Россия – звучит красиво. Часть 2

10:07 — 21.02.2017

Я — русский.

Я не думал о том, хорошо это или плохо, я не стремился доказывать какую-то свою исключительность или уникальность. Но когда на меня периодически льются потоки искренних или фальшивых слёз, оплакивающих несчастную судьбу России и русского, страдающих всю свою историю и жизнь, во мне растёт внутренний протест и руки тянутся к книжкам. Доказать всем плакальщикам, что это не так. Что у России отличная судьба по всем историческим меркам. Что у русского народа первоклассный послужной список. Что испытаний и бед у нас было не больше, чем у прочих больших и известных народов, а преступлений — так явно меньше. И что русский народ не какой-то забитый и несчастный лузер, а фантастически успешный, предприимчивый и удачливый творец истории. Собственной истории и многих других вокруг. Это приходится доказывать, потому что многие отечественные историки и журналисты до сих пор склонны к чрезмерной рефлексии и мазохизму, выпячивая всё плохое и затушёвывая все хорошее в России, и поступая ровно наоборот с полюбившимися им зарубежными примерами.

* * *

Тут я сделаю небольшое отступление и сошлюсь на мнение известного современного историка и публициста Александра Горянина, исследовавшего вопрос куда более тщательно и скрупулёзно, нежели я. И вот он пишет, «что у нашего отечества достаточно благополучная судьба. В ней случались, конечно, и тяжелые полосы, но какой народ избежал их? Зато Русь-Россия знала поразительно долгие, по мировым меркам, периоды спокойствия и стабильности.

Ничто не предвещало двенадцать веков назад, что малочисленный юный народ, поселившийся в густых лесах дальней оконечности тогдашней ойкумены — хоть и в благодатном краю, но страшно далеко от существовавших уже не одну тысячу лет очагов цивилизаций — что этот незаметный среди десятков других народ ждет великая участь. Наши предки оказались упорны и удачливы. Куда делись скифы, сарматы, хазары? Были времена, когда они подавали куда больше надежд. Где обры, половцы, печенеги, берендеи?… История всегда была безумно жестокой; милосердие к малым, слабым и проигравшим — изобретение новейшее и еще не вполне привившееся.

В жизни нашей страны не было периода, который давал бы нам повод краснеть и тушеваться. Даже в годы ордынского ига русские ушкуйники не раз громили земли Орды. Наши предки, двигаясь посолонь, дошли до Тихого океана, завоевав беспримерные пространства не столько оружием, сколько плугом, и их сага еще не написана. Страшный ХХ век был в нашей стране свидетелем не только временной победы коммунизма, но и поразительного сопротивления ему, и оно… ещё дождется своего летописца».

* * *


Периодически поминают «монголо-татарское иго», поломавшее, якобы, всю русскую историю, сформировавшее «рабскую» психологию и многовековую отсталость от Запада. «Триста лет под татарами» и в культуру проникло, и в бытовое сознание, и в политический лексикон, и используется уже на автомате, как не требующее доказательств.

Но уже в бытность моей учёбы на истфаке «иго» брали в кавычки, и про триста лет рабства не говорил никто и нигде. Для альтернативно одарённых, и не умеющих пользоваться даже калькулятором, сообщаю: срок этого «ига», даже взятый в максимальном допущении от 1242 до 1480 г., составляет 238 лет. В реальности же гораздо меньше. И считать надо с 60-х ХIII века, когда ордынские власти стали взимать дань, по конец XIV века, когда после многолетней гражданской войны, поражений от Дмитрия Донского и Тамерлана Золотая Орда ослабла, развалилась и перестала так контролировать ситуацию на Руси, как в предыдущие сто лет.

Уже с начала ХV века московские князья выплачивали дань весьма нерегулярно и вопросы престолонаследия решали без оглядки на ханскую ставку. Фактически «иго» продержалось полтора столетия, а потом выродилось в обычные набеги степных грабителей, как половцы с печенегами до и ногаи с башкирами после. Те же полтора столетия монголы оккупировали Китай, на порядок более многолюдный и богатый, чем Русь, и оккупировали намного более жёстко и плотно, заселившись в столице и лично руководя провинциями. Потом Китай на триста лет захватила маньчжурская династия — можно ли на этом основании говорить о «рабской психологии и вековом отставании»? Сейчас Китай в тройке лидеров мира.

* * *

У каждого большого народа бывают периоды упадка и разлада, когда он уязвим перед внешним вторжением. Русские в этом смысле не уникальны и даже куда более удачливы, по сравнению с другими. Индию завоёвывали, начиная с Александра Македонского, все кому не лень — арабы, моголы, англичане. Индусы всех пережили, перемололи и развиваются сейчас не хуже прочих. Персию захватывали и арабы, и монголы, и захватывали надолго, на несколько столетий. Те же арабы пятьсот лет властвовали в Испании — сильно ли это сказалось на её отсталости? Только что завершившая реконкисту Испания, открывает Новый Свет и захватывает гигантские колонии, опережая куда более «передовую» Англию, которая потом, впопыхах, вынуждена была навёрстывать упущенное.

Хватит уже талдычить о «монголо-татарском иге» и придавать ему такое большое значение в нашей истории; с тем же успехом (и куда большем основанием) можно рассуждать о «норманнском иге» в Англии и Сицилии, «османском» на Балканах и Ближнем Востоке, «английском» в Америке и Австралии, «французском» в Африке и Индокитае. Холить и лелеять древние обиды — удел несчастных и убогих; русские к таким точно не относятся.

