Долг Родине

11:48 — 09.06.2010

Долг Родине предложено отдавать деньгами. Именно такое предложение поступило в Госдуму в виде законопроекта от депутата фракции ЛДПР Максима Рохмистрова. Чтобы получить законное основание избежать службы в армии, нужно будет заплатить в казну 1 миллион рублей. И всё. Долгов перед Родиной у тебя не будет. Носить автомат и сапоги тебя никто не заставит. По закону. Официально.

 

Невыносимая легкость бытия

 

Главное достоинство этого предложения - его потрясающая легкость и удобство исполнения. В самом деле, чего скрывать? По старой доброй традиции депутат от ЛДПР предложил сделать явным и официальным то, что тайно и неофициально давно практикуется и так, и причем настолько тайно, что знает об этом вся страна, за исключением, может быть, соответствующих компетентных органов. Господин Рохмистров, как ни странно, и сам служивший в армии, и сына отдавший в кадетское училище, предложил принять закон, официально разрешающий откупаться от армии.

 

Логика его проста и удобопонятна. Сейчас и так все, кто может, откупаются от армии. Легко. Без малейших затруднений. Единственное возможное затруднение связано с поиском «нужного» человека, который поставит нужную подпись и печать. Если такой человек найден или уже известен, остается передать ему нужную сумму, и – вуаля! – еще один юноша свободен от службы. Злостных уклонистов от службы в армии в стране не меньше, чем злостных алиментщиков, и, однако, за последними охотятся и взыскивают долги столь ревностно, что даже за границу не пускают, если что-то там где-то не погашено. А первым достаточно уплатить мзду один раз, и они свободны на всю жизнь.

 

С точки зрения ЛДПР, это явный непорядок. И ладно бы Родина лишалась честных солдат – не впервой ей, перебьется. Но ведь и казна лишается огромных денег, уплывающих в личные карманы военкомовских врачей и начальников. Точные суммы годового оборота подобных сделок, естественно, неизвестны, но, по приблизительным оценкам экспертов, речь идет о сотнях миллионов рублей. Так почему бы эти миллионы официально не задекларировать и не оприходовать в бюджете? Выгода налицо. Во-первых, призывник, а точнее, его родители получают возможность официально избежать того, чего они раньше избегали неофициально, и тем самым вместо правонарушения совершить одобряемый законом акт. Меньше преступников в стране - стало быть, чище совесть и меньше работы у правоохранительных органов.

 

Во-вторых, это нанесет весьма ощутимый удар по коррупции, что весьма удачно вписывается в рамки объявленной президентом борьбы с этим злом. Деньги выйдут из тени, попадут в официальный оборот, лягут на официальные счета, с них будут платиться официальные налоги. Еще один шаг к цивилизованному государству.

 

В-третьих, бюджет получит деньги. Деньги, столь остро необходимые сейчас армии. На перевооружение, на закупку квартир и жилья для офицеров, на зарплату контрактникам. На полученный миллион от официального уклониста можно в течение года содержать двух-трех контрактников, или орудийный расчет, или военных инженеров, или еще что-нибудь в этом роде, нужное и полезное. Всем хорошо, все довольны, всё легко и очень удобно. Выгода очевидна, минусы минимальны. Да, что там, на первый взгляд, минусов вообще нет.

 

Обманчивая ретроспектива

 

Но это именно, что на первый взгляд. На первый взгляд простое, удобное и очевидное решение, далеко не всегда является правильным на второй взгляд. Более того, очевидно легкое решение, как правило, всегда оказывается неверным. Особенно в государственных делах.

 

Очень легко и просто было бы не платить государственных пенсий. А что? С какой стати? Пусть человек сам, лично, откладывает из своей зарплаты на старость лет, пусть ему помогают дети, родственники, доброхоты. Нынешние пенсии берутся из налогов, в том числе и моих личных. С какой стати я должен содержать чужих стариков? С какой стати государство, пренебрегая настоятельными сиюминутными задачами, вроде строительства дорог или укрепления обороноспособности, должно тратить колоссальные средства на содержание бесполезных пенсионеров? Проще отказаться от этой обременительной обязанности и махнуть на них рукой – небось не пропадут и протестовать не выйдут.

 

Так было бы проще и легче. Но правильнее ли? Наверное, никому не нужно доказывать, что функции государства отнюдь не предполагают поиск наиболее легких решений. Государство должно выполнять свои функции теми способами, которые представляются наиболее реальными в каждый текущий момент. Но речь идет о выборе именно способов, а никак не функций, от которых государство никто никогда не освобождал и освободившись от которых оно перестает быть государством. Можно было выбирать, каким именно способом лучше защитить Южную Осетию от грузинского вторжения, но не могло быть и речи о выборе между «защищать» или «не защищать». Не защищать, конечно, проще. И дешевле. И всем удобнее. Но защищать – правильней. Потому что государство должно выполнять свои функции, в том числе и по исполнению обязательств. В противном случае, повторяю, оно перестает быть государством.

 

Можно спорить о том, на какое именно направление медицины нужно больше потратить денег – на онкологию или сердечно-сосудистые заболевания. Не может быть спора о том, что государство обязано содержать общедоступную медицину. Можно спорить о ставке подоходного налога. Не может быть спора о том, что все должны платить налоги. Можно спорить о социальном равенстве или неравенстве. Не может быть спора о том, что все равны перед законом.

