Апология консерватизма. Часть VI. Идеологическая

06:00 — 26.04.2008

Алексей Ларин

Свой собственный дом почти априори делает человека патриотом...

Свой собственный дом почти априори делает человека патриотом...

Апология консерватизма. Часть VI. Идеологическая

06:00 — 26.04.2008

Алексей Ларин

Приоритеты

В мировоззренческой шкале приоритетных ценностей у консерватора на первом месте стоит, безусловно, дом. Дом ? в самом общем и широком понимании этого слова. Дом, как строение, дом как жилище, дом как семья, дом, как альтернатива всему остальному миру. «Мой дом ? моя крепость» ? эта максима принадлежит англичанам, но характерна она для любого консерватора в любой точке земного шара. В том числе и в России.

Нет, есть, конечно же, еще и Бог, и церковь, как дом Бога. Но о Боге, вере и Церкви мы сейчас говорить не будем. Во-первых, и для многих либералов, и даже социалистов, как ни странно, Бог является такой же высшей ценностью, как и для консерваторов. Достаточно вспомнить ХДС/ХСС в Германии или Либеральную партию в Великобритании. Люди, исповедующие самые разные политические идеологии, вполне могут верить в одного Бога и служить ему. Правда, каждый по-своему, но это уже не политическая проблема.

Во-вторых, мы все-таки разбираемся с политическими и социально-экономическими основами консерватизма. И название этой части ? идеологическая ? ничего не меняет. Поскольку любая идеология ? это произведение человеческое, направленное на достижение или обоснование им своих конкретных земных целей. Тогда как религия есть творение Божие, которое, хоть и непосредственно влияет на нашу земную жизнь, все же с трудом может быть идентифицировано с каким-либо одним конкретным политическим течением или учением. И консерватизм ни в коей мере не претендует на эксклюзивное обладание религиозной истиной, хотя и верно, что религиозная составляющая в консерватизме много гуще и весомее, нежели в параллельных системах ? либерализме и социализме.

Но после Бога, которого вообще нельзя ставить на какое-то место, ибо он сам по себе, вне любой шкалы и системы, на первом месте у консерватора стоит дом. То самое личное пространство человека, куда запрещен вход государству и обществу. То место, которое человек создает сам, для себя или для семьи и намеревается в идеале передать своим наследникам как нечто твердое, устойчивое и незыблемое, оставленное им на земле после смерти. И в отличие от либерализма, который также рассматривает дом как приватное и неприкосновенное право человека на изоляцию от общества, но никак иначе, консерватизм вкладывает в понятие «дом» более широкий и глубокий смысл.

Дом

Дом для консерватора ? это не только место, где он проводит свое время, свободное от общественных и государственных обязанностей. Это также и его «корень» на земле, та самая точка опоры, на которой строится и все остальное ? семья, работа, родина. Для консерватора дом ? вообще основа всего социального существования человека. Если есть дом, а уж особенно если он построен, обустроен или так или иначе приобретен собственными руками, с большой долей вероятности будет и все остальное. Будут и семья, и друзья, и работа, и, собственно, даже родина, которая для консерватора не иначе, как в доме, и воплощается. Консерватор редко любит родину вообще, для него эта любовь олицетворяет именно в каком-то конкретном небольшом и уютном месте, обустроенном либо им самим, либо, что еще лучше, его предками. И за это место, за эту свою малую родину консерватор и готов воевать, хоть с внешними хоть с внутренними врагами. Человек, незаконно посягнувший на дом, становится врагом, и с ним надо сражаться ? такая логика наиболее естественна для консерватора. И ведь сражается консерватор не просто за стены и помещения, как логично бы вытекало из либерального понимания дома. Нет, он сражается за свое место на земле, родное для него и уникальное в своей неповторимости, хотя, на взгляд постороннего, может быть ничем и не отличающееся от сотен и тысяч таких же мест.

Но дом ? это опора не только для консерватора, но и для государства, для всей страны вообще. Оттого так важно сместить акцент в строительстве с квартир на частные дома. Причем не государством построенные, а самими гражданами, хоть лично, хоть наемными и подрядными организациями. Ведь что такое квартира? Четыре стены, пол и потолок ? всё! При всем желании не отыщешь в квартире ни идейного, ни философского, ни сакрального смысла. Квартира ? это всего лишь место проживания, которое легко сменить и не жалко потерять. Квартира не «привязана» к земле, а, стало быть, не побоимся сказать, ? и к родине. Воевать за дом ? святое дело, за квартиру ? глупое. Свой собственный дом почти априори делает человека патриотом, тогда как «квартирного» человека приходится еще воспитывать, осуществляя идеологическую накачку.

