Свет для звезды

08:00 — 16.08.2017

Свет для звезды

Автор фото: Юрий Правдин

Свет для звезды

08:00 — 16.08.2017

Он был чуть ли не единственным человеком, которого на болезненном склоне своих лет пускала в дом знаменитая дрессировщица тигров Маргарита Назарова. А Майя Плисецкая благодарила за хорошую работу и откровенно рассказывала ему о своей жизни, отдыхая в антракте спектакля в гримёрке. Более полувека Владимир Клоков дарил свет звёздам советского искусства, сам при этом оставаясь для широкой публики в тени.

Снять пробу

А познакомила нас общая любовь к… кулинарии. И желание возродить на страницах нашей газеты популярный некогда проект «Готовим по правде». Его героями в своё время становились как известные люди, так и обычные, готовые пригласить журналистов «Нижегородской правды» к себе в гости и поделиться с ними не только рецептами, но и историями из своей жизни.

– Клоков! Тот, кто тебе нужен! – заявила знакомая, откликнувшись на мой вопрос «А нет ли у тебя человечка интересного, который нас приветит?» – И расскажет многое, и хозяин хлебосольный. Он художник по свету, много лет отработал в театре оперы и балета, потом в Нижегородском цирке, театре кукол…

Решено! В редакции на излёте рабочей пятницы вслед нам с фотокором Юрой Правдиным коллеги смотрели откровенно завистливо: «Эти голодными никогда не останутся!» А мы что? Мы ведь не ради еды. Нас байками покорми, мы и довольны. Хотя прежде чем читателям что-то предлагать, надо ж снять пробу!

Гастроли с Бернесом

Хозяин небольшой, но уютной квартирки в центре Нижнего встречает нас на пороге с улыбкой и… сомнением:

– Зря согласился. Как вспомнил, у каких больших людей вы на кухне бывали…

– Не зря, не зря, – улыбаемся, втягиваемые в квартиру сногсшибательными ароматами.

Или, может быть, витающей в воздухе атмосферой гостеприимства?

– У меня гости постоянно, – приглашает нас Владимир Николаевич в комнату. – Я так считаю: в общении человек живёт.

А уж сколько у него за всю жизнь было этого общения! Причём с настоящими звёздами.

– Вы не поверите, с кем состоялись мои первые гастроли, – ароматы, доносящиеся с кухни, Клоков ловко приправляет интригой. – С Марком Бернесом. Было мне тогда всего 15 лет. Я учился в техникуме на художника по сценическому свету и подрабатывал. А у него была творческая встреча со зрителями…

Я люблю в еде разнообразие. И готовить люблю. Включу телевизор, колдую.

Плисецкая и автографы

– Я уже был главным художником Нижегородского театра оперы и балета, к нам приезжала на гастроли Майя Михайловна Плисецкая, – продолжает Клоков. – С Сашей Годуновым они привезли «Гибель розы» Малера. И вот в момент, когда герой душит на сцене героиню, вместе с музыкой поэтапно исчезает свет. Он должен погаснуть именно в ту секунду, когда звучит последняя нота. Сколько я ни пытался на репетициях поймать этот момент, ничего не получалось. Тогда Майя Михайловна пришла ко мне в осветительскую будку. Говорит абсолютно без всякого раздражения: «Володя, давайте ещё раз…» Она руководила каждым моим движением, и всё получилось. Закончилось первое отделение концерта. Я пошёл узнать, всё ли так? В коридорчике перед гримёркой не протолкнуться – полно народу. Поклонники. Майя Михайловна сидит в халатике, уставшая – какая там звезда! Говорит: «Я танцевала и видела, как свет всё время был в динамике. Спасибо». Минут тридцать мы разговаривали. Помню, сокрушалась по поводу людей за дверью: «Я не понимаю, зачем по 10 раз брать автограф? Я же вижу, многие уже приходили. Они что, их продают?» Память у неё была феноменальная – и на имена, и на лица.

Мы перемещаемся на кухню, усаживаемся за стол, на котором в тарелке аккуратно сложена стопочка блинов. Клоков задвигает в духовку противень с будущей «Негритянкой»:

– Всё, на 40 минут забыли!

Как же, забудешь тут, если буквально через несколько минут по кухне начинает плыть пряный аромат уже из недр духового шкафа. Но хозяин открывает холодильник, достаёт оттуда банку с малосольными огурчиками («Только вчера сделал») и с лёгкостью переключает наше внимание своими воспоминаниями на… цирк, в котором работал заместителем директора, когда здание никак не могли построить целых 23 года...

Последняя минута славы

А нам интересно про Маргариту Назарову из «Полосатого рейса». Действительно ли народная артистка Советского Союза умерла в нищете?

– В ужасной, – вздыхает он. – Пенсия у неё копеечная была. Да к тому же это её душевное расстройство. Помню, всё сыночка своего ждала. Встанет у окна, смотрит на Канавинский мост, поднесёт к уху телефон: «Вон, Володенька, видите, Лёша мой на мосту стоит и со мной разговаривает». А сын тогда во Франции с семьёй жил. Маргариту Петровну почти никто не навещал. Да и не пускала она никого. Мне вот повезло, 15 лет с ней дружен был. Скромная она была необыкновенно. В цирк последние годы не ходила, хотя большое шапито стояло у неё почти под окнами. Решили мы ей на юбилей подарок сделать. На представление заманили, хотели в антракте её поприветствовать. А она минут через двадцать первого отделения поднялась: «Я домой». Бегу за кулисы, прошу: «Сейчас объявляйте!» Звучит на манеже: «В зале присутствует народная артистка Советского Союза Маргарита Назарова!» Зал встал, взорвался аплодисментами. Это была её последняя минута славы. Когда её не стало, народ на митинг вышел: как так, Назарову хоронить в Федяково?! Почему не на Бугровском? Не сумели тогда. Умерла в нищете и забвении…

Повисает минутная пауза грусти.

– Ну ладно, чего там, давайте пробовать, – встаёт из-за стола хозяин. Достаёт из духовки свою «Негритянку». Вроде всё просто, но хороша. Да под малосольные огурчики. Да под новые воспоминания, по которым целую книгу можно написать.

Потом долгие проводы у двери. Никак расстаться не можем.

– А зря я сомневался, – выдаёт на прощанье Владимир Николаевич. – Хорошо с вами, уютно. Приходите ещё в гости. Просто так, без повода.

Курица «негритянка»

Тушку курицы разрезаем вдоль грудки до хребта, тщательно моем, снаружи и изнутри солим, приправляем паприкой и тёртым чесноком. Кладём в миску, обязательно плотно закрываем пакетом или пищевой плёнкой, чтобы запахи не улизнули, и оставляем мариноваться на пять часов. После этого на противень наливаем немного растительного масла, распластываем на нём курочку хребтом вверх. Вокруг раскладываем кусочки картошки (можно предварительно её отварить до полуготовности), лучше молодой, и отправляем в духовку на 40 минут. Курочка получается не только ароматная, но и румяная, словно загорелая. При подаче всё посыпаем зелёным горошком.


Владимир Клоков бережно хранит автографы знаменитостей: Татьяны Шмыги, Марии Биешу, Юрия Гуляева, Майи Плисецкой и многих других. Для него это не просто подпись – личные воспоминания

Теги: Общество

210

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.