Трудный педагог: вопиющий случай в Балахне

06:00 — 05.04.2008

Ирина Славина

"Ну что ж, дитя мое, придется тебе идти в приют!"

Трудный педагог: вопиющий случай в Балахне

06:00 — 05.04.2008

Ирина Славина

Этот вопиющий случай произошел в Балахне. Сюда, в дом своих родителей, Ирина Елисеева привезла из Питера одиннадцатилетнюю Юлю Лебедеву ? дочку своей закадычной подруги, погибшей в результате разбойного нападения на одной из улиц Санкт-Петербурга в феврале 2008 года?

Отец Юли, до этого уже два года находящийся в разводе с Юлиной мамой и проживающий в коммунальной квартире, конечно, дал согласие на переезд своей дочери в нижегородскую провинцию. Это было естественно, ведь девочке после гибели мамы были необходимы психологический комфорт и максимум заботы, чего он сам предоставить Юле не мог. К тому же до этого Юля не раз бывала в Балахне, всегда проводя здесь летние и зимние каникулы, и даже отдыхала в летнем лагере при балахнинской школе № 14. Рядом с Юлей, кстати, и в Питере, и в Балахне, всегда находился ее друг и ровесник Егор ? сын Ирины Елисеевой и Юлин двоюродный брат? Да-да! Брат! Юлина мама приходилась Ирине свояченицей, пока они были замужем за братьями-близнецами, от которых в один год одна родила дочь, другая ? сына. Когда оба брака распались, женщины сохранили дружбу, оставшись друг для друга надежной опорой??

Естественно, и на сей раз Юленька приехала в Балахну вместе с Егором. И, что ни говорите, приехала к родне. Между собой взрослые порешили, что девочка останется здесь до конца учебного года и на лето, а тем временем Юлина бабушка постарается оформить опекунство над внучкой. Тогда уж та и переедет к ней, в Ярославль. Оформление опекунства, надо напомнить, ? дело крайне хлопотное, отнимающее много сил и времени, да и здоровье у бабушки, лишившейся в одночасье дочери, пока остается неважным. Так что дом родственников в Балахне в качестве временного прибежища был наиболее подходящим местом для осиротевший девочки. ?

Первым делом по приезде Ирина позаботилась, чтобы Юля с Егором продолжили учебу. И отнесла их документы в школу № 14, где Егор когда-то учился в начальных классах. Да и Юле она уже была знакома. ?

Документы приняли, и в самом начале марта дети приступили к занятиям. Учеба, надо заметить, быстро пошла у них в гору, в дневниках замелькали хорошие отметки, хотя прежде, как рассказала Ирина, проверять у них успеваемость было грустным занятием. Юля, казалось, тоже начала оправляться от пережитого горя, до конца, само собой, ею еще не осмысленного. Только 8 марта с ней случилась настоящая истерика: все дети поздравляют с праздником своих мам, а с нею мамы нет! И ведь никогда, никогда уже не будет! ?

Хорошо, что возле Юли находились любящие ее женщины ? Ирина со своей мамой, которые обласкали ее и утешили. Да и братишка был с нею. ?

Все бы ничего, да только в школе № 14 нашелся человек, усмотревший нарушение закона в пребывании Юли в Балахне в отсутствие, как выразилась эта дама в телефонном разговоре со мной, «законного представителя ребенка». Видимо, в школе № 14 города Балахны совсем нет трудных подростков, которым требуется особое внимание, поэтому ее социальный педагог Нина Валерьевна Кузнецова занялась Юлей, грубо, как я считаю, вмешавшись в ее судьбу, полагая, что имеет на это полное право. Позднее, доказывая мне свою правоту, она сошлется на Семейный кодекс России, якобы в соответствии с которым действовала. В результате этих действий, которые иначе, как мне представляется, можно назвать «охотой на ведьм», Юле не только помешали закончить третью четверть, но и лишили уютного угла и необходимой заботы взрослых. ?

Действительно, в Балахне Юля находилась без единственного теперь законного представителя ? отца. Но, подчеркнем, с его ведома, о чем свидетельствует письменное разрешение, выданное им Ирине Елисеевой. Правда, г-жа Кузнецова заявляет, что в глаза этой бумаги не видела, однако есть все основания усомниться в ее правдивости. Проверяя факты, о которых мне сообщила Ирина, я позвонила в гимназию № 70 Санкт-Петербурга, откуда выбыла Юля, где мне перечислили, копии каких документов представила Елисеева, прежде чем ей передали личное дело девочки. Среди них назвали письменное разрешение отца и, более того, ксерокопии билетов Ирины и детей до Нижнего Новгорода, так что все было без обмана. ?

В открытую женщина действовала и в Балахне, хотя обмануть-то педагогов было проще простого. Это был бы даже не обман! Ирина вполне могла бы умолчать о некоторых деталях, но не подумала об этом в силу своей, может быть, простоты. Можно было не сообщать подробностей о Юле, и тогда та спокойно закончила бы этот учебный год. А тут? Какую бурную деятельность развила г-жа Кузнецова, действуя, как она объяснила мне, «в интересах ребенка»! ?

