О потере здравого смысла

07:59 — 08.06.2016

Как политкорректность и борьба с расизмом убивают художественную цельность и историческую достоверность.

Представьте себе такую ситуацию. Вы пришли в театр на классическую версию шекспировского «Отелло», в которой простодушного мавра — сюрприз! — играет чистокровный ариец, белый блондин с голубыми глазами. После разрыва мозгов и шаблонов, какие первые мысли пришли бы вам в голову? «Надо же, какая оригинальная идея!» или «Что за чертовщина, какого хрена здесь происходит?!»

Вообще говоря, мавр — не негр. Во времена Шекспира и действия его пьесы маврами называли мусульман Испании и Северной Африки — в основном берберов и арабов, хотя было среди них и немало настоящих негров. В ряде классических постановок и экранизаций Отелло именно негр, хотя, повторяю, по шекспировским канонам ему достаточно было бы лишь выделяться среди окружающих более смуглой кожей и вероисповеданием. Но выделяться — в этом вся суть. Будь ревнивый супруг Дездемоны обычным белокожим венецианцем, история была бы другая и пьеса была бы о другом. Подчеркнутое национальное, религиозное или расовое отличие героев художественных произведений составляет изрядную, если не центральную, суть этих произведений (как в «Венецианском купце» того же Шекспира). Изменить её, значит, изменить и всё произведение, лишить его художественной достоверности и авторского замысла, что вполне можно приравнять к вандализму, такому же как разбивание памятников и сожжение картин.

Именно этим вандализмом и занимаются современные авторы, режиссеры и постановщики, в угоду политкорректности и борьбы с расовой дискриминацией назначающие на роли заведомо белых персонажей темнокожих артистов. Билли Ди Уилльямс в роли Харви Дента в «Бэтмене», Идрис Элба в роли Хеймдалля в «Торе», Морган Фримен в роли Рэда в «Побеге из Шоушенка» — актеры, играющие изначально белых персонажей.

Но это ладно, это всё ещё не самые показательные случаи. На подходе совсем уж полные разрывы шаблонов, не вписывающиеся вообще ни в какие рамки — ни художественного смысла, ни логики, ни исторической достоверности. Темнокожих артистов собираются пригласить на главные роли в экранизации эпической «Тёмной башни» Стивена Кинга (Стрелок), бондиане (Джеймс Бонд), поттериане (Гермиона Грейнджер).

В последнем случае речь идёт о театральной постановке «Гарри Поттер и Проклятое дитя», премьера которой состоится в лондонском театре Palace 30 июля. Действие происходит через 19 лет после финала последней на данный момент, седьмой книги «Гарри Поттер и Дары смерти», а речь в ней будет идти о неких проблемах прошлого, с которыми борется сотрудник Министерства магии Поттер и его сын Альбус. И всё бы ничего, но фанаты поттерианы немного ошалели, узнав, что на роль Гермионы Грейнджер приглашена чернокожая актриса Нома Думезвени. Разрыв шаблонов оказался настолько болезненным, что фанаты обругали не только режиссера и спектакль, но и поссорились с самой Джоан Роулинг, которая защищала выбор актрисы и, в конце концов, обозвала недовольных критиков «кучкой расистов и идиотов».

Вот тут, конечно, Роулинг погорячилась. Да, она напоминала, что нигде не указывала на цвет кожи своей героини, но в первой же книге она описывала Гермиону, как девочку с «густыми каштановыми волосами» — а много вы знаете темнокожих девочек с натуральными каштановыми волосами? Гермиона в книгах Роулинг периодически то «краснеет», то «бледнеет», что тоже не вполне типично для темнокожей. В книгах поттерианы Роулинг всегда специально подчёркивает негроидный тип внешности, говоря о таких персонажах, как Ли Джонсон, Анжелина Джонсон или Кингсли Бруствер — о темнокожести Гермионы она не упоминала нигде ни единым намёком. Да и вообще актёров на главные роли в первых фильмах утверждали с согласия Роулинг, и она вполне согласилась с белой Эммой Уотсон в роли белой Гермионы Грейнджер. А теперь обзывает «расистами» тех, кто требует банального следования ею же самой созданному каноническому образу. Это как понимать?

Может быть, Роулинг нравится актриса Думезвени, может быть, она согласилась с режиссёром, что таким образом визуально подчеркивается магловское происхождение Гермионы (грязнокровка — на языке Пожирателей смерти), может быть ещё что-то — здравый смысл то зачем терять? Зачем разрушать художественную цельность персонажа и произведения, вполне уже отложившуюся в культуре, архетипе и сознании поклонников? Безрукая Венера Милосская — следствие разгильдяйства, нашедших и отвечающих за её перевозку людей, изувечивших бесценный и завершенный шедевр. Развалившийся Колизей — следствие времени и небрежности римских властей. Переделанный в мечеть Собор Святой Софии в Константинополе, захваченном турками — следствие целенаправленной идеологической политики. И всё это — разрушение шедевров, искажение или порча первоначального законченного художественного произведения. Вандализм, по своей сути.

Этот же вандализм совершают постановщики и режиссёры, когда в угоду политической конъюнктуры, общественных настроений или собственных предпочтений меняют авторский замысел в ключевых местах, превращая его, подчас, в свою противоположность. Мёртвые гении с этим ничего поделать уже не могут. Плохие или неизвестные вещи можно и переделать. Но когда живой автор соглашается с таким извращением своего вполне известного и почти канонического произведения — это уже что-то за гранью. Политкорректность оборачивается в свою противоположность, становится авторитарной догмой и навязывает свои шаблоны уже не только в сознании общества, но и в культуре, логике и здравом смысле, попирая и отрицая и то, и другое, и третье. Неужели с расизмом нельзя бороться иначе, как только уродуя всё это?!

Комментарии (1):

18:48 — 08.06.2016, Куклин Юрий

Не с расизмом борются, конечно, а со здравым смыслом и истиной. Хаотизация на марше, индифферентность, толерантность, утрата иммунитета, а "для дурака не нужен нож, ему с три короба наврёшь - и делай с ним, что хошь".

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.