Дом делает человека не только патриотом и активным защитником родины, но и социально устойчивым и ответственным гражданином. Ответственность формируется просто ? негоже раскачивать общество и призывать к разным властным пертурбациям, когда в результате оных есть риск потерять и дом, и родину, и все остальное. Домовладелец вообще по природе своей человек устойчивый и ответственный, и именно он в большинстве своем голосует за действующую власть. Разумеется, лишь при условии, что она обеспечивает защиту его законных интересов от аппетитов пьяной голытьбы и хищных рейдеров. Соответственно, чем больше будет в стране законных домовладельцев и домохозяев, тем спокойнее и устойчивее будет идти развитие страны и тем увереннее сможет себя чувствовать действующая власть.

Страна

Отношение к дому непосредственно влияет и на отношение консерватора к стране, народу и государству. Да, малая родина у консерватора всегда на первом месте, но обычный здравый смысл подсказывает, что в отрыве от большой Родины никакая малая существовать не может. По-своему, это ощущение прекрасно выразил Тургенев, сказав как-то: «Россия без каждого из нас обойтись может, но никто из нас без России обойтись не может». Аналогичные ощущения пронизывают практически любую консервативную программу и идеологию.

В самом деле, если для социалиста на первом месте стоит собственно социум, общество и принципы его правильной организации, а для либерала ? конкретный человек и его личные интересы, то для консерватора определяющим является именно национальный принцип и преобладание национальных интересов над прочими. В обычное, мирное время консерватор, впрочем, не даст государству обмануть себя и не согласится с ущемлением своих прав «в интересах нации». Но в критическое время, в особенности же военное, консерватор сам предложит ввести ряд политических и экономических ограничений, ради достижения одной цели ? спасения страны.

И дело здесь ни в коем случае не сводится к чисто утилитарным и прагматичным мотивам. Хотя и они, безусловно, играют свою роль ? любой разумный человек понимает, что если в стране бардак, или, что еще хуже, ей угрожает реальная внешняя опасность, то ни о каком уютном приватном существовании в собственном доме не может идти и речи. Разрушение государства означает и разрушение всех защитных механизмов ? от армии до суда, и любой человек, любой дом становятся легкой добычей захватчика, хоть внутреннего, хоть внешнего. Но определяющим является все-таки не этот разумный и прагматичный мотив, а простая любовь к стране. Любовь к стране, как и вера в Бога, не зависит, разумеется, от политических предпочтений, но все же лишь у консерватора она облекается в идеологические программы и ставится на первые места. Интересы нации определяют и все остальное, и не случайно поэтому консерваторы почти все сплошь националисты в отличие от интернационалистов, социалистов и космополитов-либералов. Правильное общество, по логике социалистов, можно построить где угодно, а раз так, то и жить можно где угодно. То же самое, по логике либералов, ? рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше. И жить нужно именно там, где лучше всего. Если на родине ? то на родине, если за границей ? то за границей. Национальный фактор здесь не играет никакого значения.

Подобная логика консерватору глубоко противна. Он не ищет места, где лучше, а стремится сделать лучше свое, родное место ? Родину. Он не потому любит Родину, что она лучше всех, а потому стремится сделать ее лучше всех, что любит ее. Он не перестанет любить ее любой ? несчастной, страшной, бедной, ужасной, но и терпеть он ее такой не будет. Он будет ее строить, переделывать и украшать, как любой нормальный человек, который хочет прожить всю жизнь в одном доме и передать его детям и внукам.

Мир

А вот мир консерватор переделывать не станет. По одной простой причине, вытекающей из простого религиозного опыта, ? что Бог сделал, не нам, стало быть, переделывать. И все фантастические миражи глобального человеческого мироустройства, периодически возникающие то в одной, то в другой воспаленной голове, консерватора не интересуют и не занимают нисколько. Единственная глобальная миссия, в какой-то степени еще более-менее приемлемая для консерватора, ? это религиозное проповедничество. Раз уж сам Господь велел нести его Слово в мир ? дело это, в таком случае, вполне достойное и даже необходимое.

Но и только. Переделывать мир можно лишь в соответствии с Божьими заповедями, а никак не по собственным фантазиям. Причем консерватору противно осуществлять подобные проекты не только в собственной стране, но и за рубежом. Навязывать другим народам силой оружия собственное мировоззрение, устанавливать в мире свой образ жизни ? нет, это не путь консерватора. И в международной политике его принцип прост ? отстаивание собственных национальных интересов, а не навязывание их другим.

Апология консерватизма. Часть  V. Социальная

Апология консерватизма. Часть IV. Экономическая

Апология консерватизма. Часть III. Политическая

Апология консерватизма. Часть II. Политическая

Апология консерватизма. Часть  I. 

3203

Комментирование данного материала запрещено администрацией.