Профессиональная армия

07:00 — 23.02.2006

Алексей Ларин

Профессиональная армия

07:00 — 23.02.2006

Алексей Ларин


За!

Нужна ли нам профессиональная армия? Вопрос, на первый взгляд, дурацкий. Все знают, что профессионализм лучше непрофессионализма, что профессиональный хирург лучше самоучки, а профессиональный актер лучше недоучки. С этим была вынуждена согласиться даже министр культуры Фурцева, когда в ходе известной дискуссии о роли самодеятельных театров один знаменитый деятель культуры ехидно спросил министра: «А вы пошли бы на прием к самодеятельному гинекологу?» Статус профессионала был этим самым сразу же восстановлен. Очевидно, следует, что и армия профессиональная лучше армии непрофессиональной.

Но речь, как вы сами понимаете, идет сейчас немного о другом. Не о профессиональных качествах солдата, батальона или армии в целом, а о принципе ее комплектования. В общем и целом во всем мире сейчас существуют две большие системы комплектования армии ? контрактная и призывная. Хотя в чистом виде подобных систем нет нигде, можно говорить о преобладании в той или иной стране одной системы над другой. Чем же они отличаются друг от друга? По большому счету, только одним ? в первом случае солдаты несут службу за жалованье, во втором ? по закону, отбывая воинскую повинность. Речь идет именно о солдатах, поскольку офицеры всегда и везде служат только за жалованье и для них служба является не повинностью, а профессиональной деятельностью.

В России сейчас доминирует вторая, призывная система комплектования армии, но утвердилась она в стране по историческим меркам совсем недавно ? всего-то полтораста лет назад, в ходе проводимой императором Александром II военной реформы. До этого основной костяк Российской армии составляли рекруты ? крепостные крестьяне, поставляемые помещиками в армию, проходившие самое жесткое и профессиональное обучение и несущие службу четверть века, то есть, по тем временам, до самой пенсии. Были еще казаки, несущие службу за земельный надел, и дворяне, служившие в основном ради чести и наград, поскольку жалованье для них особой роли не играло (разве что только для самых бедных). Военная реформа Александра II поменяла порядок комплектования Российской армии ? теперь основной ее костяк составляли призывники. Все совершеннолетнее мужское население России, за исключением установленных законом льготников, не призываемых на военную службу (например, единственный сын вдовой матери), обязано было являться по повестке на призывные пункты, где каждый десятый ? по жребию ? и отправлялся на действующую службу.

Основные элементы этой системы, за исключением жребия, переняла и Советская армия, комплектуемая на основе практически поголовного призыва. В эпоху массовых масштабных войн ? Первой мировой, Второй мировой ? подобный подход был оправдан и обоснован. Действительно, при прочих равных условиях преимущество имела сторона, выставляющая большее количество вооруженных людей. Простота оружия и военной техники позволяли обучить воевать практически любого. Из автомата стрелять можно было научить за пару дней, из пушки или танка ? за пару недель. Но наиболее технологичные виды войск ? авиация и флот ? даже тогда формировались в основном из профессионалов, поскольку ни истребитель, ни подводную лодку за две недели водить не научишь.

Сейчас научно-техническая революция и технологический прорыв в эру высоких технологий делают это обстоятельство решающим при выборе системы комплектования армии. Какой смысл призывать под ружье все мужское население страны, когда один человек простым нажатием кнопки может отправить на другой континент одну маленькую ядерную боеголовку и уничтожить ею половину того самого мужского населения? А если не хватит, можно выпустить и вторую боеголовку и тогда уж наверняка уничтожить армию, а то и все население страны противника. В этих условиях нет никакого смысла содержать массовые призывные армии; современные войны переходят в стадию войн высоких технологий и мобильных, хорошо обученных и профессионально занимающихся своим делом специальных отрядов. И то, и другое требует тщательной многолетней подготовки и постоянного каждодневного обучения, явно недоступного нынешним солдатам-срочникам. Из автомата стрелять, как уже было сказано, можно за пару дней научиться, а вот управлять современным ракетным комплексом «Тополь-М» или системой спутникового слежения (вроде той, с помощью которой уничтожили Джохара Дудаева) явно нереально. Тут нужны месяцы, а то и годы упорного обучения, при этом непременно добровольного и хорошо оплаченного. Ибо если в окоп или атаку солдата можно послать на одном энтузиазме или даже страхе, то за компьютер на страхе не посадишь и ничего путного им в обучении высоким технологиям не добьешься.

Так что, господа, пора отказываться от взгляда на военную службу как на священный долг; военный ? такая же профессия, как и все остальные, и пусть воюют профессионалы. А за хорошую работу не грех и хорошо заплатить.

Против!

Трудно спорить со столь популярной сейчас в России позицией, что только профессиональная армия является панацеей от всех ее бед. Очень трудно. Что можно возразить против профессионалов? Только одно ? любой профессионализм ценится дорого. И вопрос лишь в том, на чем делать акцент ? на том, что дорого, или на том, что ценится. Если на первом, то это еще куда ни шло ? за армию (профессиональную!) Россия заплатить в состоянии. Но ведь можно и на втором. А здесь-то и сидит весь бес ? то, что ценится, то и покупается. А продавцу по большому счету без разницы, кто покупатель. Кто предложит максимальную цену, тому он и продаст свой товар. И если в обычной жизни на рынке, на бирже этот принцип воспринимается как должное и никто против него ничего не имеет, то в военной сфере он приобретает несколько двусмысленный оттенок.

