Эпоха утраты величия и могущества

06:00 — 03.10.2006

Михаил Грачев, Татьяна Романова

Эпоха утраты величия и могущества

06:00 — 03.10.2006

Михаил Грачев, Татьяна Романова


Мы начинаем публикацию глав из новой книги нижегородских ученых, посвященной проблемам современной языковой среды. «Культура современного города. Лингвистический ландшафт Нижнего Новгорода» ? так назвали свой труд М. А. Грачев и Т. В. Романова, исследователи, занимающиеся изучением проблем речевой культуры. Их научно-популярная книга издана НГЛУ при поддержке администрации г. Нижнего Новгорода. Примеров такого масштабного препарирования процессов живого современного языка мегаполиса найти трудно. А для нижегородцев она поучительна иллюстрациями из наших будней и выводами, которые делают авторы.

«Нижегородская правда» предлагает своим читателям цикл публикаций двух докторов филологических наук ? заведующего кафедрой русского языка и общего языкознания НГЛУ им. Н. А. Добролюбова, профессора М. А. Грачева и профессора этой же кафедры Т. В. Романовой. Это выдержки из их новинки, адаптированные к газете.

Россия ? страна, где традиционно существовало весьма уважительное, почти сакральное отношение к слову, особенно в среде интеллигенции. Власть и значительная часть общества совпадали в своем стремлении хранить языковые традиции как часть культурного наследия. Пренебрежение к нормам русского языка могло повлечь за собой разнообразные ограничения в достижении более или менее высокого социального статуса.

Ситуация изменилась в 90-х годах ХХ века. Отмена цензуры привела к резкому увеличению числа нарушений литературных норм в печатных изданиях, на радио, на телевидении. Общая тенденция неуважительного отношения к нормам русского литературного языка затронула театр, кино, публичную речь многих общественных лиц. «На дикую, чужую мне заменили кровь!» ? мог бы воскликнуть язык.

Преподавателями и студентами филологического факультета проведено исследование лингволандшафта нашего города. Увы, грязным и нелицеприятным в лингвистическом отношении оказался он. Mного неоправданных названий на иностранных языках. Нередко употребление подобных слов лишено здравого смысла, но стремление казаться «европейцами» у «новых русских» превыше всего. Объявления, вывески на домах, написанные на русском языке, также вызывают недоумение: в них много орфографических, пунктуационных и стилистических ошибок. На эту «лингвистическую захламленность» уже обратили внимание руководители Нижнего Новгорода.

Легализация мата, блатных слов (к чему призывают некоторые журналисты и ученые-лингвисты) означает крах культуры русской речи и потерю многих духовных ценностей. Главный козырь подобных «любителей русской словесности» ? свобода слова. Нужна свобода, а не своеволие. Культура ? это не только разрешение, но и запрет. «Не все ли равно, как говорить? Главное, чтобы тебя понимали» ? это ошибочный и вредный тезис. Ведь сознание определяет наше бытие.

О народе судят и по его языку. Народ можно уничтожить, если стереть его память, его историю, хранителем которой является язык. Считается, что с потерей каждого слова, с заменой его на неоправданное заимствование теряется частичка нашей души, нашей русскости. Мы, россияне, вырождаемся не столько физически, сколько духовно, а это страшнее, чем демографическое вырождение.

Вспомним хазар, которые выродились сначала духовно, пренебрегая родным языком, а потом и физически. И это несмотря на то, что Хазарский каганат был сильным государством. Такая судьба ждёт и нас, если не будут предприняты срочные меры по спасению русского языка и российской культуры. Русские, продвигаясь на Восток, несли высочайшую культуру, в том числе и языковую. Какую культуру несёт русский человек сейчас? Чему он научит другие народы? Мату и блатному жаргону? Порой стыдно за «великий, могучий и свободный» Русский Язык?

Наши предки гораздо бережливее относились к речи. Слово «речь» этимологически родственно словам «рок» (судьба), «зарок» (клятва), «порок», пророк. Слово понималось древними как живое существо, как целостный элемент, отсюда выражения: нарушить слово, сдержать слово. Словом можно излечить, словом можно убить. То, что сейчас «проделывают» с помощью слова современные психотерапевты, ? это часть древнего учения. Не случайно слово «врач» имело значение ? «знахарь, который излечивает с помощью слова (врет)», первоначально ? «заговаривающий, волшебник»; общеславянская лексема «вьрати» имело значение «говорить», аналогично и слова «волхв», «волшебник» образованы от старославянской лексемы «влснути» ? «непонятно говорить»; слово «обаяние» ? от обаять ? «заколдовать с помощью слова» (ср.: баять ? «говорить»). Да и сами слова «ведьма», «знахарь», «ведун» первоначально обозначали человека, который знал, как лечить словом.

