Офицер, потерявший руку в Чечне, возвел храм в Смолино

06:00 — 26.04.2008

Николай Петелин

Михаил с отцом около построенного храма

Михаил с отцом около построенного храма

Офицер, потерявший руку в Чечне, возвел храм в Смолино

06:00 — 26.04.2008

Николай Петелин

По каменистому пляжу шли муж, жена и маленькая дочка. Обычная, в общем-то, картина для пика курортного сезона. Но отдыхающие долгими внимательными взглядами провожали их. Женщины страдальчески сжимали губы и опускали глаза. А мужчины, каменея лицом, недобрым словом поминали войну на Кавказе, с которой многие из них были знакомы не понаслышке. Дело в том, что у главы семейства? не было левой руки.

Все под Богом ходим

Майор Михаил Колмаков, офицер Приволжского регионального командования Внутренних войск, по кабинетам рассиживать не любит. Потому и предложил, пользуясь случаем, вместе выехать в посёлок Смолино.

? Кое-какие служебные вопросы на артиллерийском полигоне порешать нужно. И к родителю заодно заглянем: батя мой там кузнецом трудится и по совместительству исполняет обязанности местного церковного старосты.

Возле полосатого шлагбаума нас встретил крепкий мужчина.

? Александр Валентинович, ? представился он после того, как крепко обнял сына. ? Ну что же, у Михаила судьба такая. Много пришлось ему пережить. О службе он сам расскажет. А что касается детства? Вырос он здесь, в этом военном городке. Тут же полигон, испытания и плановые стрельбы чуть ли не каждый день проходят. Надо ли удивляться, что Мишка решил стать кадровым офицером? Местные мальчишки растут в окружении людей, посвятивших себя служению Родине, так что профессии банкира, офисного клерка или бизнесмена здесь не особо популярны.

Что же касается веры, то тут у каждого свой путь. Я, к примеру, долгое время не был особо верующим человеком. Но как-то собрался съездить на могилу к отцу, Мишиному деду, значит. Ограду покрасить. И в ночь перед самым отъездом снится мне сон: икона, старинная наша семейная реликвия, обращается ко мне, что негоже ей среди прочего хлама на чердаке пылиться, а надо бы её из тьмы извлечь и на видное место поставить, чтоб пользу людям она приносила. Теперь та икона у нас в доме хранится.

Шедший рядом Михаил подхватил разговор:

? Меня к вере привела бабушка Евдокия Николаевна. Библию читала, в церковь с собой брала. По-детски наивно тогда всё это воспринималось. Но как-то раз гостил у неё в Тамбовской области, лет двенадцать мне тогда было. Пошли мы с друзьями купаться. А там гидроэлектростанция на реке. И заплыли мы очень близко к водозабору. Когда хватился ? было уже поздно: течением подхватило, понесло и затянуло под воду, прямо к лопастям турбин. Одно только помню: успел с сожалением подумать, что больше с бабушкой в церковь, наверное, ходить не придётся? Как уцелел тогда, не знаю. Вынырнул по другую сторону плотины, течение само прибило к берегу. И ни единой царапины! Тогда, кажется, впервые до конца осознал смысл выражения: «Все под Богом ходим»?

Потом жизнь еще не раз предоставит Михаилу случай убедиться в этом.

Шестьдесят шесть километров риска

О своем решении добровольно служить в Чечне, в 46-й отдельной бригаде оперативного назначения, Михаил известил только отца. Александр Валентинович выбору сына не удивился, хотя и не особо обрадовался. Ему уже не единожды доводилось слышать доводы наследника, что офицер может стать настоящим профессионалом, лишь пройдя испытание войной. «Батя, ну как я буду учить воевать своих солдат, если сам не понюхаю пороху, не испытаю себя в бою?!» ? парировал новоиспечённый лейтенант робкие возражения Колмакова-старшего. Распорядок дня у сапёров жёсткий: подъём в половине пятого, плотный завтрак, недолгие сборы, инструктаж ? и на маршрут. Тридцать три километра в один конец. И на каждом метре может поджидать радиоуправляемый фугас, в любой глубокой луже ? мина нажимного действия, у каждого невзрачного куста может притаиться растяжка. Восемь часов предельного напряжения и концентрации внимания. Да ещё тяжеленный бронежилет давит на плечи, едкий солёный пот заливает глаза. Затем после короткого перекура обратный путь. Обед, чистка оружия, отдых. И с утра ? всё заново? Вскоре Колмаков знал свой маршрут как «Отче наш».

Черный день сапера

Два года ходил Михаил по чеченским дорогам. Два года, практически ежедневно вступая в противоборство с костлявой, не давал ей себя обмануть, не позволял опередить. Он уже командовал инженерно-сапёрной ротой, получил третью звёздочку на погоны. Женился. Заканчивался срок контракта. И офицер собирался перевестись в Приволжье, в конце концов, ездить в командировки на войну можно и из родных мест.

Июль 2003 года обещал быть жарким во всех отношениях.

13 июля (вот и не верь после этого в приметы!) они вышли на маршрут. Всё шло как обычно: осмотр дороги и прилегающей местности, выставление заслонов. Прошли Терскую. Прапорщик Лут со своей собакой приступил к проверке места выставления наряда. Внезапно четвероногая помощница Бориса насторожилась. Есть закладка! Лут предостерегающе поднял руку вверх, успев крикнуть: «Стой!» И в это время прогремел взрыв: где-то затаившийся и наблюдавший за сапёрами боевик понял, что фугас обнаружен, и привел в действие взрыватель?

