Чему удивлялся немец на Лысковском мясокомбинате

16:10 — 10.06.2010

Александр Шубин

Чему удивлялся немец на Лысковском мясокомбинате

Чему удивлялся немец на Лысковском мясокомбинате

16:10 — 10.06.2010

Александр Шубин

Как-то в Лысково на местный мясокомбинат прибыл представитель одной немецкой фирмы, поставляющей на это предприятие специи для производ­ства мясо-колбасных и деликатесных изделий. Собственно, гости на этом комбинате бывают часто, поскольку поучиться здесь есть чему. Полностью компьютеризованное производство оснащено современным импортным оборудова­нием непрерывного цикла. Идеальная чистота и требования ветеринарно-сани­тарных условий поддерживаются неукоснительно. Побывавший на предприятии губернатор области В. П. Шанцев дал высокую оценку работе коллектива, возг­лавляемого Михаилом Николаевичем Желанновым. И даже выразил удивление, что этот провинциальный мясокомбинат оснащен куда лучше, чем иные более кру­пные предприятия перерабатывающей отрасли.

 

ТАК ВОТ, ходил тот немец по цехам, придирчиво заглядывал во все угол­ки, наблюдал за работой конвейерных линий, выспрашивал детали технологии, а потом честно признался, что здешнее производство, без преувеличения, на уровне аналогичных комбинатов Европы. А когда еще ему представили для де­густации полный «букет» разнообразных изделий (от массовых и доступных по цене вареных колбас до изысканных деликатесов), то этот весьма габаритных размеров мужчина не шпажкой-зубочисткой подцеплял сочные ломтики грудинки, а вполне откровенно отдавал должное лысковским изделиям.

 

А после еще и удивлялся, как это вы, мол, нерационально закладываете в рецептуры рядовых колбас цельное мясо, в то время как в той же Германии используют для этого второсортное и даже третьесортное сырье, облагоражи­вая конечный продукт всевозможными вкусовыми добавками, красителями, ароматизаторами. Как после шутили местные технологи: конечно, прижимистые европейцы от того же поросенка только визг еще не научились в дело использовать.

 

А если серьезно, то немца удивили еще и наши жесткие российские ГОСТы, по которым работают лысковчане. И по строго дозированным рецептурам ком­понентов. Кстати, по словам М. Н. Желаннова, хорошо знакомого с европейской мясоперерабатывающей промышленностью, почти все сорта тех же вареных колбас по вкусовым достоинствам мало чем отличаются друг от друга и дегустационного восторга не вызывают.

 

Собственно, и сама технология здешнего производства построена так, что исходное сырье представляет собой исключительно цельное мясо, поско­льку с самого начала работы мясокомбината Желаннов отказался от строитель­ства собственного убойного цеха. Диктовалось это в первую очередь тем, что производственная площадка предприятия ограничена в размерах, да к тому же находится в плотной жилой застройке старого Лыскова. По ветеринарно-санитарным нормам убойных цех со своими неизбежными запахами здесь никак не вписывался. Разумеется, закупать живой скот было бы дешевле, но надо было исходить из возможного. И в данный момент для переработки использу­ется в основном блоковое импортное мясо, с поставками которого никаких проблем нет. Но и входной контроль за качеством сырья строгий. С другой стороны, закупается мясо (готовые туши) и местных производителей, в том числе от населения. Естественно, это сырье идет на изготовление колбасных изделий высших сортов и сырокопченых деликатесов.

 

Главный технолог предприятия, заведующий производством Сергей Борисо­вич Ткаченко в нашем с ним разговоре рассказал о том, какие виды продук­ции производит комбинат. Сосиски и сардельки семи наименований, вареные колбасы 15 наименований, полукопченые - 20, деликатесы - грудинка и ветчина. А также мясные хлебцы. И добавил, что вся продукция комбината сертифицирована, соответ­ствует ГОСТам и технологическим инструкциям. В камерах копчения использу­ется только щепа дуба и ольхи. И, боже упаси, никаких генно-модифицирова­нных добавок. А для «шприцевания» приготовленной по соответствующим реце­птурам массы используются или классические натуральные оболочки из кишок животных, или оболочки из специальных органических материалов.

 

Как раз в день нашего приезда в Лысково на комбинат прибыли представители фирмы, поставляющей упаковочные материалы. Сам Михаил Николаевич Желаннов, несмотря на крайнюю занятость, и провел совместную экскурсию по цехам предприятия. После я спросил одного из смежников, впервые здесь побывавшего, о его впечатлениях от увиденного. И тот, не вдаваясь в подробности, ответил, что впечатление сильное. Собственно говоря, и лично у ме­ня оно было таковым. Тем более, что есть с чем сравнивать, поскольку до­водилось бывать и на других подобных производствах. Четкий ритм работы автоматизированных линий и обслуживающего оборудование персонала, никой суеты в довольно просторных цехах. Механизмы расположены рационально и свободно. Воздух в высоких помещениях чистый, лишь только от камер копчения - дразнящий аромат. И вот такое, если хотите, курьезное замечание. Где бы ни доводилось бывать на подобных производствах, на полу, как бы и с чем бы его ни мыли сто раз на дню, оставалась скользкая жировая пленка. Здесь этого не было и в помине. От начала до конца технологический цикл замкнут в единые линии.

