Шах и мат.

22:10 — 15.03.2012

Короткая шахматная партия с участием группы Pussy Riot и Русской православной церкви закончилась яростным эндшпилем. Безотносительно дальнейшего развития событий Русской православной церкви поставлен шах и мат. По крайней мере, в этой конкретной партии. И ведь нельзя сказать, что Церковь так уж жаждала принять участие в этой игре. Так-то сказать, это было последнее, чего она могла пожелать. Никто, однако, её желания или согласия не спрашивал. Игра была навязана, игра была поставлена таким образом, что не принять в ней участия не было никакой возможности. И даже отказ от игры был предусмотрен правилами этой игры, и очевидным образом приравнивался к поражению. Партия для Церкви была безнадежна; это было очевидно с самого начала. Если бы Церковь проигнорировала выходку Pussy Riot в Храме Христа Спасителя, если бы закрыла глаза, если бы не обратила внимания, тут же пошли бы разговоры о беззубости, о бессилии и беспомощности православных христиан, растерянно и безвольно взирающих на хамское осквернение своего главного Храма. О безвольной мягкотелости христиан, в сравнении, скажем, с теми же мусульманами, не поминает сейчас только ленивый, и оставив без внимания пошлую выходку Pussy Riot православные только подали бы еще один повод к подобным разговорам. И, надо думать, не только разговорам. Демонстративно пропустив демонстративную же атаку в главном Храме страны, Русская православная церковь вольно или невольно показала бы, что она вовсе не против продолжения подобных акций в любом другом дорогом для православных месте, с любым другим святым для православных символом. Отметив отсутствие реакции на подобные акции, все сочувствующие Pussy Riot и им подобным сочли бы, что и им все сойдет с рук, и схожие мероприятия продолжились бы и умножились. И Церковь, вместо того, чтобы быть камнем, на котором Христос основывал Новый Завет, превратилась бы в маловразумительный кисель, годный лишь для того, чтобы размазывать его по тарелке. Перспектива ни для кого не приятная, а уж для Русской православной церкви, претендующую на ведущую идеологическую и социальную роль в стране вовсе неприемлемая. Так что, хочешь, не хочешь, а реагировать было надо. В любом случае. Фокус в том, что любой шаг в этом направлении с той же непреложностью вел к шаху и мату. Хороших решений просто не было. Ведь как реагировать? Ограничиться словесным осуждением? Это все равно, что вовсе не отреагировать. Для участниц «панк-молебна» и им сочувствующим осуждение из уст священников звучало бы пустым сотрясением воздуха – глупо, смешно и лицемерно. Словесное осуждение, да хоть бы и отлучение от Церкви, не имеет никакого значения для тех, кто не считает себя принадлежащим к Церкви, и уж, во всяком случае, никоим образом бы их не остановило. Так что практическая ценность одного словесного осуждения без подкрепления иными, более существенными санкциями, равнялась бы нулю. Но реально ощутимые санкции Церковь, на людей, не причисляющих себя к оной, не имеет права накладывать. Оные санкции – административные или уголовные – имеет право накладывать только государство, только административные ведомства – полиция, прокуратора, суд. И, естественно, стоило только соответствующим ведомствам взяться за выполнение своих прямых обязанностей – сиречь, сыскать, изловить и наказать правонарушителей, как тут же поднялись негодующие крики о сращивании Церкви с государством, о превращении священноначальников просто в начальников, и образовании из Патриархата очередного отдела кремлевской администрации. Таким вот, нехитрым маневром, Церкви были приписаны репрессивные функции и намерения государства на том лишь только основании, что правоохранительные органы в кои-то веки занялись своими прямыми обязанностями – ловлей и осуждением правонарушителей. Вот так, этим дешевым балаганным перфомансом, Церкви был поставлен шах и мат. Хороших решений не было; любое ответное действие (или бездействие) приводило к массовому недовольству той или иной стороны. Прояви Церковь благодушие и невнимание, вознегодовали бы активные христиане, ревнители благочестия. Прояви Церковь строгость и последовательность в отстаивании своих ценностей, и она нарывалась на гнев прогрессивной общественности, убежденной, что участниц Pussy Riot судят не столько за выступление в Храме Христа Спасителя, сколько за выступление против Путина. И тут уже бесполезно говорить, что Pussy Riot уже выступали против Путина, неоднократно, в том числе и на Лобном месте Красной площади, и всегда отделывались либо изумленным шоком растерянных горожан, либо незначительным штрафом. Бесполезно доказывать, что состав преступления все же имеется, ибо как бы отреагировала прогрессивная общественность на осквернение неонацистами еврейских могил или синагоги объяснять не надо. Бесполезно взывать к справедливости и рассудительности, ибо стоило единороссу Андрею Исаеву пошутить в Твиттере, что, дескать, «ряды оппозиции жидеют», как тут же на него обрушилась волна оскорбленных чувств толерантной общественности, не желающей признавать, что бывают еще у кого-то оскорбленные чувства кроме них самих. Бесполезно объяснять, что суда еще не было, к чему приговорят участниц Pussy Riot неизвестно, и нечего ломиться в открытую дверь и обвинять Церковь и государство в ненависти и преследовании инакомыслящих, когда вполне еще возможен либо условный, либо вообще оправдательный приговор. Все это бессмысленно и бесполезно; Церковь эту партию, не ею затеянную, проиграла. В информационном плане точно. Теперь: оправдают участниц Pussy Riot или спустят дело на тормозах – Церковь слаба и беззуба. Доведут дело до конца, до суда и осуждения – Церковь жестока и мстительна, репрессивна и коррупционна, и прочая, и прочая, и прочая. Урон репутации и падение влияния обеспечено в любом случае, Русской православной церкви не позавидуешь. P.S. Единственно возможным выходом было бы от лица Церкви убедить девушек покаяться и признать, что были неправы. И отпустить. Но это настолько фантастический сценарий, что можно его не рассматривать.

