ЦБК в Дзержинске: Лесопользование как в Финляндии

06:00 — 13.05.2008

Евгений Спирин

Целлюлозно-бумажный комбинат в Нижегородской области?

Целлюлозно-бумажный комбинат в Нижегородской области?

ЦБК в Дзержинске: Лесопользование как в Финляндии

06:00 — 13.05.2008

Евгений Спирин

Планы финской компании «Стора Энцо» построить в Дзержинске второй в нашей области целлюлозно-бумажный комбинат вызвали неоднозначную реакцию как нижегородских лесопромышленников, так и общественности. Что думают об этом специалисты? Позицию лесоводов разъясняет директор департамента лесного комплекса Нижегородской области Юрий ГАГАРИН:

? Прежде чем ответить по существу, хотелось бы кратко охарактеризовать ситуацию, которая сложилась в лесном хозяйстве области, чтобы наша позиция по вопросу нового ЦБК была более понятна.

Этой весной департаменту лесного комплекса исполнился год. Только что при вас сегодня один из арендаторов получил экспертизу проекта освоения. В РФ только один-два региона могут похвалиться тем, что внедрили новую организацию лесопользования. По новому Лесному кодексу арендатор, подготовивший проект освоения, имеет право перейти на заявительную систему лесопользования. Не надо идти к чиновнику за разрешением, лесорубочным билетом. Арендатор пишет декларацию и посылает ее по почте: я, такой-то, через тридцать дней приступаю к лесопользованию. Если у нас нет к нему претензий, он начинает вырубку. Такая система позволяет минимизировать бюрократическую процедуру, позволит увеличить эффективность использования лесосеки.

Первое, что хотелось бы отметить, говоря о работе нашего департамента. 10 апреля на заседании Лесной коллегии РФ под председательством министра природных ресурсов Юрия Трутнева были подведены итоги работы субъектов Федерации в новых условиях лесопользования. Приятно, что Нижегородская область вошла в первую пятерку регионов, успешно справляющихся с поставленными задачами. Действительно, мы увеличили сумму лесного дохода на 70 процентов благодаря проводимым аукционам, борьбе с незаконными порубками и увеличению объема заготовок древесины с 2,3 до 2,9 млн кубометров. Рост объемов лесозаготовок достигнут благодаря двукратному увеличению продаж леса на лесных аукционах и росту лесозаготовок у арендаторов. Второе ? нам удалось минимизировать количество и площадь лесных пожаров. В прошлом году произошло 700 лесных пожаров, площадь, пройденная огнем, составила 722 га. При этом как общая площадь лесных пожаров, так и средняя площадь одного пожара в два раза ниже среднего уровня, сложившегося в области за последние пять лет. На базе пожарных химических станций мы организовали лесопожарный центр с филиалами в районах области, двумя самолетами, более чем сотней пожарных машин. Кстати, правительство области выделяет нам средства, и вскоре мы покупаем еще десять пожарных автомобилей. Третье ? благодаря вхождению в программу «Леса Киото» воспроизводство лесов увеличено в полтора раза, с 6 до почти 10 тыс. га. Мы завершаем формирование новой структуры лесоуправления, соответствующей требованиям нового Лесного кодекса. Создан корпус лесничих в количестве 468 человек. Сегодня лесничий ? государственный служащий, освобожденный от всех видов хозяйственной деятельности. В результате с начала этого года проведено 1788 проверок, составлено около 600 протоколов. И это только за три месяца! Ранее за весь год цифры были в три раза меньше. В соответствии с Лесным кодексом установилась новая система организации лесопользования: лесной план Нижегородской области, лесохозяйственные регламенты, у арендаторов ? проекты освоения. Пока только два региона, Вологодская и Нижегородская области, представили эти документы на согласование в Министерство природных ресурсов. В их разработке принимала участие такая известная в мире организация, как Центр развития лесного хозяйства Республики Финляндия «Тапио».

Конечно, не все идет так гладко, как хотелось бы. Есть проблемы с организацией лесоуправления, нет подготовленных к решению новых задач кадров. Лесничие, пришедшие из старой системы, в которой они были и лесозаготовителями, и контролерами, в недостаточной степени обладают юридическими познаниями, не имеют судебной практики. Занимаемся переподготовкой, обучением кадров. В этом году прошли курс обучения в академии госслужбы около 20 человек, еще 17 обучались в Москве со стажировкой в Латвии. Вторая группа, тоже 17 человек, поедет на учебу в сентябре. Но в целом это составит не более 20 процентов от всего персонала. Вторая острая проблема ? корпус лесничих материально не оснащен, нужны транспорт, обмундирование, оружие. По областной программе защиты и воспроизводства лесов ежегодно будет выделяться 72 млн рублей. Часть из них, до 10 млн рублей, пойдет на оснащение государственной лесной охраны. Но это только с 1 января 2009 года. Сейчас мы покупаем 118 мотоциклов и 10 патрульных автомобилей «УАЗ» с рациями, мотопомпами? Важная проблема ? слаборазвитая лесная инфраструктура: мосты, дороги? Над этим вопросом мы будем работать вместе с арендаторами.

Лесным кодексом определено, что леса переходят от государства к частному бизнесу, к арендаторам. Сегодня в аренде находятся уже 1,480 млн га лесов, то есть почти половина лесов Нижегородской области. Все леса, имеющие экономическую доходность, должны быть переданы в аренду. Кому и как?

