От бревенчатой избы до музея-заповедника

16:00 — 19.06.2010

Ирина Никитина

От бревенчатой избы до музея-заповедника

От бревенчатой избы до музея-заповедника

16:00 — 19.06.2010

Ирина Никитина

В этом году, 3 октября, исполнится 115 лет со дня рождения Сергея Есенина, а в июле - 45 лет Государственному музею-заповеднику поэта в селе Константиново. Весной Нижний Новгород посетили основатель и первый директор этого музея Владимир Исаевич Астахов, а также актер, писатель, лауреат всероссийских конкурсов артистов-чтецов Василий Алексеевич Соболев. Приехали они в наш город по приглашению А. В. Пасина - создателя уникального музея С. А. Есенина в Нижегородской государственной сельскохозяйственной академии. После вечера в НГСХА, посвященного великому русскому поэту, состоялась встреча с гостями с рязанской земли. Вспомнить о ней захотелось именно сейчас, потому что сегодня, 17 июня, исполняется 75 лет человеку, который всю свою жизнь посвятил и всю свою безмерную любовь к Сергею Есенину вложил в увековечивание его памяти. По крупицам собирал Владимир Исаевич Астахов материалы, экспонаты и вещи для музея на родине поэта, объездил массу городов и весей, встречался со многими людьми, знавшими Есенина. Тридцать лет руководил Астахов музеем-заповедником в Константинове, а сейчас является его почетным научным сотрудником и главным консультантом.

Иная судьба

После смерти Сергея Александровича Есенина потянулись в село Константиново поклонники его творчества. Добирались они туда чаще всего пешком. Мать поэта Татьяна Федоровна Есенина, а затем его сестры Александра Александровна и Екатерина Александровна встречали многочисленных гостей в есенинском доме, и появилось там в заведенных тетрадях для отзывов множество записей с пожеланиями открыть в Константинове музей поэта. Лишь 40 лет спустя после кончины поэта, 28 июля 1965 года, было принято постановление правительства об увековечивании памяти Сергея Есенина на его родине. 2 октября 1965 года там был открыт мемориальный дом-музей поэта как филиал Рязанского областного краеведческого музея, который со временем превратился в крупнейший музейный комплекс.

- Владимир Исаевич, с чего началось ваше увлечение творчеством Сергея Есенина?

- Родом я из есенинских мест, по образованию - учитель. С творчеством Есенина меня познакомил, когда я учился в девятом классе, маленький человек в кожаной куртке, от которого пахло бензином. Он как политически неблагонадежный был сослан в наши места из Ленинграда и работал шофером в совхозе. Этот человек узнал, что я пишу стихи (они были опубликованы в районной газете), и как-то спросил меня, а знаю ли я что-нибудь о Есенине. Я не знал о поэте ровным счетом ничего.

- Даже живя рядом с селом Константиново, где родился Есенин?

- В то время он был запрещенным автором, его не печатали и в школе не проходили. Вы не представляете, сколько было проблем в 1954 году, когда решался вопрос об установлении дощечки памяти на доме-усадьбе Есениных! Решился этот вопрос только потому, что председателем сельсовета был Есенин-Копытин, знал поэта и редактор районной газеты Шишков, у которого в покровителях значился известный писатель, редактор «Литературной газеты» Чайковский. Он по сути и спас Шишкова, которого чуть из партии не исключили, отделался строгим выговором. Повесили-таки дощечку. Какой резонанс был!

- А на дощечке: «Здесь жил великий русский поэт...»

- Какое там великий? Просто: «Здесь жил поэт Сергей Есенин». В доме том тогда еще жила мать поэта Татьяна Федоровна, а сестры его жили в Москве, но иногда приезжали на родину.

- Как же вы стали первым директором дома-музея Сергея Есенина?

- Все чисто случайно произошло. Я окончил Коломенский педагогический институт и уже стал любить профессию преподавателя русского языка и литературы. Преподавал в родном селе Пощупово. Это очень старинное и красивое село на берегу Оки, где находится Иоанно-Богословский монастырь. Неожиданно узнал, уже увлекшись творчеством Есенина, что воспитанники земской школы, которую поэт закончил с похвальным листом, обязаны были ходить в этот монастырь, чтобы проникнуться его атмосферой и потом изложить свои впечатления в сочинениях. Значит, и Есенин в детстве бывал в тех местах!.. А потом (я никогда даже не думал об этом) приезжаю однажды после отпуска, после того, как побегал по горам Крыма, и встречает меня поэт Александр Николаевич Архипов. «Слушайка, - говорит, - тебя судьба ожидает иная. Бросай ты учительство, открывается музей Есенина! Давай беги в Союз писателей, будем рекомендовать тебя первым директором этого музея». И тут такое началось! Я едва дожил и выдержал, чтобы собрать все, что осталось от есенинской усадьбы.

