Очень тихо об очень важном

01:29 — 26.05.2016

В среду 25 мая произошло очень важное событие. И нет, речь не об обмене наводчицы Савченко на Ерофеева и Александрова, о чем все уши прожужжали вчера ТВ и Интернет. За всей этой свистопляской происходили действительно серьёзные дела, о которых публично было сказано крайне скупо и неохотно, словно из боязни сглазить. Но те, кто всё же отвлёкся на минуту от Савченко, могли обратить внимание на закрытое заседание в Кремле. И удивиться: почему закрытое? Ведь заседал не Совет Безопасности, а всего лишь президиум Экономического совета — что там было закрывать?!

Очевидно, было что. Нет, там не звучали какие-то сверхсекретные данные о состоянии экономики, о которых широкой общественности не следует знать — судя по скупым утечкам. Там всего лишь обсуждали концепции развития страны на ближайшие десятилетия. И, видимо, Путин специально закрыл это заседание для прессы, чтобы участники могли высказываться свободно и без обиняков. И, видимо, было высказано немало такого, что дало президенту обильную пищу для размышления. Но не для комментариев. Пока что.

Президент с самого начала обозначил параметры дискуссии. По его словам, «резервы и ресурсы, которые в начале двухтысячных двигали нашу экономику вперёд, не работают так, как прежде… Сам по себе экономический рост не возобновится… Сегодня предлагаю начать с источников роста российской экономики на ближайшие десять лет». Предлагая присутствующим высказываться, президент попросил «максимально уйти от идеологических предпочтений, не замыкаться в рамках тех или иных теоретических концепций и построений, а руководствоваться прагматическими подходами, сосредоточиться на выработке реалистичных и объективных решений… Любые идеи и инициативы должны выдвигаться вместе с практическими механизмами их реализации, которые будем рассматривать и которые в будущем должны лечь в основу программных документов органов государственной власти». И, главное, подчеркнул президент, «никакой монополии на истину в экономической дискуссии быть не должно».

Вот с этого места поподробнее. Кому было адресовано предупреждение президента о недопустимости монополии на истину в экономической дискуссии? Вряд ли членам своего правительства. Собрав совет, президент одним этим показал, что недоволен ни работой, ни планами правительства, которое ни хрена не делает, и не знает, что делать для экономического роста. Будь президент доволен правительством, ему не пришлось бы собирать людей с разными программами и идеями по выходу из кризиса и запуску экономического роста.

За вычетом правительства в лице премьера Медведева и ряда вице-премьеров и министров экономического блока, на президиуме совета присутствовали такие видные представители либеральной школы, как экс-министр финансов Кудрин, глава Сбербанка Греф, ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов и их оппоненты из Столыпинского клуба — советник президента Сергей Глазьев, бизнес-омбудсмен Борис Титов при поддержке представителей реального сектора в лице главы Торгово-промышленной палаты РФ Сергея Катырина, главы «Опоры России» Александра Калинина, президента «Деловой России» Алексея Репика и главы РСПП Александра Шохина.

По большому счету, дискуссия шла между группой Кудрина-Кузьминова с одной стороны и группой Глазьева-Титова с другой. Остальные, так или иначе, примыкали к тем или другим. Промышленники поддерживали «столыпинцев» Глазьева с Титовым, требовавших, в частности, поддержки реального сектора за счет масштабной эмиссии; либералы, правительственные и неправительственные, горой стояли за Кудрина, видящего главную панацею в структурных реформах и сокращении госрасходов. Большая же часть правительства стояла за то, чтобы оставить всё как есть и потихонечку двигаться вперёд, латая прорехи там и тут и надеясь на отмену санкций, получение кредитов и повышение нефтяных цен.

Очевидно уже, что третий путь президента не устраивает. И основная борьба пойдет между условными либералами, предлагающими воспользоваться для выхода из кризиса рецептами 90-х годов и условными консерваторами (не зря же Столыпинский клуб!), настаивающих не на сокращении расходов и денежной массы в экономике, а на её расширении. «Инфляционные» возражения Кудрина и его сторонников купируются отсылками к многочисленным примерам запуска мощного экономического роста масштабными денежными вливаниями. Разумеется, точечными; речь не идёт о банальном повышении зарплат и пенсий.

В обоих программах и направлениях масса всяких деталей и нюансов, но главное, в чем они расходятся, так это в способах и конечных целях. Кудрин предлагает вновь всем начать экономить и жить по средствам, что означает сжатие и сокращение, и рост ВВП максимум 4% и то лишь через несколько лет. Глазьев с Титовым убеждают, что надо, напротив, стимулировать экономику, увеличив расходы, денежную массу, инвестиции, и тогда вырастут не только доходы бюджета, но и ВВП. И не на 2–4%, а на 7–8%. Но возможно это лишь при смене и сломе либеральной парадигмы, господствующей ныне в правительстве и ЦБ.

Нынешние руководители правительства и ЦБ на это не пойдут. И не потому даже, что не хотят, а потому, что не могут. Они просто не представляет себе, как можно работать по-другому. Они находится в тисках тех самых «идеологических предпочтений и теоретических концепций» от которых призвал «максимальной уйти» президент. Они не уйдут.

А Путин? Сможет ли он уйти из тисков идеологической концепции и экономической модели, навязываемой Кудриным и его сторонниками в России последние полтора десятилетия? Что ж, то, что он пригласил высказаться их противников, показывает, по крайней мере, что он недоволен текущей ситуацией и теми, кто к этой ситуации привел. То, что он обошелся без комментариев по итогам совета, показывает, что президент в раздумьях. То, что он анонсировал на площадке этого совета дальнейшие обсуждения и дискуссии о путях выхода из кризиса, демонстрирует, что Путин готов рассмотреть разные варианты. И вполне возможно, что через несколько месяцев, к президентским выборам или сразу после них, Россию ждёт реальная смена целой экономической модели

А вы говорите: Савченко, Савченко. Вот где по-настоящему интересные вещи происходят — на президиуме Экономического совета. Пусть и узнаём мы о происходящем лишь по обрывочным слухам и случайным (или неслучайным!) утечкам.

Комментарии (1):

19:08 — 26.05.2016, Куклин Юрий

Согласен с автором, что эта тема интереснее и важнее для России, чем то, что происходит с истеричной бандеровкой-убийцей

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.