Вот сейчас мы подходим к вопросу о планах «Стора Энцо». Лесной кодекс предусматривает два пути передачи в аренду: через свободные лесные аукционы и под крупные инвестиционные проекты, связанные с лесопереработкой. Но стоимость проекта по закону не должна быть меньше 300 млн рублей. А местные предприятия, заготавливающие в год 5-10 тыс. кубометров древесины, такие крупные проекты не потянут. Поэтому мы стоим перед выбором. Вся лесная промышленность области в прошлом году заготовила 2,9 млн кубометров древесины, получила 12 млрд рублей. Из них 80 процентов приходится на Балахнинский ЦБК. С 1 кубометра он получил более 8 тыс. рублей продукции. Мелкий бизнес никак не перейдет планку в 600-700 рублей с одного кубометра. Это сильно влияет на собираемость налогов, на эффективность всего лесного бизнеса. ЦБК ? предприятие, осуществляющее глубокую переработку древесины.

Конечно, мы за то, чтобы отдавать леса под крупные инвестиционные проекты. Один такой проект уже реализуется, это завод малоэтажного комфортного домостроения в Семенове, пуск намечен на 1 июля этого года. Завод получил в аренду более 100 тыс. га леса, его добавленная стоимость с одного кубометра -12 тыс. рублей, даже больше, чем у ЦБК.

Сегодня мы имеем обоснованные заявки двух инвесторов ? европейского холдинга, построившего в соседней Костромской области крупнейший в России завод «Кроностар», и финскую компанию «Стора Энцо». «Кроностар» предлагает организовать предприятие по производству плит МДФ в Краснобаковском районе. Финны планируют построить ЦБК.

Были и другие предложения, но мы поддерживаем именно эти проекты. Почему? В 60-70-е годы вырубалось по два запаса спелой древесины, нарушались экологические законы. В результате лесной фонд не так богат, как хотелось бы. 72 процента составляют мягколиственные леса и только 28 ? древесина хвойных пород. Мягколиственные леса, в основном порослевые, можно использовать только как древесную массу, а не для распиловки. На распиловку пригодно только 30-35 процентов нижегородских лесов. Иностранцы ставят высокие требования, но есть надежда, что в ближайшие месяцы контракты будут подписаны. Есть и другая сторона вопроса. Коренные леса Нижегородской области ? на 70 процентов хвойные, на их воспроизводство потребуется 200-250 лет. А оба инвестора обязуются за свой счет вести лесопосадки хвойных пород, воспроизводство хвойных пород ? обязательное требование инвестиционных соглашений. Объем инвестиций у «Стора Энцо» составляет 1,5 млрд евро, у «Кроностар» ? 520 млн евро. Для нас, лесников, важнее другое. Сегодня в России технологии лесного хозяйства крайне неэффективны. Мы получаем от 2,5 до 3 кубометров прироста древесины с одного га. В скандинавских странах ? до 6 кубометров с га. С приходом европейских инвесторов к нам придут и европейские технологии. Куда такое годится: половину территории области занимают леса, а доля лесопереработки в валовом региональном продукте ? только 4 процента!

? Не получится ли, что местные лесопромышленники останутся без сырья, все уйдет более успешным иностранным конкурентам?

? Нет, по закону одному инвестору может быть передано не более 35 процентов лесов. К тому же придет кто-то один ? либо «Кроностар, либо «Стора Энцо». Что же касается конкуренции уже работающим предприятиям? По моим данным, проект «Тайга-Шеньян» находится в стагнации, за полтора года работы мы не получали от них ни одного заявления о лесе. Мы должны сделать выбор между неэфективным мелким бизнесом с низкой добавленной стоимостью и крупными вертикально интегрированными структурами. Будут работать наши же предприниматели с контрактами на лесозаготовку. Произойдет перепрофилирование бизнеса, без работы никто не останется.

Я думаю, разговоры ? это страшилки тех, кто хочет продлить агонию устаревшего производства, которое начиналось еще в 60-70-е годы.

? Хватит ли леса на малоэтажное строительство?

? Конечно, по закону мы обязаны выделить по 100 кубометров каждому пожелавшему построить дом. На сегодняшний день отпущено 28,9 тыс. кубометров такой древесины. Не все леса будут отданы в аренду. Согласно лесному плану 25-30 процентов лесов будут оставлены для нужд местного населения. Кроме того, каждый арендатор обязан 5 процентов строительного леса отдавать населению по решению местной власти.

Есть еще один существенный момент. Новый ЦБК две трети потребляемого леса будет ввозить из других регионов. А налоги с него пойдут в наш областной бюджет. Кстати, Балахнинский ЦБК на 92 процента обеспечивается привозной древесиной. И еще. Если Балахнинский бумкомбинат перерабатывает лес хвойных пород, то финны планируют использовать сосновую, березовую и осиновую древесину. Так что конкуренции двух ЦБК не предвидится.

Материалы по теме:

Целлюлозно-бумажный комбинат в Нижегородской области: Весь лес региона на алтарь качества финской бумаги? Чем дальше в лес, тем меньше дров

4034

Комментирование данного материала запрещено администрацией.