Было в Селитьбе три храма…

15:40 — 06.09.2017

Было в Селитьбе три храма…

15:40 — 06.09.2017


Михаила Ивановича Калинина всесоюзным старостой прозвали не зря. Со всех концов страны писали ему письма в поисках защиты от несправедливости местных начальников, НКВД. И зачастую он помогал.

В Москву за правдой

Прознали об этом и в нашей Селитьбе. Фёдор Иванович Думнов и Александр Степанович Егоров писем писать не стали. Сразу собрались в Москву - ходатайствовать о местном храме, над которым нависла угроза закрытия. Добрались они до самого Кремля и на приём к Калинину попали.

Михаил Иванович, сам из крестьян Тверской губернии, ходоков принял ласково. Внимательно выслушал, ненадолго вышел из кабинета, вернулся с толстой папкой в руках. Тут-то мужчины наши и ахнули. В папке - десятки заявлений от жителей селитьбенской округи, просивших закрыть Троицкий храм и отдать здание церкви под нужды советского государства.

– Папа рассказывал, в той папке были имена всех местных голодранцев, – говорит Анастасия Александровна Илларионова.
Вся её жизнь связана с Селитьбой. Здесь родилась, вышла замуж, долгие годы работала заведующей детским садом. И всю жизнь интересовалась историей родного села. Вспоминает сегодня:

–У нас в Селитьбе три храма было. Покровский принадлежал единоверческой церкви, наша семья туда не ходила. Красивый, как белый лебедь, возвышался над селом. Старообрядцы его очень любили, и батюшка там был хороший. Колхоз сломал храм подчистую, ничего не осталось…

Помнит Анастасия Александровна и деревянный храм, освящённый в честь святых бессребреников Косьмы и Домиана. Стоял рядом с нынешним каменным Троицким. Инициатором его строительства стал когда-то местный промышленник Михаил Седов. За благотворительность и созидательный труд на благо селитьбенцев поплатился он ссылкой в Сибирь.

Кто тот батюшка?

История Троицкого храма схожа с историей нашей страны. За церковной оградой похоронены семь коммунаров, рьяно бросившихся отбирать хлеб у тех, кто добывал его в поте лица. Как говорит Анастасия Александровна, перед самым закрытием храма сюда привезли новый резной иконостас, да собрать не успели - по дощечке, по столбику растащили его люди по домам, а в местном сельсовете хранилось церковное облачение.

Народная молва сохранила воспоминания о том, что в стародавние времена в Селитьбе была церковно-приходская школа. Рядом стоял «батюшкин домик».

Что стало с последним настоятелем Троицкого храма, как сложилась его судьба после закрытия церкви? Ответа на этот вопрос пока нет. Ни имени, ни фамилии, ни сведений о его служении… Будем надеяться, со временем откроются нам и имя его, и судьба.

На много лет дом Божий превратили в зернохранилище, и это спасло его от окончательного разорения. Вплоть до 80-х годов XX века выполнял он своё богоборческое предназначение, пока в 1986-м верующие люди не взялись за восстановление святыни.

Четырежды ограбленный
Анастасия Александровна Илларионова помимо крепкой веры в Бога унаследовала от отца решимость и твёрдость характера. Как он когда-то осмелился замолвить слово о защите храма перед самим Калининым, так и она отправилась в Горький на приём к архиепископу Горьковскому и Арзамасскому Николаю.

– Очень хорошо встречал, - вспоминает. - А просила я в наш храм направить батюшку, чтобы начались там богослужения. Владыка Николай пообещал и слово сдержал.

Между тем церковная община взялась за восстановление внутреннего интерьера храма. Под руководством старосты Ивана Григорьевича Илларионова построили 12-метровый резной иконостас, украсили иконами. Люди понесли сюда старинные иконы, отдавали самое ценное. Не знали, что тревожная страница истории храма ещё не перелистана. В 90-е четыре раза лихие люди грабили его.

Но молитвенная жизнь в храме не замирает. Селитьбенцы не ждут щедрых благотворителей, сами мало-помалу его обустраивают. Оштукатурили и покрасили снаружи, вставили окна, установили электрокотёл. Неожиданно видеть здесь железные дровяные печки, трубы от которых выведены в окна. В храме, изначально построенном как летний, зимой будет тепло...

Молитвенная связь
Как тепло и покойно в доме и на душе моей героини. Она показала мне семейную реликвию – простую школьную тетрадь, куда аккуратной рукой внесла имена родных и близких людей, ушедших в мир иной. Эту тетрадь Анастасия Александровна открывает каждый день и молится, просит у Бога милости для своих родных. Дай Бог, чтобы эта традиция никогда не прерывалась. И три дочери Анастасии Александровны, Наталья, Вера, Елена, и её внуки и правнуки знали свой род и никогда не нарушали молитвенную связь поколений.
Марина БРИГАТОВА, Сосновское

1482

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.