- Настолько все оказалось запущенным и расхищенным?

- Солженицын в свое время написал: непонятно, как в таком месте, где все было искорежено, родился такой великий поэт. Насколько же велика была сила таланта, чтобы он мог появиться даже в Константинове. Другое дело, что искорежено-то многое, если не все, было в годы советской власти. Искал, скажем, местный председатель колхоза кирпич для строительства фермы в Константинове. Так приглянулась ему колокольня метров под семьдесят. Никто не мог ее разрушить. Тогда согласился на это кряжистый мужик Горбунов, друг Есенина. Он запросил бутылку водки и закуску на каждый день работы и пообещал завалить колокольню. Ударили по рукам. Горбунов сделал подкоп под колокольню, заполнил его дубовыми чурбаками, пропитанными горюче-смазочными материалами, и поджег... Как загудела, как рухнула колокольня, аж дома подпрыгнули, как рассказывали мне впоследствии местные жители. И случилось все это в 1953 году.

Памятная встреча

- Владимир Исаевич, в вашей жизни, наверное, много памятных встреч произошло?

- Помню первую свою встречу с матерью Сергея Александровича. Случилось это после выпускного вечера в школе. Было тогда застолье, и мы впервые вкусили это благо - вино. Одноклассники решили продолжить, а я с другом отправился в село Константиново в надежде застать там Татьяну Федоровну. Шли мы той самой дорогой, по которой много раз с детских лет ходил Есенин. Одну лощину прошли - рожь стоит колышется, жаворонки поют. Прошли другую - роскошь, природа, воспетая поэтом! Вошли в Кузьминское - унылая череда изб под соломенной кровлей, только три ветлы встретили, и ни одной березы. Сразу поразил контраст между природой и жильем человеческим. В Константиново пришли под утро следующего дня. Постучали. «Заходите, заходите, - сказала Татьяна Федоровна. - К Есенину что ли пришли? К нему многие ходят». Поразили тогда нас ее живые глаза и энергия, а было ей около 78 лет.

- Что рассказала или показала вам Татьяна Федоровна?

- «Что здесь можно увидеть? - произнесла она. - Вот сундучок, с которым Сергей в Москву поехал. Да вот еще часы, которые при нем были. А больше ничего нет». Мы представились и немного рассказали о себе. «Ребята, вы пишете стихи, - оживилась мать поэта, - а у меня есть книги Сергея. (В 1951 году были изданы сборники стихов Есенина. - В. А.). У меня всего четыре книги, четыре, и я могла бы вам их продать: 4 рубля 50 копеек сборник, а я уж 50 копеек набрасываю. Так что по 5 рублей за книгу. Деньги мне на пропитание нужны». А у нас не оказалось денег. Как мы пожалели об этом! Опять той же дорогой побрели домой: увидели мать Есенина, а сборник не смогли купить.

«Вы приятны и милы мне»

«Шаганэ ты моя, Шаганэ!..» - это стихотворение из цикла «Персидские мотивы» было написано Есениным во время поездки на Кавказ. В зимние месяцы 1924-1925 года, когда поэт жил в Батуме, он познакомился там с молодой женщиной, тогда учительницей, Шагандук Нерсесовной Тальян. Они несколько раз встречались, Есенин подарил ей свой сборник с дарственной надписью. Но с отъездом поэта из Батума их знакомство оборвалось, хотя имя Шаганэ вновь возникло в стихах Есенина, написанных в марте, а потом и в августе 1925 года.

- Слышала, Владимир Исаевич, что вам удалось встретиться с той самой женщиной, которая вдохновила поэта на создание одного из лучших своих лирических произведений.

- Когда я узнал, что жива еще Шагандук Нерсесовна Тальян и что живет она в Ереване, у меня возникла цель: во что бы то ни стало поехать в этот город, чтобы почувствовать атмосферу Батума, пройтись по его набережной, вдохнуть запах кофеен и, конечно же, повидать ту, которая побудила поэта создать образ персиянки Шаганэ. Приехал. Пятиэтажка, заветная дверь. Нажимаю кнопочку звонка, дверь открывается - пожилая женщина с целой копной седых волос и ясными карими глазами. «Вы откуда?» - спрашивает она. «С родина Есенина».- «О, заходите!»

Прежде всего она показала мне книгу «Любовь хулигана» с надписью Есенина: «Дорогая моя Шаганэ, вы приятны и милы мне». А потом рассказала, что у нее была также рукопись со стихами поэта. «Но перед войной, году в 1937-м, пришел молодой журналист. Мне бы держать при себе это самое главное свидетельство нашего с Есениным знакомства и никому не отдавать, а он взял якобы для публикации, и все - не принес».

