Берег любви

10:07 — 26.07.2017

Берег любви

Автор фото: Фото из семейного архива Мишариных

Берег любви

10:07 — 26.07.2017

Она пела в церковном хоре, когда почувствовала на себе чей-то внимательный взгляд. Подумала тогда: «Кто ж на меня так смотрит?» Стала искать глазами — и нашла.

— Вот так мы друг друга и усмотрели, — мягко смеётся Марина МИШАРИНА, матушка Марина, жена отца Виталия, настоятеля Сартаковского храма в честь святого благоверного равноапостольного князя Владимира в Богородском районе.

Замки из песка

Марина сидит на берегу озера, а рядом резвятся четверо их с Виталием детей — строят замки из песка. За старших и здесь, и вообще по жизни — десятилетний Даниил и семилетний Арсений. Пятилетняя Маша, как и положено девочке, сосредоточена на украшательстве — ещё одна башенка на городской стене явно не помешает. Ну, а основная рабочая сила у них, похоже, Кирилл. Двухгодовалый карапуз усердно грузит очередную машинку песком и тащит её на верёвочке к будущему городу на берегу. Периодически в нём просыпается бунтарский дух. Он зажимает в маленьком кулачке горстку «стройматериала» и…

— Кирилл, нехорошо кидаться песком, — тихонько увещевает его мама. — Арсений, займи братика…

Сюда, в Навашинский район, к маме Виталия, Марина летом ездит постоянно. Старшие детки помогают бабушке в местном храме, а в свободное время резвятся с братом и сестрёнкой. Марина тоже при них. Только на выходные забирает младших и едет в Сартаково — к мужу. К своей второй половинке — её слова. Она произносит их так естественно, не подбирая, что понимаешь: нет в них ни толики сомнения и фальши.

— Как понять, что человек твоя вторая половинка? — рассуждает молодая женщина. — Мы с батюшкой чувствуем друг друга на расстоянии. Если что-то не так, трудности какие, сердечко сразу же ёкает — подсказывает. Как с детьми. А ведь они плоть от плоти нашей…

Время, постой!

Думала ли Марина, что ей уготована доля матушки?

— Да я ничего другого себе и представить не могла, — она не медлит с ответом. — Я же с детства в храме. И мне всегда было там так комфортно, спокойно. Такая благодать! Не было у меня иного пути. И после школы не зря поступила в женское епархиальное училище. А Виталий — в семинарию. Студенты тогда съезжались в Староярмарочный собор — на молитвы. Все в рядочек выстраивались, а меня пригласили в хор петь. Вот тогда-то и произошла наша встреча взглядами. Это уж потом стали переписываться, общаться. Так до четверых детей и дообщались, — улыбается она.

Конечно, было нелегко — ребятишки появлялись на свет божий практически друг за другом. На сегодня эти заботы Марина считает пока главным своим испытанием. Да, тяжело. Но не в тягость. Признаётся:

— Всегда мечтала иметь много детей. Я ведь росла на духовной литературе, читала царицу Александру Фёдоровну… И наши предки — с их многодетными семьями — были далеко не глупыми людьми. Я хотела как минимум десятерых, — улыбается. — Потом, когда детки стали появляться, понимаешь, какой это труд — не только их выносить, родить, но ещё и воспитывать. Воспитывать-то надо собственным примером, что, наверное, самое сложное.

Она вздыхает:

— Не хватает мне времени, чтобы каждому уделить побольше внимания. Я же связана с церковной жизнью — службы, пение на клиросе, там тоже концентрация должна быть. И нельзя всё вмиг бросить, если у них что-то не заладилось…

Матушка Марина

Она помнит, как саму её в детстве мама приводила в храм. Марина сидела в сторонке, что-то рисовала, прислушивалась к доносящимся звукам… Особенно ей, чуть позже уже ученице музыкальной школы, нравилось, как поёт хор. Может, именно церковное пение и завлекло её в храм…

— Меня ведь покрестили только в пять лет, — рассказывает. — До этого моя мама была, можно сказать, ярой атеисткой. Говорила, что Бога нет, всё это бабушкины сказки. А потом заболела. Её направили в онкологический диспансер, а мы со старшей сестрой впали в размышления: что же дальше? Что будет с нами, если мамы не станет? А с ней? Закопают и забудут? Но теперь я точно знаю: скорби наши житейские посылаются нам, чтобы напомнить, что мы здесь не вечны, что жизнь продолжается и после земного пути. Тогда-то мама и пришла в храм — на кого ещё уповать в такой ситуации? Сегодня она здорова, слава Богу, нянчит внуков.

Слушаю её и ловлю себя на мысли: как же повезло их с Виталием детям. Они растут в любви и понимании, в учении друг от друга. Обожают папу, особенно Машенька. А он просто тает, когда дочка подбегает и начинает ластиться. И Марина не просто матушка — жена священника. Она настоящая матушка для своих детей.

— Мы общаемся, вместе рассуждаем, размышляем, что такое хорошо и что такое плохо, — говорит она, с любовью глядя на своих ребятишек.

И я понимаю: спрашивать её о внутреннем ощущении правильности выбранного пути просто глупо.

— Всё, что со мной в жизни происходит, я принимаю как данность Богом, — говорит она. — Всё, как должно быть. Через всё, что с нами происходит, Господь пытается нас чему-то научить. Главное нам понять — чему.

Детям надо оставлять свободу выбора. Практически с рождения. Но всегда объяснять последствия каждого шага.

1205

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.