Разными путями

15:19 — 28.06.2013

К концу июня обычно наступает пора новостного анабиоза. Политики тоже люди, и все основные ньюсмейкеры разъезжаются в отпуск, оставляя журналистов на голодном информационном пайке. Но не в этот раз. В этом году лето, кажется, будет насыщенным. И на громкие события, и на важные новости. Будет о чем поговорить, будет о чем и подумать. По крайней мере, тем, кто не свалил на дачу или на курорт.

Две новости появились в один и тот же день на лентах информагентств. Совет Федерации РФ одобрил закон об административной ответственности с максимальным штрафом до 1 млн рублей за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений среди детей, в том числе через СМИ, интернет и вирусную рекламу. Теперь закон осталось подписать только президенту. Это новость первая.

Новость вторая. Верховный суд США признал федеральный закон, определяющий брак как союз между мужчиной и женщиной, не соответствующим Конституции. Таким образом, на всей территории США гомосексуальные браки уравнены в правах с гетеросексуальными. Еще одна страна в мире легализовала гей-браки.

Новость из США сопровождали любопытные подробности. Оказывается, в суд обратилась 83-летняя жительница Нью-Йорка Эди Уиндзор, в 2007 году заключившая брак с Теей Кларой Спайер. Когда в 2009 году госпожа Спайер умерла, власти отказали её супруге в предоставлении льгот. Госпожа Уиндзор прошла все судебные инстанции и дошла до Верховного суда. Теперь жалоба старушки удовлетворена и справедливость восторжествовала.

Я пишу это без всякого сарказма. Я действительно считаю, что это справедливость. Каждый народ заслуживает то правительство (власть в целом), которое признает законным и согласен подчиняться его указаниям. Если американцы считают свой суд самым справедливым судом в мире, значит, им ничего не остается, как признать его решение законным и подчиниться ему. И считать отныне, что брак и семья это не союз между мужчиной и женщиной, а союз между двумя людьми без разницы пола и вообще без какой-либо разницы. Они этого хотели. Они это получили.

Мы в России относимся к своей власти, как ни странно, отнюдь без такого же пиетета, как американцы к своей. Но ее инициативы, направленные на противодействие гей-пропаганде, у нас, по-моему, лежат в русле общественного тренда и, с моей точки зрения, одобряются обществом так же, как решение американских властей — американским обществом. Пожалуй, в России власть даже более чутка к народному волеизъявлению, чем в нынешних демократических странах Запада. Во Франции против недавней легализации гей-браков выходили без преувеличения миллионные демонстрации. Власть оставила их без внимания. Если бы то же самое произошло в России, нашу власть обругали бы тиранической, антинародной, воззвали бы к помощи Страсбурга и Брюсселя и пообещали бы ей скорый крах. На французские антиправительственные демонстрации внимания не обратили.

Верховный суд США легализовал гей-браки пятью голосами против четырех. Четверо судей высказались против. Если бы в России принципиально важное решение принималось бы с таким незначительным перевесом, оппозиция бы немедленно заявила о фальсификации и потребовала бы пересчета голосов. Плохо это или хорошо, но в России ни власть, ни оппозиция, ни аполитизированные граждане не могут до сих пор отдать приоритет форме над содержанием. И если какое-то решение по форме абсолютно законно, а по существу — идиотизм, то его как идиотизм и будут воспринимать и обходить всеми возможными способами, невзирая на закон.

На Западе так уже не могут. На Западе закон есть закон, и если что-то считается законным, то это априори считается и правильным, и естественным, и абсолютно нормальным. Пока закона не было, гомосексуальные браки могли считаться ненормальным явлением. Сейчас закон (ну, или решение Верховного суда) есть, и гомосексуальный брак уже не может считаться явлением ненормальным. Как бы к этому не относились те, кто с этим не согласен, и сколько бы их ни было: половина, две трети или девять десятых. Есть законное решение, оно подлежит исполнению. Всё.

Мы часто — и справедливо — ругаем наши неудобочитаемые и вовсе неисполняемые законы за их корявость и непродуманность. Теперь оказывается, что это не только наша беда, а проблема законодателей всего мира. На актуальной сейчас гомосексуальной тематике это проявляется особенно рельефно.

Люди придумывают термины и определения не просто так. Человеческий язык до сих пор довольно скуден по сравнению с невероятным разнообразием наблюдаемого мира, и дать определение каждой вещи, каждому явлению, каждому состоянию или процессу — дело не из легких. Для чего же еще и усложнять его, меняя произвольно смысл давно сложившихся исторически устойчивых терминов?! Расширяя понятие брака до союза между людьми обоего пола, мы ломаем сложившуюся лингвистическую конструкцию, а с ней и социальную. Но биологию (а верующие люди сказали бы, что и Бога) не обмануть. Мужчина и женщина не станут более равны, если запретить ребенку называть их «мама» и «папа». Белые не станут неграми, если изъять из употребления слово «раса». Калеки не станут видеть или ходить, если деликатно называть их «людьми с ограниченными возможностями». И два мужика никак не станут семьей, какие бы подписи и штампы ни стояли в их «свидетельстве о браке».

Зачем пытаться уничтожить или нивелировать всё богатство и разнообразие мира, пытаясь под одно определение подогнать совершенно разные вещи и явления? В угоду мнимой толерантности и равноправию ломается ясность и четкость мышления. Наверное, свинья тоже по-своему обижается, когда ее зовут свиньей, а не тигром. Но простая логика подсказывает, что два разных животных не могут называться одинаково. И разница между ними не исчезнет, если поменять им названия или дать одно на двоих. Появится только путаница. Странно, но наши всеми ругаемые законодатели понимают это, кажется, лучше, чем многие их зарубежные коллеги. Потому и движемся мы разными путями, из которых примитивизация сознания и окружающего мира — явно не наш путь.

Комментарии (5):

21:55 — 29.06.2013, Куклин Юрий

И очень хорошо, если мы не будем следовать по пути расчеловечивания за другими, хотя и у нас хватает агитаторов за толерантность - этот духовный СПИД. Национальный иммунитет, независимость страны, её самостоятельность и идентичность - противоречат толерантности


16:24 — 30.06.2013, Сормович

Ларин: "Расширяя понятие брака до союза между людьми обоего пола, мы ломаем сложившуюся лингвистическую конструкцию, а с ней и социальную."
-Алексей, я думаю, вы, написав "мы", применили нехороший прием нехороших журналистов, любящих писать от имени всех. Ведь вы же не подразумеваете в своем тексте себя. Вместо "мы ломаем" уместнее написать "те, кто ломает".

Ларин: "Странно, но наши всеми ругаемые законодатели понимают это, кажется, лучше, чем многие их зарубежные коллеги. "
Думаю, "наши" законодатели так понимают сегодня. Но, к сожалению, нет уверенности, что так будут понимать и принимать завтра.

-Хороший очерк.


22:11 — 02.07.2013, Петр - НН

Важнее тем не было?


22:43 — 03.07.2013, Afonsky

Согласен с Балакиным. Утренние выпуски новостей ТВ начинаются словами: "Самое главное на сегодняшний день". И пошло: того задержали за взятку, там упал вертолёт, тут гомосексуалисты взбунтовались... Это - для России самое главное...


07:59 — 04.07.2013, Куклин Юрий

О главном надо ещё написать так, чтобы поняли, что это - главное. Но и это не всё. Надо так написанное опубликовать, чтобы прочли те, от кого зависит изменение положения дел. А им это надо? Они и так в шоколаде, зачем им этот... геморрой.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.