Вот что диктует Семейный кодекс, на который сослалась социальный педагог, в п. 1 ст. 122: «Должностные лица учреждений? и иные граждане, располагающие сведениями о детях, указанных в пункте 1 статьи 121 настоящего Кодекса, обязаны сообщить об этом в органы опеки и попечительства по месту фактического нахождения детей». П. 1 ст. 121, к которому нас отсылают, определяет следующее: «Защита прав и интересов детей в случаях смерти родителей, лишения их родительских прав, ограничения их в родительских правах, признания родителей недееспособными, болезни родителей, длительного отсутствия родителей, уклонения родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, в том числе при отказе родителей взять своих детей из воспитательных учреждений, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений, а также в случаях отсутствия родительского попечения возлагается на органы опеки и попечительства»? ?

В свое время наш великий земляк Максим Горький написал: «Мудрость жизни всегда глубже и обширнее мудрости людей». Жизненные ситуации могут быть такими, которые никаким законом не предусмотришь. Как в соответствии со ст. 121 оценить положение Юли?! Как ни крути, не получается. Кстати говоря, в п. 5 ст. 3 Семейного кодекса написано: «В случае, если отношения между членами семьи не урегулированы семейным законодательством или соглашением сторон.., обязанности членов семьи определяются исходя из общих начал и принципов семейного и гражданского права (аналогия права), а также принципов гуманности, разумности и справедливости». Общие же начала в п. 1 ст. 1 Семейного кодекса таковы: «?Семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав?». Безусловно, правом отца Юли было разрешить временно заботиться о дочери тем, кто мог обеспечить для нее наиболее приемлемые условия для жизни и развития. ?

Вообще, как мне кажется, здравый смысл ? вот что должно было повлиять на решение вопросов с пребыванием Юли в Балахне. Имелись ли какие-либо причины для беспокойства, кроме формальных (я имею в виду временное отсутствие «законного представителя» Юли)? Для того чтобы выяснить это, г-же Кузнецовой достаточно было поговорить с девочкой, ведь ст. 57 Семейного кодекса гласит, что «ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы? Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам». Противоречило ли интересам Юли ее проживание в уютном частном доме в Балахне рядом с близкими ей людьми, окружившими ее заботой 24 часа в сутки, вместо жизни в сумасшедшем городе, где совсем недавно погибла ее мать, в условиях коммунальной квартиры с шестью (!) соседями вместе с отцом, которому, между прочим, приходится трудиться с утра до позднего вечера?! Может быть, Юля жила в Балахне против своей воли?! ?

Я думаю, прежде чем принимать судьбоносные решения, г-же Кузнецовой, помимо всего прочего, необходимо было побывать у Юлиных близких дома, чтобы понять, что в ее «помощи» девочка совсем не нуждается. Могла бы и позвонить в Питер Юлиному отцу. То есть вникнуть в суть дела и, что называется, не пороть горячку. Но? Эх, энергию бы Кузнецовой ? да в мирных бы целях! И чтоб так повсеместно было! Тогда бы наконец были выужены из подвалов и коллекторов все малолетние бродяжки. Их всех бы обогрели, накормили, вылечили от вшей и чесотки, обеспечили условиями для получения образования??

Почти две недели успешно проучилась Юля в балахнинской гимназии, когда вдруг Ирину, устроившуюся к тому времени на работу в Балахне, чтобы до отъезда Юли в Ярославль жить подле нее, Кузнецова уведомляет о решении районной комиссии по делам несовершеннолетних: той следует срочно вызвать Юлиного отца в Балахну, иначе девочка будет помещена в областной приемник-распределитель? Вот, оказывается, что было необходимо Юле по видению кое-кого из балахнинских «защитников» детей! И от несчастного ребенка своих грандиозных планов педагоги не утаили??

Отец Юли появился в Балахне незамедлительно, забрав Юлю обратно в Питер. Каково там теперь девочке, г-жу Кузнецову, наверное, уже не волнует. Но здесь остается еще Егор, которого Ирина хочет оставить у бабушки, потому что бороться за выживание и одной воспитывать сына в Санкт-Петербурге невыносимо трудно. Однако ж, как жалуется женщина, в гимназии № 14 ей заявили, что оставить ребенка бабушке, чтобы тот рос и учился здесь, ей не позволят. ?

Кстати?

Председатель комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Балахнинского района Галина Николаевна Соловьева, естественно, была в курсе этой истории. Справедливости ради следует отметить: в отличие от социального педагога Кузнецовой сегодня она признает, что к решению проблемы с Юлей комиссия подошла формально и, как она сама выразилась в телефонном разговоре со мной, «перебдела» (что, как мне кажется, так же опасно, как недобдеть). Правда, Соловьева настаивает, что ее коллеги за границы правового поля не переступали. Что же касается дальнейшей судьбы Егора, Галина Николаевна заверила, что чинить препятствия его обучению в Балахне в отсутствии матери никто не будет. Для этого, как сообщила Соловьева, Ирине надо будет только оставить заявление в районном органе опеки и попечительства, в котором та передаст полномочия бабушке Егора. Видимо, и Юлин отец с Ириной, оформи они такую бумагу, в последующем оградили бы себя от вмешательства в свои дела чересчур ревностных должностных лиц. Получается, и нам, родителям, перед отправкой своих детей на каникулы, предположим, в деревню к родственникам, также необходимо оформлять соответствующий документ и это будет нашим вкладом в то, чтобы поступление бумаги в топку государственной бюрократии, не дай Бог, не иссякло??

Руководитель аппарата уполномоченного по правам человека Нижегородской области Светлана БАРАБАНОВа комментирует ситуацию?

3335

Комментирование данного материала запрещено администрацией.