Эх, раз! Да ещё раз, да еще мно-о-о-о? Почему мы гонимся за шляпой, в которую не верим

07:00 — 26.01.2006

Светлана ГАМЗАЕВА

Эх, раз! Да ещё раз, да еще мно-о-о-о? Почему мы гонимся за шляпой, в которую не верим

07:00 — 26.01.2006

Светлана ГАМЗАЕВА


Во всех громких, но совершенно не связанных между собой событиях последних дней есть одно важное общее: признаки дурной повторяемости.

Взять, например, арест Климентьева. Всем очевидна закономерность: стоит ему собраться на выборы, как у него начинаются проблемы с правоохранительными органами. «Снятие Климентьева с выборов уже превратилось в нижегородскую народную забаву», ? прокомментировал эту новость депутат Госдумы Александр Хинштейн. Действительно, Климентьев ? это наша местная мыльная опера. Вот он баллотируется в городскую Думу из СИЗО и проигрывает всего 6 голосов. Вот после шумной победы на мэрских выборах (скоропостижно аннулированной) на него надевают наручники в зале суда. Вот его снимают с выборов накануне голосования и арестовывают (небольшое разнообразие!) избирательные бюллетени. А вот арестовывают уже его самого, как сейчас, и исключают его фамилию из партийного списка «Родины»?

У каждой серии в этой саге возможны свои нюансы, но общая фабула сюжета остается неизменной. Власть уже давно недвусмысленно дала понять Климентьеву, что ему не дано вписаться в её систему. Климентьев уже давно недвусмысленно дал понять власти, что он всё равно будет биться за выборы, пусть даже как рыба об лёд. Игровое время отсчитывает второй десяток лет, и ни одна из сторон не хочет уступать. Разве это не дурная повторяемость нашей жизни?
Или взглянем с этой точки зрения на другое событие, произошедшее в эти дни. Случилась страшная трагедия: «ГАЗель» с людьми провалилась под лёд. Увы, уже не в первый раз на этом месте автомобиль уходит в полынью. Но каждую зиму по этому опасному участку реки между Павловом и Тумботином циркулируют машины. Только по масштабам жертв эта катастрофа беспрецедентная. Ни запрещающие знаки, ни разнообразные заграждения на берегу, ни грозные предупреждения, ни страшные истории минувших лет о людях, утонувших в ледяной воде в собственных машинах, ни, наконец, паром, регулярно курсирующий на этом участке реки, ? ничто не помогает! И трагедия повторяется снова?

Пока гром не грянет, наш мужик не перекрестится, это точно. Но когда гром грянет, он только перекрестится ? и снова за старое. Чтобы снова грянул гром. Постоянное громыхание на небе придает ощутимый смысл жизни. Вечное провоцирование грозы как основа веры.
За примерами повторяемости нашей жизни далеко ходить не надо. Вспомним, например, регулярную смену лысых и волосатых правителей. Или чередование авторитарных и тоталитарных режимов с короткими перебежками в виде реформ, больше напоминающих смуту. Включим телевизор и увидим там героев, казалось бы, сошедших со сцены еще лет десять-пятнадцать назад?
Или другая местная новость этой недели: за одну ночь сломали киоски на площади у Московского вокзала. Снос ларьков означает, что всё в очередной раз возвращается на круги своя. Были когда-то в городе большие гастрономы, единственные на весь микрорайон? Скоро опять останутся только они. Мелкие мини-маркеты и киоски постепенно изживаются как класс. Очередное повторение в нашей жизни ? не более того.

Известный писатель Михаил Осоргин в 20-е годы прошлого века написал «Прогностик, или предсказатель на каждый день». Коротко, в телеграфном стиле, он перечислил ключевые события, предрекаемые в каждый из семи дней недели. Например, понедельник: «На собрании коллегии ответственное лицо произнесет замечательную речь, от которой будет зависеть дальнейшее. Будет навсегда очищена от публики одна из площадей товарообмена. Культурно-просветительская ячейка переедет в другое помещение. Посланы будут в Главбум для переработки в бумажную массу все найденные экземпляры ?Летописи Нестора?. Слегка понизятся шансы на повышение шансов. Обмен нотами». Надо ли говорить, что во вторник товарообмен на очищенной площади возобновится. Чтобы в четверг площадь снова «навсегда очистили от товарообмена». Что «Летопись Нестора» в пятницу начнут печать в скорейшем порядке. Что в субботу ячейка опять переедет? Этот прогностик спустя 85 лет после написания почти идеально подходит и к нашей сегодняшней жизни.
Почему же у нас почти ничего не меняется и всё постоянно повторяется? Освальд Шпенглер в своей знаменитой работе «Закат Европы» говорил, что Европа отличается от Азии тем, что на Западе идёт последовательно, а на Востоке ? циклично. Если в Европе события развертываются линейно, то в Азии они практически не развиваются ? в европейском понимании.

А вот как сказал об этом писатель Гилберт Честертон: «Мир Азии ? колесо, а не наша кутерьма. Эти цивилизованные и мудрые люди как бы вращаются вокруг пустоты и, хуже всего, что этому нет конца? Все жители Азии могут надеть цилиндры, но они будут знать, что странные шляпы как пришли, так и уйдут, подобно планетам. Им не придет в голову, что, погнавшись за шляпой, можно попасть на небо или домой».

Мы же ? «Восток-Запад». Мы ? двуглавые орлы. Одна наша голова по-восточному мудра и не верит в шапочные перспективы. Другая ? по-западному неистова и готова гнаться за слетевшей шляпой, куда Макар телят не гонял. Поэтому нашей жизни и свойственна восточная повторяемость. Но у нас она ? дурная. Она рождает в нас не восточное умиротворение, а западную неудовлетворенность. И поэтому часто оборачивается трагедией.

3611

Комментирование данного материала запрещено администрацией.