Легенда о младшем почтальоне

08:51 — 12.12.2011

Давно это было. Во времена тоталитаризма и разных социальных экспериментов, связанных с сервисом. Но речь не об этом.

На Лубянке готовились к проведению серии обысков. И, как положено, накануне собрали всех участников: прокуроров, следователей, оперов. Разбили всех на оперативные группы, раздали постановления на производство обыска, время начала операции определили — 7 часов утра.
Зима была снежная, кругом заносы. А один наш коллега в Одинцово жил. Короче, приезжает он на вокзал в семь тридцать и голову ломает: куда ехать? На Лубянку приедешь — по башке за опоздание получишь, в адрес ехать... Словом, принял он волевое решение ехать в адрес.

А объект в тот день был забулдыга редкий, хоть и человек серьезный. Он всю ночь пил и лег спать только около пяти утра. В общем, спит, а тут звонок.

А в это время на Лубянке суматоха. Не помню, что случилось, но бригада еще и не выезжала. То ли печать забыли, то ли фамилию в постановлении перепутали... Короче, все бегают, ругаются.
А наш опоздавший уже на кнопку звонка давит. Через несколько минут в двери появляется небритая со следами «сабельных шрамов от подушки» рожа.

— Наши здесь? — брякнул оторопевший опер. И тут же понял что «наших» нет. Форс-мажор полный. И отступать некуда. Хорошо, что «рожа» с перепоя вопрос не понял.

— Ты кто? — спрашивает он. А сам не поймет на том ли он свете или на этом.

— Почтальон, — по классической схеме отвечает опер.

— Проходи.

Вошел опер в квартиру и сразу на кухню. Сел на табуреточку и сидит, соображая, что делать. А «рожа» прямо из-под крана воду хлещет. Трубы горят.

Попил, полегчало.

— Ты кто? — снова спрашивает он.

— Почтальон, — держится легенды опер. Уходить нельзя, к телефону подпускать тоже, короче «всех впускать, никого не выпускать».

— А что надо?

— Телеграмма вам.

— Так давай, — протягивает руку.

— Я — младший почтальон. У нас новая форма обслуживания: сначала младший почтальон приходит, предупреждает клиента, потом старший телеграмму приносит.

— А-а, вот что! — не понять «роже» замысла стратегического. — Ну что ж, будем ждать.

А сам снова воду хлещет. Сидят, чай пьют, разговоры разговаривают. А наш-то и где почта местная не знает. Прямо обмирает весь. Клиенту, правда, не до почты и не до телеграммы: плохо ему. Да и оперу не лучше, но по другой причине.

И только к клиенту сознание стало возвращаться — звонок в дверь.

— А вот и твой старший пожаловал, — обрадовалась «рожа». Но телеграмму он уже в другом месте получал. Дверь открыл, а там прокурор и два понятых.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.