А на прощание я сказал этой милой интеллигентной женщине: «Как было бы хорошо, если бы вы побывали в Константинове». Сказал без особой надежды, ведь это четыре тысячи километров. Но какова же была моя радость, когда мне однажды сообщили: ожидайте Шагандук Нерсесовну Тальян. Вышел я из дома - она идет! Приятная получилась встреча, а главное, когда посетители музея узнали, что сама Шаганэ к нам пожаловала, выстроились к ней за автографами. Какое же надо было иметь ей здоровье, чтобы сделать подписи всем из образовавшейся тут же огромной очереди! У одной женщины не нашлось на чем поставить автограф, так она протянула гостье паспорт. Та засмущалась сначала, но потом расписалась прямо на паспорте. А когда мы провожали Шагандук Нерсесовну, то ее поразил своей красотой Успенский собор, который она увидела перед Рязанью.

- Когда это было?

- Я побывал в Ереване в 1970 или в 1971 году. А Шагандук Нерсесовна Тальян приезжала к нам в Константиново в 1972 году.

Дом с мезонином

Неподалеку от мемориального дома-музея С. А. Есенина, на противоположной стороне сельской площади, в окружении кустов сирени, жасмина и парковых деревьев стоит «дом с мезонином», принадлежавший некогда константиновской помещице Лидии Ивановне Кашиной. В 1995 году там был открыт музей поэмы «Анна Снегина». Это здание - одно из немногих сохранившихся в селе со времен Сергея Есенина. Поэт бывал в этом доме и в поэме «Анна Снегина» описал его с документальной точностью, а его хозяйка явилась прототипом главной героини поэмы. Ей же Есенин посвятил и стихотворение «Зеленая прическа...». А их совместная прогулка за Оку летом 1917 года навеяла стихотворение «Не напрасно дули ветры...».

Лидия Ивановна Кашина родилась в 1886 году в семье московского миллионера Ивана Петровича Кулакова, владельца доходных домов на Хитровом рынке в Москве. В 1904 году она с отличием закончила Александровский институт благородных девиц. Увлекалась театром, интересовалась музыкой, хорошо знала русскую и зарубежную литературу, владела французским и немецким языками. По окончании института Лидия Ивановна вопреки воле отца вышла замуж за учителя словесности Николая Павловича Кашина, будущего профессора и исследователя творчества драматурга А.Н. Островского.

- Владимир Исаевич, вы столько интересного можете рассказать, но чем вы особенно гордитесь из того, что вами сделано в Константинове?

- Я очень счастлив, что мне удалось восстановить парк, в котором встречался Есенин с Кашиной. Ведь там все было искорежено, а на его месте построены скотные дворы. Мне удалось добиться сноса этих скотных дворов и вновь посадить там деревья. Никаких правительственных или областных решений по этому поводу не было. Мне, наоборот, говорили: открыли музей - и достаточно, зачем вам еще что-то? А я не успокаивался. Кончилось тем, что парк мы своими силами восстанавливали. Я за счастье считал в один день посадить 62 дерева, а во второй - 120. Благо, в 1969 году, когда все это происходило, я моложе и мощнее был, и был у меня еще один помощник. А теперь кроны лип в этом парке, по которому гулял сам Есенин, уже смыкаются. Идешь по нему, и чувство потрясающее: неужели я сам все это воссоздал?

- Вам, наверное, и с сыном Лидии Ивановны приходилось встречаться? Ведь в 1984 году он подарил музею фотографии, письма, документы из архива своей матери, которые были использованы при создании экспозиции музея поэмы «Анна Снегина».

- Однажды к нам в Константиново приехала московская журналистка Елена Василенко. Я ей посетовал на то, что в селе сохранился дом Кашиной, но у нас нет никаких документов на этот дом, а без них мы не можем открыть там музей. Она в ответ: «В Москве, кажется, живет сын Кашиной. Постараюсь найти его адрес и вам сообщить». И сообщила. Я туда и помчался. Недалеко от МГУ в «хрущевке» поднимаюсь по лестнице и думаю: что сейчас произойдет? Позвонил, дверь открыл интеллигентного вида человек. Он и оказался Георгием Николаевичем Кашиным. А когда узнал, кто я и зачем приехал, то не проявил особой радости. «Какой может быть вопрос об открытии музея Есенина в нашем доме? Да моя мама получила элитарное образование в институте благородных девиц, а тут какой-то Есенин», - возмутился было он. Но я ему в ответ: «Если мы не откроем музей в вашем усадебном доме, никто не будет помнить и знать о вашей маме». «Пожалуй, вы правы», - согласился он и дал мне документы и семейные фотографии.

Так постепенно, по крупицам и собирал Владимир Исаевич Астахов уникальные материалы для создания, как заметил его друг В. А. Соболев, на месте «золотой бревенчатой избы» Государственного музея-заповедника С. А. Есенина в селе Константино, интерес к которому не иссякает до сих пор. Каждый год туда приезжает огромное количество посетителей как со всей Росии, так и из-за рубежа.

3405

Комментирование данного материала запрещено администрацией.