 

Между тем, предложенный законопроект о замене воинской службы денежным отчислением как раз и предполагает узаконить политическое и юридическое неравенство граждан. Оно и так существует, это очевидно. Но теперь его предполагается УЗАКОНИТЬ! Это очень существенная разница.

 

Если совсем по-простому, это шаг к построению сословного государства. Не демократического, где все, в принципе, равны перед законом и у всех, в идеале, равные права и обязанности, а сословного, где у разных социальных слоев разные права и обязанности. Верхи общества отдают свои долги перед государством деньгами, низы – кровью. Забавно, но в прежних сословных государствах, Российской империи например, все было ровно наоборот. Дворяне не платили налогов. Зато были обязаны служить, в том числе, и в первую очередь, в армии. Купцы, мещане, инородцы вообще не служили, но обязаны были платить налоги. С крестьянства собирали хлеб и рекрутов, по два-три человека с деревни, и обычно брали неженатого парня из многодетной семьи. Были еще казаки. Те тоже налогов не платили и хлеб не давали, но были обязаны выставлять определенное количество войск за собственный счет. Так каждое сословие в империи выполняло свои, только ему присущие обязанности и имело свои, только ему присущие права. И что же, нам теперь предлагается вернуть этот принцип?

 

Дело не в том, плох он или хорош. Дело в том, что он категорически несовместим с заявленным курсом на демократическое и правовое государство. А еще он несовместим с нынешней тягой к восстановлению социальной справедливости. И уж совсем он несовместим с базовыми интересами государства, в том числе интересами безопасности.

 

Путь к катастрофе

 

Конечно, сторонники законопроекта апеллируют к международному опыту, указывают, что денежная замена воинской службы практикуется в Греции, Болгарии, Грузии, Киргизии, Монголии. Резонный контрдовод – и что? Сильно великие армии у этих стран? Большие и славные победы они одерживали в последние годы? Международный опыт говорит скорее против данной идеи. Самые мощные и боеспособные армии современности формируются либо полностью на призывной основе, либо вместе (но не вместо!) с контрактным принципом, но уж никак не на сословном принципе. Призыв существует в США, в Израиле, в Иране, в Китае. В Израиле, например, находящемся в состоянии перманентной войны, служить обязаны все граждане без исключения, в том числе и девушки. Эта всеобщая воинская повинность сплачивает дух маленького, но невероятно боеспособного на сегодняшний день народа, находящегося в тотальном враждебном окружении. Нет надобности доказывать, насколько повышается общий боевой потенциал страны и народа, где все граждане знают, как пользоваться оружием, и умеют им пользоваться. Нет надобности объяснять, что такое армейское, а паче того, боевое, фронтовое братство и какое влияние оно оказывает на единство страны. Единство СССР держалось не в последнюю, а может быть, даже и в первую очередь на фронтовом братстве ветеранов самых разных народов, плечом к плечу сражавшихся на фронтах Великой Отечественной войны. Как только ветераны ушли на пенсию и перестали быть реальным фактором в реальной политике, нарушилось единство страны и СССР распался. Так что невозможно не учитывать силу эффекта армейской дружбы и боевого единства.

 

А что нам предлагают теперь? Нам предлагают не единение, а новый раскол. Нам предлагают армию, не объединяющую страну и народ, а разъединяющую его еще больше. Пропасть между верхами и низами общества станет еще больше. Рекрут в царской России видел, что его барин идет в бой так же, как и он, и так же гибнет от вражеских сабель и пуль, и даже еще чаще, потому что офицеры-дворяне всегда находились на острие атаки. Это его примиряло с барином и до поры до времени сохраняло единство армии и народа. Рекрут нынешней России видит, что его правящие верхи отсиживаются в своих особняках и кабинетах и откупают своих сынков от армейской службы, трудов и крови. И что должен думать такой рекрут, и какие чувства он должен испытывать по отношению к власти и стране? Какие угодно, но вряд ли это будут чувства солидарности и единства. И если сейчас солдаты еще могут утешаться тем, что хотя бы правовое и моральное превосходство на их стороне, потому что «откосившие» есть, по сути, дезертиры, нарушившие закон, и трусы, пренебрегшие воинской обязанностью, то когда «косить» станет можно по закону, они и этого своего превосходства лишатся. Угадайте с трех раз, будет ли такая армия, набранная фактически по рекрутскому набору из низших слоев населения, защищать такую страну с такой правящей элитой?! И не воскликнут ли они вслед за Маяковским: «Вам ли, любящим баб да блюда, жизнь отдавать в угоду?! Я лучше в баре бл…м буду подавать ананасную воду!»

 

P.S. Есть, правда, шанс, что этот законопроект, как почти и все законопроекты ЛДПР, будет завернут в парламенте. Да, скорее всего, и будет завернут.

Комментарии (2):

20:46 — 17.06.2010, Afonsky

Думаю, что плевать хотели в нашей верхотуре на наше мнение - так же, как и на страну.


20:47 — 17.06.2010, Afonsky

Думаю, что в нашей верхотуре плевать хотели на наше мнение, как и на страну.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.