Несвоевременные мысли

06:00 — 15.04.2008

Григорий Шахновский

Несвоевременные мысли

Несвоевременные мысли

06:00 — 15.04.2008

Григорий Шахновский

И не прибыль меня манила,

И не золотая жила,

А упорная моя кость,

И природная моя злость.

Владимир Высоцкий.

Не так давно, с подачи президента Путина, в российской политической, экономической и научной элите вдруг заговорили о необходимости резкого и обязательного повышения производительности труда. Причем заговорили так страстно и увлеченно, что, кажется, это единственная нерешенная проблема на сегодняшний день, и от ее решения зависит судьба всей России. Что ж, разберемся. Но сразу же предупреждаем, что это не научная статья и не экономический очерк, предполагающий четко выстроенную систему, выдвижение тезиса, обоснование, доказательства, и т.д., и т.п. Это просто некоторые мысли на тему. Причем, несвоевременные мысли. Почему? Сейчас поймете.

Спору нет, производительность труда в России сейчас в разы ниже, чем в ряде развитых стран Запада и Востока. И повышать ее нужно ? с этим тоже мало кто станет спорить. Вопрос в том ? как? И ради чего? Причем, второй вопрос в этом ряду значительно важнее, сложнее и принципиальнее первого, ибо для русского человека не ответив на вопрос «ради чего?», нет смысла разбираться с вопросами «как?» и «почему?»

Итак, ради чего повышать производительность труда? Или, скажем проще, зачем нам надо начинать работать лучше, нежели мы работаем сейчас? Очевидный ответ напрашивается сам собой, но нас он удовлетворить не может. Очевидный ответ гласит ? надо лучше работать, для того, чтобы лучше жить.

Очень хорошо. Подобная мотивация прекрасно работает на Западе, но, к сожалению, встречает известные препоны в России. Старая экономическая логика ? дайте человеку больше денег, и он станет лучше работать ? далеко не всегда уже справедлива и на Западе, а уж в России и тем паче. Мне приходилось общаться с предпринимателями, и с их работниками тоже, и могу засвидетельствовать ? лишь единицы готовы на определенные сверхусилия за дополнительную плату. Большинство же не готовы даже своими выходными пожертвовать, разве только уж за какие-то совершенно безумные сверхурочные.

Материальный достаток ? это замечательно. И мало кто предпочтет жить хуже, когда можно жить лучше (в материальном плане). Но вот заводиться из-за этого, страдать, стремиться, надеяться, мечтать, проще говоря, всю свою жизнь класть ради того, чтобы к старости стать богаче, нежели в юности ? на это охотников в России найдется немного. И соблазнять русского человека заманчивыми материальными перспективами ради повышения эффективности и производительности труда ? дело дохлое! Не выйдет! Даже если и согласится он на какое-то время увеличить свою работоспособность, и появится реальная отдача, и отдача эта будет очень хорошо оплачена ? вряд ли полученная сверхприбыль будет вложена в дальнейший рост производительности труда. Скорее, пропита, проиграна, промотана, но только не вложена в акции и не положена в банки.

Принято объяснять такое поведение типично русской ленью и безалаберностью. Я сам, лично, неоднократно и слышал подобное объяснение, и в книжках встречал, даже в серьезных научных трудах. Меж тем, как объяснение это лживо насквозь ? от начала и до конца. И похоже не на объяснение, тем более на научно обоснованный вывод, а на устоявшийся стереотип, сформированный людьми явно далекими от реальности, причем не только русскими.

Во-первых, нежелание работать больше и лучше за более высокую плату характерно не только для русских, но и для большинства народов неевропейского происхождения. Знаменитый историк Макс Вебер, чье имя уже стало нарицательным в среде наших либералов, привел в своем классическом труде «Протестантская этика и дух капитализма» любопытное наблюдение, почему-то полностью проигнорированное теми же либералами. Он пишет, как американские индейцы, нанимаемые плантаторами для работы на рисовых и хлопковых плантациях, вместо того, чтобы больше работать, когда им предложили большую оплату за единицу времени, наоборот, стали работать меньше. Они вычисляли, сколько им надо работать теперь, чтобы получать прежний уровень оплаты, и ровно на прибавленный излишек снижали продолжительность и эффективность своего труда. Им было достаточно прежнего уровня! Вот в чем фокус!

