Страсти на Страстной.

19:34 — 31.03.2010

 Символично, все-таки, что последние московские и дагестанские теракты прогремели на Страстной неделе. Не очень понятно, чего рассчитывали добиться таким совпадением и эффектом организаторы терактов, но если они таким манером решили продемонстрировать обществу его уязвимость и беззащитность, посеять панику и раздор, короче говоря, раскачать общественную и политическую ситуацию в стране, то с выбором момента для подобных действий они явно дали маху. Никогда еще наше общество не было таким собранным, спокойным и сосредоточенным, как на этой Страстной неделе. На последней неделе Великого поста, на неделе, напоминающей о крестных муках Господа Бога нашего Иисуса Христа, страна словно почувствовала, как нелепы и малодушны были бы сентиментальные сопли и вопли, и истеричные обвинения, и взаимные попреки. Страстная неделя вновь дала повод вспомнить, что есть в этом мире место и беде, и страданию, и трагедии. И есть место битве со всем злом, что обступает нас в этом мире, обступает постоянно, а не только на Страстной неделе. Просто на Страстной неделе прямой бой со злом принял наш Господь Бог Иисус Христос. Принял - и проиграл. Так казалось. Так многим казалось тогда. Так многим кажется и сейчас. И они также дали маху.

 

Террористы уже облажались с выбором места своей акции. Ну, конечно же, как символично - Лубянка. Вот только зря они это сделали. Теперь «органавты» землю носом рыть будут, но найдут всех причастных к этому теракту, и я даже представить себе не могу, что они с ними сделают за свой нынешний позор. Во всяком случае, простым расстрелом дело вряд ли ограничится.

 

Но облажались террористы не только с местом, но и со временем своей акции. Хоть и не так уж много в России воцерковленных христиан, но они есть, и это сейчас одна из самых активных консорций нашего общества. Которая тоже, иначе как прямым оскорблением и вызовом, не может считать эти теракты, устроенные на Страстной неделе. Вот только для них эони повод не для растерянности и уныния, а, напротив, для собранности, сосредоточенности и боевой готовности. В которой они и так пребывали весь Великий пост, а на Страстной неделе эта собранность и боеготовность и вовсе находятся на своем пике. Христиане переживают страсти Христовы, на фоне которых и воспринимаются все прочие страсти и неприятности нашего мира. И настроение, и отношение к ним, в естественной синергии, одно и то же - за пострадавших в терактах люди молятся как за пострадавшего Бога. И сколько бы ни было терактов и преступлений, и как бы ни торжествовало зло поначалу, христиане знают - отчаиваться нельзя. Потому что в конце Страстной недели - Воскресение. Когда зло и смерть были повержены. Когда мертвый Бог восстал из могилы, и дал шанс на такое же воскресение всем уверовавшим в него.

 

Это не значит, конечно, что зло и беда просто так уйдут из нашей жизни. Это значит всего лишь, что они не всемогущи, и что есть в мире сила, способная справиться со злом, и бедой, и страданием, и террором. И текущая Страстная неделя самый отличный повод вспомнить о такой силе и присоединиться к ней.      

По теме:

Возвращение террора

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.