Теория и практика демократии.

03:01 — 21.10.2009

         Большинство россиян считают, что в стране нет демократии и независимого суда, и что их голос ничего не значит, но менять ничего не хотят. Об этом свидетельствуют результаты последнего опроса, проведенного «Левада-центром». Лишь 2% его участников ответили утвердительно на вопрос: «В состоянии ли вы влиять на происходящее в стране?». 94% признали, что их мнение не имеет значения. При этом число тех, кто считает, что России нужна демократия, упало до самой низкой отметки за последние пять лет, и составило 57%. 26% демократии не хотят, а 17% колеблются. На вопрос, нуждается ли российский народ в «твердой руке», 43% ответили «да», 30% - «иногда», и лишь 17% не хотят ее ни при каких условиях.

         Таковы факты. Конечно, их можно оспорить, сославшись на известный афоризм, что, мол, есть ложь, есть наглая ложь, и есть статистика. Их можно поставить под сомнение, указав на некорректность вопросов и на тенденциозную выборку. Их можно вообще не заметить, презрительно отвергнув, как фактор, в политике вовсе не существенный. Всё можно.

Но стоит ли? Ведь это довольно обычный социологический опрос, регулярно проводимый «Левада-центром», да и не только им. И можно, конечно, спорить, о конкретных цифрах и данных, но тенденция, как представляется, угадана вполне верно. Несколько напрягает лишь сила этой тенденции, но здесь уже дело вкуса и добросовестности социологов и опросчиков «Левада-центра». Приходится верить им на слово и делать соответствующие выводы.

Выводы же эти могут быть двоякого характера. Те, кто считает, что демократия - это хорошо, и демократический строй со всеми его атрибутами, безусловно, осчастливил бы Россию, выводы из последнего опроса «Левада-центра» могут делать самые неутешительные и заказывать пепел на свою голову в промышленных масштабах. Те же, кому демократия представляется достижением весьма сомнительного характера, и уж, во всяком случае, явно непригодным для России, могут праздновать свой бенефис и заказывать в промышленном масштабе уже не пепел, а ящики шампанского.

Представляется, однако, так, что и те, и другие несколько поспешат со своими выводами и исполнением намерений, буде даже они у них и наблюдаются. Что ж, 94% граждан России считает, что их мнение не играет никакой роли для власти и никакого влияния на происходящее в стране они не имеют. Это много, ничего не скажешь. Но вот другая цифра несколько дисгармонирует с первой. 57% граждан полагает, что демократия России нужна. Много это или мало, вопрос спорный, мы его здесь обсуждать не будем. Важно то, что количество тех, кто считает, что демократии в России нет, несколько не совпадает с количеством тех, кто полагает, что демократия России не нужна. И если в число первых можно записать практически всё население, с поправкой на статистическую погрешность, то количество вторых составляет лишь четверть от оного населения - 26%. Четверть населения страны демократию не хотят, и, очевидно, вполне удовлетворены тем, что их желание совпадает с наблюдаемой действительностью. Но 57% граждан в демократии еще не разуверились, и, наверняка, не в восторге от нынешнего состояния дел, каковое оно полагают весьма далеким от свого идеала.

Итак, более половины населения страны признается, что нынешняя политическая система не совпадает с их чаяниями и идеалами. Эта самая половина полагает, что демократия в России была бы весьма кстати, но трезво признает, что никакого подобия оной демократии ныне не наблюдается. «Обозначено в меню, а в натуре нету». Стоит ли ожидать, что оные граждане, недовольные отсутствием искомого и желаемого, в конце концов, возмутятся и потребуют представить им чаемую демократию в натуре? Проще говоря, стоит ли в ближайшей перспективе ожидать в России некое подобие новой демократической, «оранжевой», революции?

Ответ: нет, не стоит. Дело в том, что в опросе фигурирует еще одна красноречивая цифра, в совокупности со всеми остальными приводящая к парадоксальному выводу. «Твердой руки» в стране на постоянной основе у нас, оказывается, жаждет 43% населения. 30% граждан полагают, что «твердая рука» в стране иногда весьма полезна, но на постоянное её доминирование они все же не согласны. И лишь 17% населения категорически и при любых условиях против «твердой руки». Вот эти 17% и есть по-настоящему недовольные нынешним положением дел в стране, потенциальные смутьяны и бунтовщики. Прочие же, полагающие демократию любезной своему сердцу и подходящей своему отечеству, здраво рассуждают, что «твердая рука» демократии отнюдь не противоречит, если, конечно, под «твердой рукой» понимать сильную личность, обеспечивающую своим правлением стабильность, порядок и законность в стране. Этим людям не нужно разъяснять, что такое демократия. Они и сами прекрасно знают, что демократия - это власть народа. Причем, как ни печально, не всего народа, что весьма труднореализуемо на практике, а большинства народа, каковое большинство определяется в ходе голосования. Консенсус - это, конечно, замечательно, но на практике, вещь практически недостижимая. Поэтому приходится голосованием или каким-либо иным способом определять волю большинства народа, и осуществлять политику именно на её основе, а не на призывах и мнениях отдельных частных лиц, сколь бы умными и дельными они ни были. И если большинство народа полагает, что демократия России нужна, но на деле её нет, то это проблема, и решать её так или иначе все равно придется. Но если то же большинство уверено, что «твердая рука» для России есть благо, притом нимало не дисгармонирующее с демократическим строем, то к этому мнению так же придется прислушиваться, в том числе и тем 17%, кто категорически не приемлет само понятие «твердой руки», и наверняка причисляет себя к истинным демократам.

Так вот, если они действительно демократы, то им придется прислушаться к мнению большинства, и даже, как бы противно им это ни было, подчиниться ему. В этом и заключается суть возлюбленной ими демократии. Победившее на выборах большинство проводит свою политику, которой меньшинство, даже если оно с ней не согласно, обязано повиноваться. Если же проигравшее меньшинство полагает, что реализация политики большинства есть диктатура, произвол и вообще беспредел, то это уже не демократия, а в чистом виде индифферентный релятивизм, при котором лишь собственное мнение объявляется истинным и имеющим право на существование, а все остальные ложными и подлежащими искоренению. Это есть авторитаризм, а вовсе никакая не демократия.

Получается, что демократия, как выражение воли большинства в России, как ни странно, присутствует в полном объеме. Мы не обсуждаем сейчас, плохо это или хорошо, мы обсуждаем это, как факт. И тот факт, что большинство из голосующих на выборах голосует за партию власти; тот факт, что большинство, по всем опросам, одобряет деятельность президента и премьер-министра; тот факт, что большинство совершенно индифферентно относится ко всяким акциям протеста и митингам несогласных; все это доказывает, что большинство устраивает нынешняя ситуация, что бы они ни писали в анкетах и не говорили опросчикам.  Потому что настоящее недовольство проявляется не на словах, настоящее недовольство проявляется на деле. Вот как раз дела-то, показывающего, что число активно недовольных граждан превысило критическую массу, не наблюдается. Несмотря на все усилия немногочисленных оппозиционеров.

Придется им, чтобы не впасть в ересь и предательство собственных убеждений, признать, что демократическое большинство в России не на их стороне. Что это самое большинство свой выбор сделало, и сделало в пользу людей, которых в нынешней оппозиции принято именовать авторитарными диктаторами. Если большинство не восстает против власти оных «диктаторов», значит, выбор им сделан вполне осознанно и воля выражена вполне демократически. Не признавать это - означает отрицать идеалы собственно демократии.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.