Мы должны согласиться, что русский язык ? живой организм ? переживает не лучшие времена: как и весь российский народ, он болен, унижен. Беда для маленького народа, когда преследуется его язык, но катастрофа, если унижается и деформируется язык большого народа. Именно русский язык объединяет, именно он способствует развитию экономики, культуры и обороноспособности необъятной России. Он считается одним из шести мировых языков и одним из самых богатых. В СНГ он де-факто является средством межнационального общения.

Однако с 1990 по 2000 год русский язык как мировой сдавал одну позицию за другой. Вот конкретный пример: в Болгарии в 1999 году русский язык (он традиционно занимал первое место по изучению иностранных языков в этой стране) уступил английскому, а в 2000 г. оказался уже на третьем месте, второе занял французский язык. Сейчас ситуация несколько иная: усиливается интерес к русскому языку как в Болгарии, так и в других странах.

Мы представим объективный анализ языка Нижнего Новгорода конца ХХ ? начала ХХI вв. В рамках плана работы лаборатории социопсихолингвистических исследований Нижегородского государственного лингвистического университета и в ходе изучения специальных учебных курсов преподавателями и студентами II-IV курсов филологического факультета в 2005-2006 учебном году были проведены сбор материала и первичный анализ лингволандшафта. Результаты исследования нашли воплощение в этой книге.

Очевидно, например, что коренные изменения произошли в современном русском языке в связи с распадом СССР, преобразованиями в России. Все они имели место и в Нижнем Новгороде. Так, ушли из активного запаса многочисленные слова, штампы, клише, имеющие отношение к коммунистической партии и её идеологии, например: коммунизм, вождь, пролетарий, «да здравствует КПСС», «за мир во всём мире», «строитель коммунизма». Исчезли многие наименования, связанные с СССР, так как исчез и сам Союз.

Во второй половине восьмидесятых годов ХХ в. появилась группа слов, отражающая период сталинских репрессий и беззаконий (некоторые из них вернулись из пассивного запаса): культ личности, вождизм, враг народа, лишенец, доносительство, репрессии, лагерь, реабилитированный.

Вместе с тем гораздо реже стали употреблять лексику с положительной коннотацией: Родина-мать, Великая Отечественная война, Герой Советского Союза. Фактически вместе с водой выплеснули младенца ? то патриотическое начало, которого сейчас крайне не хватает нам. Почему-то оболгана вся русская история. Ряд журналистов (в том числе и известные тележурналисты) и писатели искажают прошлое, утверждая, что до них всё было плохо, сейчас всё стало хорошо. Но говорить так ? значит плевать в наших предков, воспитывать чувство неполноценности у россиян или чувство вины перед кем-либо.

В конце 90-х г. ХХ в. в общенародном языке появилось много лексем, отражающих борьбу различных партий: аграрий, аграрник, митинговать. Слово «перестройка» приняло иронический характер. Некоторые политические термины, а также фамилии политических деятелей население исказило, стало воспринимать иронично: приватизация ? прихватизация, перестройка ? катастройка, В. Жириновский ? Жирик, А. Чубайс ? Подсолнух.

В то же время активно начали употребляться историзмы, правда, с несколько иным смысловым наполнением: император, царь, Дума, земство, дворянин, дворянское собрание, община, старчество, подвижники. Возрождаются многие церковные понятия, и нередко теперь использование слов из Библии, Священного Писания.

Однако существует и другая ? раньше немыслимая ? тенденция, когда в книгах, в кино и по телевидению открыто употребляются нецензурные слова.

Меняющиеся условия хозяйствования тоже по-своему преобразуют язык. В нём сейчас функционирует много новых английских слов, возрождаются полузабытые русские лексемы начала ХХ в.: спонсор, приватизация, фермер, бизнес, бизнесмен, бартер, коммерсант, демпинг, маркетинг, менеджмент, дилер и многие другие. В настоящее время уже сформировался новый функциональный стиль ? бизнеса и коммерции. И не обойтись без английских по происхождению терминов, которые в обиходной речи могут вызвать непонимание. А сколько заимствований содержит теперь общественно-политическая лексика.

Проблема заимствований очень сложна. И, конечно, есть неоправданные, которые можно заменить словами русского языка. Нам кажется нелепым употреблять превалировать вместо преобладать, плюрализм вместо множественность, спонтанный или случайный, непреднамеренный и самопроизвольный; паритет вместо равенство, равноправие, эксклюзивный вместо исключительный, деструктивный вместо разрушительный, секвестирование вместо урезание, сокращение. Кроме того, во многих русских словах сохранилось отношение к той реалии, которое это слово обозначает. Пример: киллер и наёмный убийца, путана, гетера и проститутка, рэкетир и вымогатель. Ощутите разницу.

Злоупотребление иноязычными словами, неоправданное использование их без надобности приводит к засорению литературного языка. Но это лишь одна из множества его современных проблем.

3319

Комментирование данного материала запрещено администрацией.