ не имел. Это был наш сотрудник 7-го управления КГБ.

В его задачу входило присматривать за подозрительными посторонними и не пускать на нашу стоянку кого ни попадя. Зимой он надевал овчинный тулуп, отчего становился в два раза толще. Однажды я наблюдал, как он уронил на землю свою полосатую палочку. Нагнуться за ней ему было невозможно. Это как если бы колобок пытался нагнуться. Он и так, и этак, но руки ниже карманов не опускались. Его фигура была отцентрована, как у ваньки-встаньки. Чуть он наклонялся вперед, центр тяжести его отбрасывал резко назад. При этом лицо становилось багровым, а из-под шапки струился пот. Помучавшись так минут десять, он сделал гениальный ход. Он свистком остановил таксиста, жестом попросил выйти из машины, и когда тот протянул ему документы, то показал на лежащий на земле жезл.

Но для меня этот персонаж был не главный. У его ног и зимой, и летом лежал огромный лохматый пес. Густая шерсть сбилась в колтуны так, что определить его масть было нереально. Эти два персонажа были неразлучны. Не помню, чтобы один появлялся без другого. Не было гаишника, не было и пса. И понять, кто кого охраняет было затруднительно. Этого пса знали все сотрудники. Имени у него не было. Пес и все!

Зимой он лежал на крышке канализационного люка. Летом - просто на асфальте. Мы к нему так привыкли, что даже у коменданта здания не возникало мысли его убрать.

Однажды в компании журналистов (женщин) я вспомнил пса. И стал им плести, что это не просто пес, что это спецсобака, выведенная в Гонолулу в спецпитомнике. Что у нее уникальный нюх, способный чуять наркотики на расстоянии ста метров. Что за внешней добротой и макаронной походкой скрывается свирепый нрав, а его челюсти способны перекусить двутавровую балку (благо дамы не знали, что это такое). Что международными конвенциями разведение и использование этих собак запрещено, что на Манхеттене такая псина загрызла группу наркоманов только потому, что в их карманах лежали купюры, через свернутые трубочки из которых те нюхали дорожки.

Чем больше врал, тем больше верили. Чем больше верили, тем больше разыгрывалась фантазия.

Уффффф!
Оказывалось, что в СССР такой пес один. Он был изъят на ветеринарном контроле у транзитного пассажира, летящего из Неаполя в Караганду, что на пса не было документов, что его случайно узнал-опознал местный кинолог, и что таможеники подарили пса сотрудникам КГБ на день ЧК, так как тот просто свирепел от запахов в аэропорту.

Что его приняли с благодарностью и поставили на баланс и довольствие в службе охраны здания на Лубянке. Что с ним может справится только один человек - тот самый гаишник. Что других он просто не подпускает. Что в руках у того не полосатая палочка, а электрошокер, с помощью которого он усмиряет пса, так как тот однажды набросился на наряд милиции, проезжавший мимо.

По глазам я чуял, что мне не просто верят! Они заглатывают наживку до аппендицита. Вот уж верно: «женщины доверчивей, чем люди»...

Короче, себе я доказал, что и мы - чекисты - можем делать сенсации. И способны рожать их без наркоза.

Через пару недель, когда, естественно, я забыл об этом трепе, в столовой услышал разговор коллег.

— Они там совсем охренели, что ли? Вчера смотрю телик и вижу, как какая-то дура несет околесицу про собаку в Фуркасовском...

Я насторожился: что за дура? Что за собака? Я присоединился к разговору. Оказывается, в одной из программ журналистка сделала материал про моего пса. Она сняла его на пленку, рассказала мой бред, и пыталась раскрутить гаишника на его подтверждение. Тот, по ее мнению, включал дурака, и от пса всячески открещивался. Знать ничего не знаю! Непривыкший к публичности, прапорщик прятал лицо от камеры, отмахивался полосатой палочкой... Он был так растерян от внимания прессы, что невооруженным взглядом было видно, что все, что касается пса - особо охраняемая тайна.

И она, эта журналистка, - красавица, спортсменка и комсомолка - виртуозно раскрыла эту тайну, разгадала. Она, конечно, не упустила упомянуть, что проговорись Гаишник, и у него один путь - под трибунал. Эта дура (о чем я догадывался ранее) взяла комментарий у какого-то собачника, который сообщил, что это не просто дворняга, а смесь собаки динго и сенбернара. Что таких в России две!!! Одна в Москве, а вторая в Козельске... Идиот!

Короче, бред полный... Признаюсь, мне стало не по себе. Моя покойная мать говорила: «язык кормит, язык в голову долбит!»

Бедный пес! Думал ли он, лежа на крышке канализационного люка, что наутро проснется знаменитым? Что слава придет нежданно-негаданно, как похмелье безответственного человека.