Колмаков, ещё не осознавая, что происходит, почувствовал тупой удар в плечо, по которому густым потоком потекла кровь. Подбежали солдаты. Услышал крик: «Командира ранило!»

Очнулся уже после операции в Моздокском госпитале. Вместе с сознанием вернулась и адская боль. Во рту еле шевелился сухой распухший язык, на зубах скрипел песок. Собравшись с силами, поднялся с кровати и, расковыряв корку из спекшейся на глазах крови, с трудом подошел к зеркалу. На него смотрел незнакомец в окровавленных бинтах, у которого странно, неестественно свисал пустой рукав пижамы?

В Моздоке Михаилу сделали еще одну операцию. Затем перевезли в Москву для продолжения лечения. А через неделю после этого террористы взорвали Моздокский военный госпиталь?

Возвращение в строй?

Даже после тяжелейших ранений и ампутации руки у Михаила ни на секунду не появлялась мысль оставить службу. Наоборот, он изначально поставил себе цель не просто снова занять своё место в строю, а вернуться в Чечню, в свою воюющую бригаду!

После девяти месяцев лечения старший лейтенант Колмаков записался на приём к начальнику инженерного управления Главного командования Внутренних войск генерал-лейтенанту Рябинову. Просил об одном: оставить на службе и направить в свой родной батальон. Владимир Лукич, сам боевой генерал, не единожды смотревший смерти в лицо, с пониманием отнёсся к просьбе офицера, обещал всяческое содействие. И слово своё сдержал: вскоре Михаил принял должность начальника инженерной службы в той самой части, в которую когда-то пришел молодым лейтенантом.

? Понимаете, я был должен вернуться назад, ? говорит Михаил. ? Доказать в первую очередь самому себе, что не сломался, выстоял. Как выстояли наши предки под Бородином и после московского пожара всё же дошли до Парижа. Как не сломались в сорок первом и смогли поднять Красное знамя над рейхстагом в сорок пятом. Если бы я не вернулся, то, наверное, стал бы другим человеком?

Еще целых полтора года кавалер ордена Мужества капитан Колмаков служил в Чечне. Учил своих подчинённых и вместе с ними ходил на боевые задания.

В феврале 2005 года майор Колмаков был переведен в Нижний Новгород. Служба идёт своим чередом: Михаил грамотно решает текущие вопросы, наравне с остальными офицерами управления выезжает на стрельбы и практические занятия по командирской подготовке.

?и возвращение в жизнь

Первым, кому он сообщил о своей страшной беде, был, конечно же, отец. А потом, собираясь с духом ещё неделю, Михаил набрал номер телефона жены. После слов: «Теперь я без руки?» ? в трубке повисла гнетущая тишина, разорвавшаяся рыданиями. Потом опять стало тихо. И вот сквозь всхлипы сапёр услышал голос своей Елены:

? Ничего, ничего, родной. Главное, что живой. Маресьев вон без обеих ног и на самолёте летал, и жил. И мы проживём как-нибудь. Возвращайся, будешь дома сидеть, а я работать пойду.

Они познакомились, когда Лена была ещё студенткой Нижегородского политехнического университета. Узнав, кем и где служит с первого взгляда понравившийся ей молодой человек, девушка согласилась не только стать его женой, но и отправиться вместе с избранником на Северный Кавказ. Вот только диплом получит ? и готова собирать чемоданы. И непременно приехала бы к мужу. Но в апреле 2002 года у Колмаковых родилась Аннушка ?

Пока муж восстанавливался после ранения, Лена старалась оградить его от всяких забот и дел. А потом поняла, что загрузить домашней работой часто замолкавшего и надолго уходящего в себя супруга будет лучшим выходом из положения. «Нечего тебе без дела сидеть, всё-таки мужчина! А мужику всегда есть чем заняться», и Михаил, что называется, встрепенулся. Сейчас он не только прекрасно справляется со всеми мужскими хозяйственными хлопотами, но и замечательно готовит, водит машину, когда выпадает свободное время ? с увлечением учит дочь рисовать.

Серьезная барышня шести лет от роду в довершение ко всем своим достоинствам летом прошлого года с папиной помощью научилась плавать. И вообще считает, что жизнь у неё складывается замечательно. Правда, под большим секретом призналась, что для полного счастья ей не хватает трёх вещей: белого котёнка, чёрного щенка и? волшебной палочки.

Сначала подумал, что сказочный атрибут нужен юной волшебнице, чтобы «вылечить» папу. Но Аня, чутким детским сердцем уловив в моих глазах немой вопрос, сама закончила собственную мысль:

? Тогда я смогу летать по всему свету, делать добрые дела и помогать всем хорошим людям.

Вот так вот. А папу и маму она и без волшебной палочки любит всей душой?

К слову

Церковь в поселке Смолино, воздвигнутая при самом активном участии отца и сына Колмаковых, была освящена 4 ноября 2007 года ? в праздник особо почитаемой на Руси Казанской иконы Божией Матери и в День народного единства.

3599

Комментирование данного материала запрещено администрацией.