В самом деле, что продается и покупается в сфере профессионального военного дела? Солдат продает свое мастерство и свое умение воевать, то есть убивать. Заказчик, соответственно, покупает это мастерство. Когда заказчиком выступает национальное государство, оплачивая подобное мастерство своему гражданину, находящемуся у него на военной службе, ? все понятно, логично и до поры до времени абсолютно естественно. Но вот представим себе, что солдата перестает удовлетворять его гонорар. В мирное время его отставка будет воспринята достаточно спокойно и, скорее всего, пройдет незамеченной. А если во время военных действий какому-то недовольному вдруг взбредет в голову требовать повышения жалованья? Ведь в случае отказа он запросто может покинуть позицию, отряд, боевой пост и будет в своем полном праве. И таких может быть много, и что в этом случае ожидает страну, можно только догадываться. Сотрудник компании, недовольный своим гонораром и уволившийся, может стать проблемой только для свой компании. Солдат, сделавший то же самое, станет проблемой для всей страны.

И ведь это лишь самый невинный вариант. Возможны и другие, более серьезные. Профессиональный военный наемник (ведь профессионал, по сути своей, наемник) может не просто подать в отставку, недовольный гонораром, но и предложить свои услуги более щедрому заказчику. Поскольку военное мастерство есть товар (а мы уже договорились, что любой товар покупается и продается), то ничто ему не помешает так поступить и перейти на службу к потенциальному противнику своей страны, который, однако, готов гораздо больше ему заплатить, чем родное государство. И в расчет уже не будет приниматься, что именно родное государство обучило его военному мастерству и дало ту самую профессию, которую он теперь готов поставить против своей страны. Но даже и это еще не самое страшное. Против профессионального солдата всегда найдется другой профессионал, а вот представьте себя обычного компьютерщика, сидящего за пультом управления ракетных войск. Он профессиональный служащий военной организации государства, решивший вдруг, что государство ему недоплатило. И тут он получает предложение ? о работе на другое государство и впридачу к этому предложению чек на весьма солидную сумму. Он даже не будет изменником, если примет это предложение, он всего лишь перейдет на другую работу. Но в результате все схемы, пароли, коды доступа к управлению ракетной системой страны окажутся в руках ее потенциальных, а то и реальных противников и она окажется беззащитной перед военной угрозой. Нам это надо?

Система военной службы по контракту тем и отличается от службы по призыву, что любой контракт можно расторгнуть при невыполнении или изменении каких-то условий, а то и попросту по желанию одной из сторон. Тогда как призыв подразумевает безусловную обязанность нести службу, и нарушение этой обязанности влечет за собой вполне определенные санкции. Солдат, покинувший боевой пост, расценивается как предатель, и отношение к нему как к предателю, что вкупе со страхом наказания в подавляющем большинстве случаев удержит его от подобного поступка. Нарушение присяги, измена долгу, Родине и тому подобное везде во все времена расценивалось вполне однозначно ? как вещи, недостойные мужчины, тем более есливойна. Нарушение контракта расценивается лишь как конфликт работодателя с работником и к воинской чести отношения никакого не имеет.

А ведь, собственно, учитывая даже все профессиональные качества солдата и армии в целом, воинская честь является тем цементом, который скрепляет лучшие армии мира и который закладывается в фундамент самых великих и блистательных побед. Вряд ли герои 1812 года думали о деньгах и контрактах, когда воевали с Наполеоном, ? честь и Родина для них были важнее. Вряд ли думали о деньгах и солдаты Великой Отечественной, но именно они выиграли самую страшную войну. Вот именно подобное отношение к Родине и чести (помните: «Жизнь ? Родине, честь ? никому!») и должна воспитать армия ? не только в профессионалах, а во всем мужском населении страны. Глобальную войну никто не отменял, просто из позиционной она превратилась в повсеместную. И воевать по-прежнему должны уметь все мужчины, нельзя доверять защиту своей страны узкой группе высоких, но покупаемых профессионалов.

Особое мнение

А в чем, собственно, проблема? Разве кто-нибудь отменял дисциплину и Устав в контрактной армии? Насколько известно, пока нет, и во всех контрактах прямо прописано, что контрактник обязан безоговорочно соблюдать Устав и столь же безоговорочно подчиняться своему командиру. По факту контрактник продает не только свое мастерство, но и свою жизнь ? теперь ею распоряжается командир и все его приказы для него закон. Неисполнение карается так же, как и нарушение присяги, а если где-то и не карается, то ничто не мешает ввести этот пункт как обязательный для всех контрактов.

Равным образом ничто не мешает приравнять нарушение контракта в военное время к измене Родине и карать за него соответствующим же образом. Тем самым обеспечивается необходимая дисциплина, без которой вообще невозможна любая армия ? хоть призывная, хоть контрактная. Армия знаменитого Тамерлана, целиком состоящая из профессиональных наемников, держалась на такой жесточайшей дисциплине, что превосходила любую другую современную ей армию по своей организации и не потерпела ни одного поражения. Равным образом не потерпела ни одного поражения и армия не менее знаменитого Чингисхана, целиком состоящая из призывников, но державшаяся на столь же суровой дисциплине.

Сила армии, как писал еще Толстой, меньше всего зависит от ее организации, а больше всего от того чувства, которое есть в каждом солдате, ? готов он отдать жизнь за Родину или нет. Если готов ? можно и в партизанском отряде с вилами победить, если нет ? самые высокоточные бомбардировщики не помогут. Конечно, лучше, когда воюют профессионалы, и лучше, если на профессиональной технике и профессиональным оружием. Шансы на победу в этом случае на порядок выше. И чем выше плата за жизнь солдата, тем лучше он дерется, поскольку думает только о деле и не отвлекается на разные мелочи, связанные с материальными удобствами или неудобствами. Поэтому лучше все-таки для России сейчас контрактная армия ? в сочетании с дисциплиной Советской армии и честью дореволюционной.

6227

Комментирование данного материала запрещено администрацией.