Когда я под благовидным предлогом отсмотрел материал, отсутствие волос на голове стало особенно заметным. Три последних непокорных волоса встали торчком! Остатки совести сжигали, простите за тавтологию, без остатка. Я позвонил обманутой женщине. Я умолял простить! Я умолял забыть, что между нами было. Что это неправда, что я был пьян. Что я готов на отступное, что ей я могу выдать настоящую тайну. Но она была неприступна. Она отвергала мои просьбы, бросала трубку и еще больше убеждала себя, что это правда.

У нее наступила ложная беременность сенсацией.

Я честно пытался признаться ее руководству, но... Оно отводило глаза, намекая, что слово не воробей: вылетит - посадят. Мне обещали даже под пытками не сдавать своего конфиденциального источника. Мне не верили. А верили ей! И чем дальше, тем больше! Эта доверчивая дура получила премию за лучший репортаж. Ее наградили грамотой, ее ставили в пример.

Признать мои запоздалые "извинения" было выше ее сил. Да и оснований было маловато. Она была убеждена, что это не я всё сам рассказал, а это она подпоила чекиста, выведала как на полиграфе... она как истый журналист, обаянием своих чар, даже без секса, выведала то, что составляло государственную тайну. Она сама! Да-да, сама!!! Родила сенсацию.

Я был в отчаянии: продать тайну и без секса!

Молодой пиарщик спецслужб сел в лужу. К собаке потянулись журналисты. Обалдевший прапорщик в тулупе в Фуркасовском ничего не понимал. Он гнал пса валенком в галоше, но тот возвращался назад на крышку канализационного люка. Нейтралитет между ними стал напрягаться, перерастая в холодную войну. Бомжи несли собаке сосиски, отгоняя от них теперь уже гаишника. Опера откровенно ржали. Все кончилось неожиданно: пес пропал. Это еще более усугубило ситуацию. Мне звонили из редакций: куда дели собаку? Куда он делся - не знал никто. Вскоре поменяли и прапорщика. То ли сам попросился, то ли начальство убрало его от греха, но ходили слухи, что пса украли...

Пущенный мной бумеранг вернулся на базу.

Я сегодня сам начал сомневаться: а был ли пес из Гонолулу?

И рассказав вам эту историю, я хочу поздравить всех, кто в этот день мерзнет на пограничном посту, кто допоздна решает задачи по обеспечению мира и спокойствия в наших домах, кто редко бывает дома и не видит своих детей, потому что в горах Чечни выкуривает бандитов из схронов.

Низко кланяюсь ветеранам которые подарили нам Победу!

Мира и счастья в ваших домах!

Честь имею!

Генерал-майор контрразведки,

Ваш Александр Михайлов.

Комментарии (5):

21:12 — 20.12.2011, Afonsky

Поздравляю уважаемого тов. генерал-майора Александра Михайлова с его профпраздником и спасибо за рассказ. С удовольствием прочитал.
У меня повесть есть: "Ваня Грозный". Её главный герой очень внешне похож на того Пса - не тот ли самый, сбежавший от греха подальше аж на Кавказ - допекли?.. Ну очень похож. Правда, тот был кавказец.


10:19 — 21.12.2011, Еремин

На днях видел передачу где выступал ветеран контрразведки.
Так вот он сказал, что СМЕРШ занимался не только ликвидацией шпионов и диверсантов, но и перебежчиками, выходящими из окружения, а также военнопленными. Однако репрессивных мер в СМЕРШе не было. Этим занимался кто-то другой. Так ли это?


10:58 — 27.12.2011, Александр Михайлов

У СМЕРШа были широкие полномочия. И фильтрация выходящих из окружения была в их компетенции. Проверяли всех: как попал в окружение, как вышел... За трусость и самострелы отдавали под трибунал. Да и пристрелить за паникерские настроения во время боевых действий могли... Особенно после издани я приказа 227. Это же война! И в СМЕРШЕ тоже служили разные люди. И порядочные и не очень.... Из нашего далека многое видится иначе.
Лет 10 назад были опубликованы материалы НКВД о Сталинградской битве. Признаюсь мне было не по себе... Там столько всего было. И высочайший патриотизм и мужество и предательство, трусость и измена. И все это было на плечах СМЕРШа. Карали со всей пролетарской ненавистью.


11:11 — 27.12.2011, Еремин

Все таки последнее слово за трибуналом было.
Ну а заградотряды тоже СМЕРШ, или НКВД, или ещё кто были?


12:47 — 27.12.2011, Александр Михайлов

СМЕРШ это оперативное подразделение. Заградотряды - войска НКВД. У НКВД были такие войска.В 1941 году в отктябре Москву защищали 2 дивизии НКВД... Войска НКВД осуществляли все операции по выселению народов (калмыков, чечен, ингушей и пр.)
Что касается трибунала, то у него был маленький люфт по наказаниям. Расстрел или штрафбат (для офицеров), штрафные роты (для рядовых)...

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.