Своя жизнь

09:08 — 12.07.2017

Татьяна и Артём – центр, к которому стекаются уже выросшие дети, от которого не хотят отрываться младшие. Как весь этот огромный организм держится и взаимодействует, для родителей загадка. А может, дело в атмосфере любви, которую они создают в семье и бер

Татьяна и Артём – центр, к которому стекаются уже выросшие дети, от которого не хотят отрываться младшие. Как весь этот огромный организм держится и взаимодействует, для родителей загадка. А может, дело в атмосфере любви, которую они создают в семье и бер

Своя жизнь

09:08 — 12.07.2017

В ответ на вопрос «Сколько у вас детей?» Татьяна ФАЛИНА пожимает плечами: «Точно сказать не могу». После паузы: «Потому что не знаю, как подсчитывать. Сегодня дома — десять. А так их намного больше. Кто к нам приплыл, тот и наш»…

Без условностей

Их семья для человека среднестатистического — настоящий взрыв мозга. Прочитав Татьянину страничку в соцсетях, где она пишет про своих детей, я как ни старалась, так и не смогла разобраться, кто есть кто, кем кому приходится и сколько же их всего. В текстах постоянно всплывали новые имена, а на фото — новые лица.

— Лично я родила двоих, ещё двое были у нас под официальной опекой, но они уже выросли. Сейчас под опекой одна — Алёна, — Таня пытается оперировать хоть какими-то документальными данными. — Остальные дети у нас родительские, но ситуации в жизни бывают разными, поэтому растим и воспитываем их мы.

Всё! С этой минуты никаких формальностей! Потому что подходить к этой семье с позиции любых стандартов просто невозможно. Они все — и Татьяна, и её муж Артём, и их дети — за рамками всяческих условностей.

Дети по судьбе

Лет в десять Таня сообщила маме, что хочет не меньше пяти детей. А лучше семь. Мама схватилась за голову. Единственное, чем себя утешала: «Пройдёт». Не прошло. Хотя сомнения были.

— Когда я родила дочку в 16 лет, а потом сына в 18, дети оказались полностью на мне, — рассказывает Татьяна. — Артём очень о нас заботился, мама помогала. Но днём они работали, а я порой сходила с ума от однообразия. Мысли о большой семье меня тогда покинули. Потом выдохнула и снова захотелось. И судьба сама стала приводить к нам детей. Приводит, а мы принимаем.

Первая, ставшая приёмной, девочка подошла к Тане на улице, попросилась переночевать. Не спрашивайте, почему именно к ней — энергетический магнит отталкивает стандартные причинно-следственные связи. Девчушка сбежала из приюта, так у Фалиных и осталась. Потом за ней подтянулись её сестра и брат.

— У мужа была мечта разыскать своего отца, — продолжает Татьяна. — Опоздали — он умер за пару лет до этого. Но в другом городе у него остались двое сыновей. Мы поехали знакомиться и увидели, какое там безнадёжно тяжёлое положение. Тогда и решили перетащить мальчишек сюда.

Джапар — мальчик из Сирии. Мои дети нашли его в сугробе. Они сбежали от войны всей семьёй, но с родителями у него отношения сложные, поэтому он сбегал и от них. Так и прирос постепенно к нам. Уже выучился и отслужил в российской армии. Понимаете, это как снежный ком. Причём мы никогда не выбирали детей так, как это происходит в нормальных приёмных семьях. У нас всё спонтанно.

Исключение. Без вариантов

Исключением стала Алёна — во всех смыслах. Её фото она увидела в Интернете. Девочке с облизанным огнём лицом и телом, без кистей рук искали приёмную семью. Танино сердце ёкнуло.

… А спустя год Татьяна как-то открыла Интернет, и первое, что увидела, была фотография Алёны. Семью ей по-прежнему искали.

— Мы с мужем по своей журналистской работе много занимались инвалидами, и мысль когда-нибудь взять ребёнка с инвалидностью у нас была, — признаётся Таня. — Планов особых не строили, но посоветовались и поехали в детский дом.
Уже там они поняли, почему девочка до сих пор не в семье — непростой характер плюс синдром реактивного расстройства привязанности. Но Фалины взяли Алёну на три недели. Это были недели осады.

— Ты понимаешь: шансов, что найдётся семья, которая на это пойдёт, нет, — сказал Артём жене, когда они, издёрганные и вымотанные, везли её в детский дом из гостей.

— Ну, тогда без вариантов, — в этот момент Татьяна поняла: они всё решили.

И начали сложную работу по внедрению Алёны в семью. Недавно ездили в детский дом в гости. Директор шутя спросила девочку:

— Может, останешься с нами?

— Не останется! — вдруг твёрдо заявил Руслан, который крутился поблизости. — Она уже слишком привыкла к Тане!

Я легко восстанавливаюсь. Искупаться в речке, посидеть у костра — и я уже живая. На самом деле, для внутреннего ощущения счастья нужно не так уж и много.

Кто кому Вася

В основном дети их так и зовут — Таня и Артём.

— Потому что степень родства разная, многие нам уже внуки, — объясняет Татьяна. — Старшее поколение мама-папа звали, а эти запутались, кто кому Вася.

Да, собственно, какая разница? Куда важнее, что у этих детей — Руслана, Насти, Алёны, Миши, Светы, Кристины, Антона, Никиты, Лёхи, Амида, Джапара, Евы… — есть семья, где их любят. Они шутят: «Мы — клан» — и все вместе идут гулять, развлекаться, отправляются в самые дальние уголки области. Почему в отдалённые?

— Я работаю от Нижегородской епархии, в отделе по взаимодействию с уголовно-исполнительной системой, — рассказывает Таня. — Мы организуем образовательные программы для осуждённых, поддержку православных общин в заключении…

Сама она пришла к православию лет десять назад, когда у неё случился кризис. Подытожив все свои ошибки и ощущения, Таня нашла опору в вере. И детей к ней приучает, но осторожно, не навязывая свой выбор.

— Старшие мне сказали: мам, дай нам самим пройти свой путь, — говорит Татьяна. — Да, мы постоянно ездим в монастыри, но я стараюсь сделать так, чтобы для ребят это была прежде всего интересная, яркая поездка.

На её страничке в соцсети — лёгкие, полные юмора рассказы. Здесь можно узнать обо всём. Кроме трудностей, с которыми они неизменно сталкиваются. Их Фалины решают без участия Интернета. Не хватает денег — крутятся, подступает момент выгорания — идут к психологу… И — верят.

— Я умею доверять Богу, — признаётся Таня. — И в этом смысле ко многим вещам отношусь, может, легче, чем другие. Знаю, что со мной не произойдёт ничего, что не должно произойти: делай что должен, и будь что будет. И самое главное: я живу своей жизнью. Это ощущение у меня было не всегда. Поэтому теперь я точно знаю, что это так.




Они отчаялись собрать всю семью на одном снимке. Зато из каждой поездки у них море фотовоспоминаний. Всё-таки папа — фотограф. В Лысковской епархии.

Фото из семейного архива Фалиных.

166

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.