И ROSA, и сила, и синее что-то

06:24 — 11.07.2017

Евгений Круглов

Модный костюм от ROSA c матрёшкой покорил Будапешт.

Модный костюм от ROSA c матрёшкой покорил Будапешт.

Автор фото: Фото из личного архива Ольги Рыхловой.

И ROSA, и сила, и синее что-то

06:24 — 11.07.2017

Евгений Круглов

Имена нижегородских дизайнеров зазвучали на мировых подиумах. Участники творческого объединения ROSA показали свои работы в Будапеште (Венгрия). Впереди показ в Вероне (Италия). Руководитель проекта ROSA и нижегородского отделения Союза дизайнеров России Ольга Рыхлова рассказала, как принимали их работы в Будапеште и какой прорыв совершили наши модельеры в мировой фэшн-индустрии.

— Ольга, не так давно губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев стал членом Союза дизайнеров России. Что это даёт объединению? Правда ли, что глава региона стал первым и единственным губернатором в России, кто удостоился такого звания?

— Да, это так. Он первый и единственный обладатель высшей награды в области дизайна в России среди губернаторов, что автоматически делает его членом Союза дизайнеров. И это неслучайно. Дизайнер это не только тот человек, который может визуализировать образ объекта или предмета. Он насыщает его функцией, смыслом, конструкцией и эргономикой. Нам довелось наблюдать процесс создания нескольких крупных региональных проектов, в которых губернатор принимал непосредственное участие. Например, он лично набросал ручкой на бумаге план первого ФОКа. Теперь это стало типовым проектом ФОКов по всей России. Метромост, цирк, канатная дорога — всё это требовало от руководителя региона не просто управленческого таланта, но и всестороннего дизайнерского мышления. Со стороны было хорошо видно, как он эти способности проявлял много раз, давая свободу и творческий импульс проектировщикам.

— По образованию вы муниципальный государственный служащий. Откуда такая любовь к моде и стилю?

— С детства. Это, скорее, не любовь к моде и стилю, а стремление к гармонии. Пространство должно быть удобно для человека, который в нём находится, платье должно соответствовать внутреннему миру своей хозяйки и раскрывать его. Пошло всё из прошлого. Моя прабабушка была белошвейкой, умела всё: и шить, и вышивать, и кружево ручное плести. Некоторые вещи до сих пор живы, хранятся в домашнем архиве. Мой отец был печником, слесарем от Бога и вообще мастером на все руки. Моя мама в прошлом фотохудожник, шьёт и вяжет. А ещё она научила меня даже на трёх квадратных метрах сделать всё красиво и уютно. Помню, как в маленькой однокомнатной хрущёвке умещалось наше семейство из 4-х человек, и было не просто удобно, а суперуютно. Наши с сестрой одноклассники называли нашу квартиру домом-музеем Рыхловых. Потом нас стало пятеро, родился брат. Квартира выросла до двушки. И снова мамиными стараниями получился дом-музей.

— Как вам удалось договориться с Роберто Бьянкони о показе нижегородских дизайнеров в Италии? Будут ли, на ваш взгляд, идеи наших дизайнеров интересны там, где рождается мировая мода?

— Собственно договорится было несложно. Он спросил меня, где я одеваюсь. Я рассказала, что всё это вещи моего собственного бренда. Показала ему работы и других дизайнеров Нижнего. А он продемонстрировал их своим коллегам и друзьям — представителям итальянского дизайнерского сообщества. И на волне общемирового тренда — интереса к русскому стилю — нас пригласили. Родился совместный проект. Он может стать прорывным для нижегородской лёгкой промышленности.

А с Роберто меня познакомил президент Союза дизайнеров России Юрий Назаров. Встреча состоялась в Москве. Потом в марте Роберто пригласил меня в Верону на конференцию «Арена-Дизайн-Верона» в качестве спикера. У меня было выступление на тему дизайнерского потенциала Нижегородской области. После этой конференции завязалось несколько деловых контактов между разными представителя Вероны и Нижнего Новгорода. И этот процесс продолжается.

— Как прошли показы в Будапеште?

— Будапешт принял нас очень тепло. Стало понятно, что есть большой интерес к русским дизайнерам. И несмотря на то, что венгры достаточно закрытая нация, они очень берегут свою идентификацию — язык, традиции, культуру, кухню. Наше, русское, им понравилось. Кроме того, они увидели что-то родное в наших городецких и хохломских узорах — у нас же общие финно-угорские корни. И, конечно, важный момент: есть две больших разницы между встречами для культурного обмена и профессиональными фэшн-мероприятиями. Это совершенно разные подходы к организации, к подбору коллекций, к подаче. У нас был культурный обмен, и его задачу мы выполнили на 100 процентов. Сейчас мы уже планируем следующие поездки в Будапешт, и это будет уже совершенно другая история. И ещё знаете, что приятно? Наши соотечественники за границей: мы нашли множество добровольных помощников среди русских. Стихийно возникла большая и дружная команда: фотографы, пиарщики, парикмахеры и модели.

— Можно ли привить вкус или это врождённое?

— Генетика играет ключевую роль, чаще это врождённое. Но если вкус рассматривать как набор неких знаний, то, конечно, их можно и нужно передавать. Это всё равно сказывается благоприятно.

— Вам в жизни помогает ваше чувство стиля? Вы, наверное, и мужу помогаете одеваться? Подсказываете, какой галстук повязать…

— Наряжать своих любимых людей — удовольствие и счастье, особенно если они позволяют это делать. Я обожаю составлять family-look. Это такое особое визуальное проявление гармонии в семейных отношениях. Конечно, чувство стиля и генетический код, полученный в наследство, во многом помогают. Но мне этого мало, стараюсь всё время учиться, черпать вдохновение из каждой встречи, каждой капельки дождя или лучика солнца.

372

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.