Дети в неволе

06:00 — 26.06.2007

Оксана Снегирева

Многие6 в колонию попали еще подростками.

Многие6 в колонию попали еще подростками.

Дети в неволе

06:00 — 26.06.2007

Оксана Снегирева

О том, что можно лишиться свободы, Димка никогда не думал всерьез. Но сложилось все так, как сложилось.

И вот он, 17-летний паренек невысокого роста, уже сидит в актовом зале Ардатовской воспитательной колонии. Суд приговорил его к двум годам лишения свободы.
Конец свободе

? За что? ? осторожно спрашиваю, пытаясь завязать разговор.

? Статья 161, часть 2, ? без запинки отвечает он. И видя мою некомпетентность, поясняет: грабеж.

? А как вышло?

Димка отводит глаза.

? Не хочешь рассказывать? Он отрицательно качает головой.

Сегодня Димка в колонии на облегченном режиме, здесь получил профессию автослесаря. Как и у большинства, у него есть шанс освободиться условно-досрочно.

? Домой хочется?

? Без разницы, все равно освобожусь рано или поздно.

Димке не повезло с самого начала. Мать лишили родительских прав, отец был осужден. Мальчишка попал в детский дом. Как только папа вышел на свободу, решил кровиночку забрать. Учителя вспоминают, что Дима хорошо учился и вообще-то никаких особых нареканий не вызывал. Кто знает, попади он в другую среду, как бы сложилась его жизнь. Но его детство было не очень сладким. Папа пил, не работал, водил женщин. Их маленькая комнатка больше напоминал хлев. Димка взрослел. Интересы становились другими, хорошие оценки сменились двойками, а уроки ? прогулами. Друзья оказались как на подбор. В ход пошел клей, который, оказывается, можно нюхать и получать кайф, алкоголь, начались приводы в детскую комнату милиции, беседы с инспектором по делам несовершеннолетних, но остановить этот снежный ком оказалось уже нельзя. Преступление, суд ? и конец свободе.


Пусти в зону

Прелесть последнего, хорошо понимаешь, когда ты, свободный человек, проходишь на территорию колонии. Шаг ? и входная дверь захлопывается, вторая дверь не откроется до тех пор, пока не будет закрыта первая. Пропускают только по трое. Показываем документы, пропуска. Иначе нельзя, осужденные ? хоть и дети, но совершившие отнюдь не детские шалости. Взгляд невольно падает на небольшой плакат не стене «Склонные к побегу».

? А что, случаются побеги? ? обращаюсь к начальнику отдела воспитательной работы Ардатовской колонии Константину Михайловичу Заикину.

? Последний был 10 лет назад.

? Поймали?

? Поймали.

Наш разговор прерывает выкрик охранника:

? Иван, пусти в зону.

И ты еще четче понимаешь, что здесь отнюдь не пионерский лагерь. Очередная дверь, еще одна. И вот территория Ардатовской колонии. Абсолютная чистота и порядок сразу бросаются в глаза. Цветники, клумбы, белые бордюрчики и яркое солнце тут же стирают ощущение, что находишься на территории колонии.

Сегодня здесь гости. Представители администрации Московского района, комиссии по делам несовершеннолетних, начальник уголовно-исполнительной инспекции Московского РОВД приехали по традиции к воспитанникам из Московского района. Все вместе собираются в актовом зале. Пока заместитель главы администрации рассказывает ребятам о том, как развивается их родной район, пытаюсь понять, а хочется ли им об этом знать?У этого в глазах явное равнодушие, а у его соседа и вовсе насмешка. А эти двое постарше слушают с интересом, тот, который сидит сзади, совсем еще с детскими глазами, тоже хочет знать, что изменилось во дворе, где он вырос.

Впрочем, увидеть глаза большинства практически невозможно. Чаще они смотрят в пол. Зато глаза взрослых явно полны сострадания. Они пытливо всматриваются в образы этих мальчишек и, очевидно, задают себе только один вопрос: почему эти ребята оказались здесь и кто в этом виноват, кроме них самих?


За что закрыли

Его зовут Илья. Рассказывает, что дали год. Был пьяный и избил участкового.

? Так-то мы жили в Дзержинске, потом переехали в Нижний. Прожил на новом месте недолго, закрыли.

? Домой хочется?

? Неохота.

? Но почему? Все же хотят?

Илья пожимает плечами.