«Врага можно простить, но предварительно его нужно уничтожить», — любил говорить Сталин. Заменим «уничтожить» на менее кровожадное «победить» и вот вам формула успеха. У русских нет проблем ни с татарами, ни с монголами, потому что русские победили и тех, и других, обойдясь без типично британских или тевтонских геноцида и оккупаций, и устроившись в совместном бытии в одной стране.

Да, хорошего в период Золотой Орды было немного, и горели города, и русских рабов отправляли до самого до Китая. То же самое, впрочем, творилось и в других частях средневекового мира. С другой стороны, часть Киевской Руси, оккупированная Польшей и Литвой, была вынуждена принять унию и, фактически, католичество. Золотая Орда, даже после исламского переворота хана Узбека, на православие не покушалась, а сестра этого хана, Кончака, вышла замуж за князя Юрия Московского, перейдя в православие и приняв имя Агафья. Нетипичные отношения между оккупантами и оккупированными, не так ли?!

Русские князья и бояре служили в ставке золотоордынского хана, ордынские беки и мурзы переходили на службу русским князьям — обычная средневековая система вассалитета и сюзеренитета. Татары, вместе с русскими, бились бок о бок на Куликовом поле, татары, вместе с русскими, брали Казань и освобождали Москву от поляков. Было? Было, с этим не поспоришь.

* * *

Чтобы не повторяться, предоставим опять слово Александру Горянину:

«В Россию, а до того — в русские княжества, стремились всегда. Родословные пестрят записями вроде: «Огаревы — русский дворянский род, от мурзы Кутлу-Мамета, выехавшего в 1241 году из Орды к Александру Невскому»; «Челищевы — от Вильгельма (правнука курфюрста Люнебургского), прибывшего на Русь в 1237 году»; «Хвостовы — от маркграфа Бассавола из Пруссии, выехавшего в 1267 г. к великому князю московскому Даниилу»; «Мячковы — от Олбуга, «сродника Тевризского царя», выехавшего к Дмитрию Донскому в 1369 г.«; „Елагины — от Вицентия, „из цесарского шляхетства“, прибывшего в 1340 г. из Рима в Москву, к князю Симеону Гордому“ и так до бесконечности.

Во времена ордынского ига (ига, читатель!) иностранцы идут на службу к князьям побежденной, казалось бы, Руси. Идут „от влахов“, „от латинов“, „от ляхов“, „от литвы“, „от чехов“, „от свеев“, „из Угорской земли“, „из немец“, „из Царьграда“ и, что поразительно, из Орды. Переселения простых людей не отразились в „бархатных книгах“, но несомненны. С XI века в Киеве, Новгороде, Владимире известны поселения армян и грузин, в Москве уже в XV веке были греческая и польская (Панская) слободы, в XVII возникла грузинская, не переводились персияне, турки и „бухарцы“ (в седьмой главе „Евгения Онегина“ последние названы среди постоянных московских персонажей). В русские пределы сознательно переселялись целые народы: между 1607 и 1657 переселились из китайской Джунгарии калмыки, а после русско-турецкой войны 1806–1812 переселились гагаузы. Вслед за Столбовским миром с Швецией на русские земли устремляются „из-под шведов“ водь, ижора и карелы. И уже почти не в счет (а собственно, почему?) сотни тысяч „чиркасов запорожских“ — по-нынешнему, украинцев, бежавших из Сечи на российские земли, начиная с 1638. Во все достатистические века в Русь-Россию непрерывно вливались народные струйки с Балкан, Кавказа, из Персии, придунайских земель, Крыма, Бухары, германских княжеств, из Литвы, не говоря уже о славянских землях. Имей мы родословные древа, уходящие вглубь веков, почти каждый нашел бы кого-то из этих людей среди своих предков.

Появление, с XVIII века, статистики позволяет называть уже почти точные цифры. Скажем, число немцев, въехавших в Россию при Екатерине II, чуть не дотянуло до ста тысяч, а за 87 лет между 1828 и 1915 к нам вселилось, ни много, ни мало, 4,2 млн иностранцев, больше всего из Германии (1,5 млн чел.) и Австро-Венгрии (0,8 млн). Вообразите число их потомков сегодня! К началу Мировой войны 1914 года Россия была вторым, после США, центром иммиграции в мире — впереди Канады, Аргентины, Бразилии, Австралии. В Россию переселялись греки, румыны, албанцы („арнауты“), болгары, венгры, македонцы, хорваты, сербы, черногорцы, галицийские и буковинские украинцы, чехи, словаки, все те же немцы, китайцы, корейцы, персы, турецкие армяне, ассирийцы (айсоры), курды, ближневосточные арабы-христиане. Вне статистики остались переселявшиеся в собственно Россию жители ее окраин — прибалтийских и кавказских губерний, русского Туркестана, Бухарского эмирата, Великого княжества Финляндского, поляки и литовцы Царства Польского».

* * *

В плохое место люди не едут, не так ли? Да, в ХХ веке Россия пережила тяжёлые времена, и в последние десятилетия больше народу потеряла, чем приобрела. Но тяжёлые времена, как уже приходилось говорить, бывают у всех, а сильные народы имеют свойство восстанавливаться и возрождаться. Так что жалостливые сопли о «несчастном русском народе» оставим нытикам и провокаторам, а сами засучим рукава и разобьём ещё один вредный и липкий миф — о «тысячелетнем крепостном праве и бесправии». В следующий раз.

Теги: Общество

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.