Поединок между премьером с поэтом

14:37 — 01.06.2010

Григорий Шахновский

Поединок между премьером с поэтом

Поединок между премьером с поэтом

14:37 — 01.06.2010

Григорий Шахновский

Ну да, все сейчас, конечно же, вспомнили хрестоматийную главу из «Мастера и Маргариты» «Поединок между профессором и поэтом». Ну да, что-то похожее произошло в Питере в минувшую субботу. Правда, вместо поэта Иванушки Бездомного был поэт и рок-музыкант Юрий Шевчук. А вместо профессора Стравинского был премьер-министр Владимир Путин. И разговор у них происходил не в психиатрической лечебнице, а в Михайловском театре перед благотворительным концертом, организованным фондом «Подари жизнь». Но сама беседа оказалась не менее поучительной и примечательной, чем пресловутый поединок булгаковских персонажей. Она явно стоит того, чтобы рассмотреть ее серьезно и подробно, потому что речь в ней шла о вещах принципиальных и продолжала она спор многовековой - спор об отношениях между властью и обществом, или, точнее, между властью и искусством.

 

Странно как-то слышать от наших либеральных оппозиционеров определение Путина как косного тирана, душителя свободы слова, категорически не приемлющего ни критики, ни свободы, ни чужого мнения. В минувшую субботу, встречаясь с участниками благотворительного концерта, организованного фондом «Подари жизнь» в помощь детям с различными онкологическими заболеваниями, премьер-министр доказал, что расхожее мнение либералов о нем, мягко говоря, не совсем верно. Можно сказать, совсем неверно. Он не испугался ни открытой прямой критики, ни свободы слова, ни другого мнения. Он вообще ничего не испугался и ни от чего не бежал.

 

Вообще-то, встреча задумывалась как разговор председателя правительства с общественными деятелями, собравшихся помочь детям, больным раком. Но разговор плавно перетек и на другие темы, имеющие более широкое общественное и политическое значение. В том числе и потому, что на встречу в качестве участника благотворительного концерта был приглашен певец Юрий Шевчук, известный своим критическим отношением и нелестными высказываниями о нынешней власти и ситуации в стране. И было заранее известно, что Шевчук отмалчиваться и отделываться пресными благопристойностями не станет. И вряд ли удержится в рамках темы больных детишек - не тот темперамент. И все это было ясно заранее, и, тем не менее, Шевчука все равно пригласили на встречу с премьером, наряду с не менее известными, но более лояльными и менее политически ангажированными общественными деятелями и деятелями искусств. Это сразу сняло многие вопросы. Сам Шевчук после встречи признал, что Путин «не испугался откровенного разговора и вел себя как нормальный человек». Ну, что ж, если премьеру не откажешь в смелости и откровенности, то поэту не откажешь в искренности и честности. Увы, ему, однако, приходится отказать кое в чем другом. В дальновидности. И политическом реализме.

 

Когда Шевчук взял слово, он сразу же начал о своем, о наболевшем. О свободе. Далее дословно, цитирую по стенограмме, выложенной на сайте Правительства РФ: «Свобода прессы, свобода информации, потому что то, что сейчас творится в стране, - это сословная страна, тысячелетняя. Есть князья и бояре с мигалками, есть тягловый народ. Пропасть огромная. Вы все это знаете.

 

С другой стороны, единственный выход - чтобы все были равны перед законом: и бояре, и тягловый народ. Чтобы шахтеры не шли в забой как штрафные батальоны. Чтобы это было все по-человечески, чтобы личность в стране была свободная, уважающая себя. И тогда поднимем патриотизм. Потому что патриотизм плакатом не создашь, а у нас очень много я вижу, и я не один - интеллигенция, очкарики, скажем так, - мы видим очень многое. Мы видим этот плакат, внешние проявления. Попытка проявления патриотизма, какой-то совести в стране путем гимнов и маршей и так далее. Все это мы проходили. Только гражданское общество и равенство всех перед законом всех абсолютно: и Вас, и меня, - тогда что-то начнется. Мы будем строить и больницы, и детям помогать... детям, калекам, старикам. Все это будет от души идти, искренне и честно.

 

Но для этого нужна свобода прессы, потому что ее сейчас нет. Есть полторы газеты и полтелевидения. На самом деле то, что мы видим по «ящику» - это даже не полемика, это те же марши и гимны.

 

На самом деле протестный электорат в стране растет, вы это тоже знаете. Много недовольных сложившейся ситуацией. Как Вы думаете, произойдет ли, есть ли у Вас в планах действительно серьезная, искренняя, честная либерализация, демократизация настоящей страны? Чтобы общественные организации не душились, чтобы мы перестали бояться милиционера на улице. Потому что милиционер служит сейчас начальству и своему карману, а не народу.

 

Вообще у нас очень много репрессивных органов. Я искренне задаю этот вопрос. И завершаю таким вопросом: 31 мая будет «Марш несогласных» в Питере. Он будет разгоняться?»