? А семья есть?

? Есть, но домой не хочется.

Андрею сидеть еще почти 6 лет. Сегодня ему 19 и торопиться есть куда ? дома осталась, как поведал сам парень, гражданская жена, которая ждет.

Максим скоро освободиться. В колонии провел немало лет. Состав преступления впечатлит кого угодно ? изнасилование, нанесение побоев средней тяжести.

Иван сидел в стороне от всех. Заметив, что я приближаюсь, явно обрадовался.

? Спрашивайте, ? улыбаясь, говорит он и сам продолжает. ? Отсидел я уже год и 2 месяца. Получил 7 лет. Конец срока в 2013 году. Надолго загремел. А как вышло? ? спрашивает он, предвидя мой вопрос. ? Гулял по ночам, выпивал, употребляли наркотики. И в одну из таких ночей лишил вместе с друзьями жизни человека.

? Человек- то был хороший?

? Такой же, как я.

? Ваня, а у тебя хорошая семья?

? Мама у меня одна, да только контроль был за мной плохой. Ей трудиться приходилось на нескольких работах. У меня ведь еще старший брат есть.

? А как на иглу сел?

? Друзья предложили, попробовал. И пошло-поехало. С каждым разом требовалось все больше и больше. Многие знакомые погибли от передозировки, кто-то покончил собой. Я в какой-то степени даже рад, что попал сюда, с иглы слез.

? А где деньги на наркотики брал?

? Воровал.

? Мать пишет?

? Сначала говорила, что я больше ей не сын, а потом все равно стала писать, приезжала.
Сегодня Ивану 18, он находится на облегченных условиях. К сведению, условия могут быть строгими, обычными, облегченными и льготными. Парень мечтает заслужить возможность существовать на льготных условиях, они дают возможность и более частых и длительных свиданий, и возможность освободиться условно-досрочно.

Разве разберешься, что в душе у этих мальчишек. Кто из них попал сюда, если можно так сказать, случайно, а кто наверняка вернется вновь. Согласно статистике вновь попадают многие. Но об этом не хочется думать, когда видишь, как загораются их глаза при виде подарков, привезенных гостями. Они еще совсем дети.


В монашеских кельях

Здесь вроде бы есть все условия, для того чтобы нормально жить. Константин Михайлович показывает корпуса, некогда это были монашеские кельи. Стены здесь метровой толщины, так что зимой тепло, а летом прохладно.

? Вот полы выложены плиткой вновь, причем все сделали наши ребята, ? рассказывает Константин Михайлович. ? Здесь душевая, умывальники, холодная, горячая вода. Это комната воспитательной работы. Есть кабельное телевидение, DVD, тут же проводим елки, разные праздники. На втором этаже спальни.

? Многие дома и на простынях-то белых не спали, ? замечает Константин Михайлович, показывая комнаты, а, заметив, что одна кровать заправлена иначе, спрашивает у воспитанников: а здесь у вас что?

? Это новичок прибыл.

Фраза, брошенная вскользь, вновь выводит из состояния эйфории, и ты понимаешь, что это отнюдь не курорт.

? Новенький поднялся, ? сообщают Константину Михайловичу в другом отделении.

В то же время в спальнях и стенгазеты, и занавески. А в углу иконы. В колонии есть молельная комната и даже начали строить храм. Тут же школа, в классах кое-где совсем новенькие парты, а в кабинете информатики современные компьютеры. И только одна деталь: на двери в каждый класс есть стеклянное окошечко. Воспитанник под постоянным пристальным вниманием.

Рядом со школой столовая, на стене меню. Ассортимент вполне приличный. Но ходить в столовую, школу, баню, на футбольное поле можно только строем. У мальчишек мало свободного времени, нужно учиться, получать профессию, трудиться на производстве, и даже в выходные, и дни школьных каникул в колонии масса мероприятий, особенно спортивных. Но все по расписанию, все в сопровождении.

Да и высокие стены, колючая проволока и охрана с собаками ? суровая реальность.
Многие скажут что эти дети, вовсе не ангелы и заслужили жизнь за колючей проволокой. Трудно не согласиться, но вместе с этим почему-то не покидает ощущение, что порой за звериным взглядом или тупым безразличием скрывается огромная человеческая трагедия, и если бы мы могли и хотели заглянуть в их души?

3228

Комментирование данного материала запрещено администрацией.