 

ЕСТЕСТВЕННО, чисто профессиональное любопытство диктовало необходимость узнать, кто же стоит за этим великолепием, чей организаторский талант смог в условиях смутных 90-х годов все это сотворить. И когда мы наконец-то уединились с Михаилом Николаевичем в его небольшом, с дизайнерским изя­ществом отделанном и обставленном кабинете, как, собственно, и все офисные помещения, я прямо так и спросил его: кто есть кто господин Желаннов? Он сначала извинился за свой жесткий график сегодняшнего дня и предупре­дил, что в нашем распоряжении ровно час. И из нашей беседы, которая к тому же прерывалась частыми звонками, удалось выяснить следующее.

 

Родом он, оказывается, из села Соловьева соседнего Княгининского райо­на. Отец работал колхозным механизатором, мать - на швейной фабрике. Вскоре семья переехала в Лысково. В живых родителей давно нет, и сам Ми­хаил Николаевич сейчас сожалеет, что в свое время не выспросил у отца о

давней семейной истории предков. Одно знает, что до 1917 года семья Желанновых в Соловьеве имела приличные земельные наделы, умело крестьянствовала, из рода в род была многодетной, так что семейных рабочих рук хватало. Может быть, соглашается Желаннов, ему и передались гены трудолюбивых предков, которые в советские годы в потомках заглохли, а в нем вот через поколения аукнулись талантом предпринимательства.

 

В 1979 году он закончил Горьковский инженерно-строительный институт (ГИСИ) и начал работать по специальности в подразделении «Сельхозстроя», а затем, создав собственную фирму, в системе «Волготрансгаза».

 

Кстати, у этого холдинга было немало подсобных сельскохозяйственных пред­приятий, в том числе и небольших мясоперерабатывающих цехов. Тогда, бывая на них и проводя там какие-то строительные работы, Михаил Николаевич пока еще и не предполагал, что в скором будущем свяжет свой бизнес имен­но с этой отраслью. В 1990 году он на волне начавшегося свободного предпринимательства создает собственную строительную фирму. А параллельно, бы­стро сориентировавшись в новых условиях, направляет усилия на создание нескольких торговых точек, цеха деревопереработки и даже двух зубоврачебных кабинетов.

Но это ему казалось слишком мелким для размаха и делалось только для того, чтоб сколотить первоначальный капитал. А те крестьянские корни подспудно приводили его к мысли о крупном производстве, связанном именно с мясопереработкой. Тогда, в 1992 году, эта рыночная ниша еще была отно­сительно свободной. И он выкупает у муниципалитета Лысковского района заброшенную еще с советских времен площадку, на которой когда-то было начато строительство торгового центра. Были возведены только колон­ны железобетонного каркаса.

 

Но легко сказать - выкупить в ту пору участок чуть ли не в центре города. Однако, поскольку уже вовсю царствовал бартер, то Желаннов частью расплатился деньгами, но больше - различными услугами, конкретно - стро­ительными. И лишь тогда со всей присущей ему энергией приступил к воз­ведению на заброшенной площадке, используя старый задел, будущего мясокомбината. И на все ушло у него целых пять лет

Это были для него тяжелые годы, если еще учесть, какими они были, девяностые-то. Как он сам признается, работа­ли днями и ночами. Сложность была еще и в том, что надо было подводить к объекту все коммуникации. Протянули два километра электролинии, возве­ли подстанцию, проложили водопровод, газовую сеть, канализацию. Заранее купили австрийское оборудование для линий мясопереработки и, не завершив окончательно все строительные работы, начали его монтаж. Кстати, надо за­метить, что и все последующие годы, вплоть до настоящего момента, шли рас­ширение производственных площадей и монтаж дополнительных технологичес­ких линий, ныне доведенных, как уже отмечалось, до единого завершенного цикла.

 

А тогда, в 1997 году, на этих же промышленных площадях для подстраховки создают два небольших цеха - рыбокопчения и выпечки хлеба. Колбасных же изделий производили пока лишь 500 килограммов в сутки, работая в две смены. Но вскоре все усилия сосредоточили только на главном производ­стве, отказавшись от тех непрофильных.

 

Нелегко было подобрать коллектив профессионалов. Искали, приглашали со стороны, отправляли учиться на дру­гие мясокомбинаты. Становление шло трудно. А Желаннов оставался и команди­ром, и начальником штаба, и, если хотите, политруком. С самого начала он понял, что заинтересовать людей можно не только высокой зарплатой (а ны­не она здесь значительная), но и созданием единого дружного коллектива, спаянного дисциплиной и общей ответственностью. Корпоративной, как сейчас модно утверждать.

Что и говорить, сломать сложившийся российский ментали­тет необязательности и даже расхлябанности было непросто. Пришлось пойти и на некоторые жесткие меры. Например, перед каждой сменой работники проверяются на алкотестере. Ну-ка допусти нерадивого к таким сложным   и тонким механизмам. Многие, конечно, не выдержав испытания, отсеивались, но постепенно костяк коллектива сложился ответственный и работоспособный.

 

К сказанному стоит добавить еще пару характерных штрихов. Во-первых, помимо высокой зарплаты на комбинате организовано бесплатное питание. И да­же такая деталь: поскольку сам Желаннов не курит, то всем некурящим работ­никам за отсутствие вредной привычки доплачивается определенная сумма.

Когда в завершение беседы я спросил Михаила Николаевича о трудностях и проблемах, он ответил, что их, еще, конечно, хватает, но решаются они в рабочем порядке. А жаловаться, мол, не привыкли. Наше дело - нам его и делать.

8777

Комментирование данного материала запрещено администрацией.