 

Наверное, Шевчук не ждал, что его беседу с Путиным покажут телеканалы. Показали. Наверное, он не предполагал, что стенограмму выложат на сайте Правительства РФ. Выложили. Шевчук много чего не ждал и не предусмотрел. Он впал в традиционную ошибку российского интеллигента и деятеля культуры, вставшего в оппозицию к власти, - он недооценил власть. В этом случае он недооценил конкретного деятеля власти - премьер-министра Владимира Путина.

 

Путин оказался в разы лучше подготовленным и к встрече, и к вопросам, и к любой возможной критике. Он сразу заявил, что «без нормального демократического развития будущего у страны не будет... Потому что только в свободном обществе человек может реализоваться. А реализуя себя, и страну развивает, и науку развивает, и производство развивает - по самому высокому стандарту...» Он согласился, что «все должны действовать в рамках закона», и тут же перешел в наступление, подчеркнув, что «с этого момента наступают вещи, которые требуют профессионального подхода. Вы упомянули про шахтеров...Вот почему там это происходит, одна из причин? Постоянная составляющая заработной платы на некоторых шахтах, как на «Распадской», например, - 45-46 процентов, а все остальное это как бы премия. И за эту премию люди идут даже на нарушение техники безопасности. Я принял такое решение и дал соответствующее поручение с тем, чтобы эта постоянная составляющая была не менее 70 процентов. Но, Юра, хочу Вам сказать, что это касается коксующихся углей. Вот сейчас начинается профессиональная часть. А есть энергетические угли, где уровень рентабельности гораздо ниже. А это все в тарифе сидит, эта постоянная составляющая. Если нам ее увеличить бездумно, то может наступить ситуация, при которой все шахты, где добываются энергетические угли, будут просто закрыты, они будут нерентабельны. Если Вы выступаете за рыночное хозяйство, то в условиях рыночной экономики они просто закроются. А я так понимаю, что вы сторонник рыночной экономики, а не директивной!? Они закроются. Это только одна составляющая...»

 

Да, у Шевчука эмоции, честные, искренние, но вряд ли уместные в политике, даже оппозиционной. У Путина информация, многочисленные обязательства, реалистичный взгляд и широта кругозора. Последнее всегда бьет эмоции, в ста случаях из ста. Поэт - человек искренний, но мыслит он всегда в категориях момента и настроения, и видит он только одну, определенную, и довольно ограниченную часть жизни и общества. Глава государства или глава правительства, просто в силу своего положения, обязан знать и видеть гораздо больше и отвечать не только перед своей совестью, как хотелось бы поэту, но и перед народом. А он ведь разный. «В милиции, - отвечает Путин Шевчуку, - всяких людей хватает. Там срез нашего общества. Это часть страны, и там не с Марса люди приехали. Там есть люди, которые верой и правдой служат своему народу. И не жалеют не только здоровья. И жизни своей не жалеют, и под пули идут. Своими машинами, те же самые «гаишники», которые «мзду снимают» и «бабки стригут» на дороге, есть такие, - но есть и такие, которые детей своим телом закрывают, машины подставляют и погибают. Есть и такие. Поэтому мазать всех одним черным дегтем считаю несправедливым».

 

Ни в чем премьер не уступил поэту, ни в чем перед ним не заискивал. «Если вы решите провести «Марш несогласных», - я прошу прощения за слишком резкие вещи, скажем, у больницы, где будете мешать больным детям, - кто из местных властей вам позволит там проводить этот марш? И правильно сделают, что запретят!.. А теперь вы хотите провести его там, где люди хотят в пятницу поехать на дачу, к примеру, просто. Или в воскресенье вечером вернуться с дачи. Да они вас там такими матюгами покроют! И местные власти заодно».

 

Но Путин же ведь не просто политик. Он один из руководителей страны и должен думать о всех гражданах. И он все время, в отличие от оппозиции, в отличие даже от некоторых деятелей искусств, ищет компромисс: «Это совсем не значит, что власть должна прикрываться теми вещами, о которых я говорил, и создавать невозможные условия для проявления свободы слова... Я надеюсь, что в Петербурге будет сделано именно так, по уму: с правом граждан выразить свое несогласие с политикой властей по тем или другим вопросам. Но с тем, чтобы люди, которые будут участвовать в этом марше, не мешали другим, которые не хотят демонстрировать, а хотят просто добраться домой вовремя, поехать к семье, к детям и так далее... Мне, уверен, и другим представителям государственной власти, это не мешает, наоборот, помогает. Если я вижу, что люди вышли не просто чтобы «побазарить» и попиарить себя, а что-то говорят дельное, конкретное, указывают какие-то болевые точки, на которые власть должна обратить внимание, - что же здесь плохого?! Спасибо надо сказать».

 

Поэт - любимец миллионов. Но думает он не о миллионах, а о себе, о своих чувствах, мыслях, переживаниях. И хорошо, пусть думает, пусть пишет о них и поет - за это мы поэта и любим. Но рассуждать о власти и обществе ему не стоит. Пусть этим занимаются те, кто умеет это делать профессионально. Иначе получится сущая нелепица и явная стыдоба. Как в этом поединке премьера и поэта.

Источник: Фото с сайта www.veruchi.ru

1690

Комментирование данного материала запрещено администрацией.