Комментарии (2):

16:59 — 19.03.2012, Polyakova

Алексей, вы как всегда пишете в литературном смысле хорошо. Но по сути с вами не соглашусь категорически. В чем это шах, мат, а? Вы сами себе и противоречите, говоря. что как бы ни поступила РПЦ, ее обвинят. А кто обвинит? Враги? Помните, как Путин говорил, что резульатты выборов объявили фальшивыми до их начала. Так и здесь. "Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать". Так, кто обвинят? Я, мои друзья обвинять не собираемся. Мы этих отмозков презираем, а тех, кто за ними стоит считаем врагами России и всех нас, включая и вас. С кем Вы, талантливый публицист Алексей Ларин? А может направить свой аналитический дар на разгадку: кто стоит за Пасси Рио? А? А РПЦ делает свое доброе дело - духовно окормляет народ русский. Патриарха Кирилла считаю высшим моральным авторитетом. Деятельность РПЦ в целом считаю наиполезнейшей для моего народа, страны, где русские - стержень. Вставай, страна огромная, чтобы оборониться от врагов Христовых!


17:11 — 19.03.2012, Скептик

Автор солидаризуется с ультралибералами, тактическая цель которых - обеспечить безнаказанность стерв, которых использовали для большой политической провокации. Весь антигосударственынй агитпроп сегодня работает на то, чтобы сделать этих баб невинными хохмачками. Если это им сойдет с рук, то у кукловодов и дальше не будет недостатка в исполнителях. А надо просто поступить по закону. И учитывая важность ПРЕЦЕДЕНТА, общественную опасность содеянного, судить за разжигание религиозной розни, а не за мелкое хулиганство. Уверен, случись такое в мечети или синагоге, поступили бы так. (Под натиском мировой прессы). Я - за национально-религиозное равноправие! Миллионы русских следят, как поступит государство.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.