Как раз по этому поводу есть один замечательный анекдот. Американский капиталист приезжает в Африку, видит под пальмой развалившегося негра с бананом и начинает возмущаться: Ну, и чего ты тут развалился, ничего не делаешь? Набрал бы тачку бананов, отвез бы на пристань, продал бы. ? А зачем? ? флегматично отвечает негр. ? Как зачем? Продал бы бананы, на вырученные деньги нанял бы еще двух негров, собрал бы грузовик бананов, опять привез и продал. ? А зачем? ? Как зачем? На вырученные деньги купил бы плантацию, нанял бы рабочих, все на тебя бы работали, а ты бы лежал и ничего не делал. ? Так я и так лежу и ничего не делаю. Конец анекдота.

Во-вторых, совершенно необоснованно и необъективно обвинение русских в лени и безалаберности. Говоря прямо, это попросту вранье. Русские умеют работать, русские могут работать, русские любят работать, если уж на то пошло. Вопрос в том ? когда, где, и, самое главное, ради чего? Хорошо, много, упорно, эффективно, а если надо и гениально русские могут работать лишь в двух случаях ? в случае экстремальной опасности и необходимости, и в случае их личной бескорыстной заинтересованности. Всё! Во всех остальных случаях он вполне удовольствуется минимальным уровнем достатка, не требующего излишнего напряжения сил.

Собственно, сама русская природа так устроена, что любой иной рабочий ритм здесь попросту невозможен. Это было подмечено давно, об этом писали не раз и не два. Как, например, Ключевский: «? великоросс приучался к чрезмерному кратковременному напряжению своих сил, привыкал работать скоро, лихорадочно и споро, а потом отдыхать в продолжении вынужденного осеннего и зимнего безделья. Ни один народ в Европе не способен к такому напряжению труда на короткое время, какое может развить великоросс; но и нигде в Европе, кажется, не найдем такой непривычки к ровному, умеренному и размеренному, постоянному труду, как в той же Великороссии». Кстати, президент Путин признался как-то, что почитывает на досуге Ключевского. Интересно, вычитал ли он это суждение нашего знаменитого историка?!

Да, в России способны к напряженному, изматывающему, и при этом чрезвычайно эффективному труду. Но поводом к этому должны стать действительно экстремальные обстоятельства. Война, например. В Великую Отечественную войну в чрезвычайных условиях нехватки практически всего ? денег, времени, людей ? удалось осуществить грандиозную эвакуацию всей промышленности с запада на восток страны и запустить ее практически с нуля. Точно так же, с нуля, чрезвычайным напряжением всех сил создавал в свое время Петр 1 новую русскую армию и флот. И создал ведь! Причем самыми эффективными в тогдашней Европе.

Но это не значит, что русские способны работать только в экстремальных условиях. Нет! Они способны и во вполне мирных, обыденных условиях добиваться поразительной эффективности и высочайшей производительности труда, если им это самим интересно. Но чтобы труд был поистине интересен русскому человеку, он должен выходить за рамки обыденного земного кругозора и устремляться куда-то: либо ввысь, либо вдаль. В русской истории были примеры и того, и другого.

В XIV-XVI вв. на Руси осуществлялось грандиозное освоение страны, не слишком удачно названное позже «монастырской колонизацией». Монахи, ученики и сподвижники святого Сергия Радонежского сотнями и тысячами шли вглубь страны, на север и на восток, и там расчищали лесные дебри, распахивали росчисти, строили храмы и монастыри ? словом, украшали землю. И все это грандиозное, поразительное по своей эффективности освоение русского пространства шло добровольно. Хотя и стоило, особенно на первых порах, невероятных трудов. И все же Соловки были освоены не зеками, а монахами-добровольцами, трудившимися не ради корысти земной, а ради Бога. Им самим было интересно их дело, ибо направлено оно было ввысь, к Богу, а не ради удовлетворения сиюминутных интересов.

Была и другая попытка, направленная уже не ввысь, а вдаль ? то, что сейчас принято называть советским проектом. Это тоже было интересно, это тоже было, по-своему, уникальной попыткой прорыва, только не к Богу, а в светлое будущее. И пока русским это было интересно, они вкалывали, не покладая рук, на неприспособленном оборудовании периода индустриализации, добиваясь высочайших результатов. Когда же стало понятно, что проект бесперспективен, и ничего путного из него не выйдет, стремительно угас и весь трудовой энтузиазм, и все выродилось в пошлую формулу: «Они делают вид, что нам платят, мы делаем вид, что работаем».

Не надо повторять прежних ошибок. Но и новых совершать тоже. Не будет русский человек хорошо работать за деньги. Ему нужна идея, ему нужна мечта. Дайте ему эту мечту, и все японцы с немцами, со своей хваленой производительностью, останутся далеко позади. Dixi!

4494

Комментирование данного материала запрещено администрацией.