Вячеслав Орлов: «Поживём – увидим»

08:00 — 28.06.2017

Вячеслав Орлов: «Поживём – увидим»

Автор фото: Александр Лобастов

Вячеслав Орлов: «Поживём – увидим»

08:00 — 28.06.2017

От центральной площади Богородска до библиотеки ходьбы максимум минут пять. Но мы с Вячеславом Михайловичем Орловым идём долго. С ним постоянно кто-то здоровается, останавливает, спрашивает о здоровье и новостях.

– Потом по городу ещё погуляем, я вам много чего расскажу, – обещает он и глаза загораются лукавством: – Чай, не старик какой. Всего-то девяносто второй год идёт…

Кожа – дело политическое

– Мы вместе в баньку каждую неделю ходим, – представляет он мне очередного уличного собеседника. – Я ванну вообще не признаю. Только банька. Попариться, ну и пообщаться с людьми, конечно…

Банька. В 91 год. Да чтоб попариться. Да чтобы каждому так…

– А вон там мы с краеведами собираемся, – кивает Вячеслав Михайлович в сторону комнатки в конце коридора, когда входим в библиотеку.

Об истории Богородского района Орлов знает всё. Ну, или почти всё. Ну, или очень многое.

– Я же коренной богородчанин, – объясняет свою осведомлённость.

Память Родины – это, конечно, аргумент. Только дано это свойство далеко не каждому. Для того чтобы взрастить его в себе, нужно, во-первых, чтобы интерес был, во-вторых, много читать. Вячеслав Михайлович и интересуется, и читает. Несмотря на то, что чуть ли не с рождения у него серьёзные проблемы со зрением – только один глаз «рабочий». Из-за этих проблем его ни на фронт не взяли, ни в институт.

– Так и сказали: нельзя тебе, парень, за учёбу – совсем ослепнешь, – Орлов рассказывает историю своей жизни легко, без надрыва, хотя её, саму жизнь, лёгкой никак не назовёшь.

42 года отработал на сырьевом кожевенном заводе. О выделках разных шкур, поступавших со всего мира, тоже знает всё.

– Для каждого вида товара нужен определённый вид сырья, – Вячеслав Михайлович углубляется в секреты кожевенного мастерства, рассказывает, какие высококлассные спецы на их предприятии были – лучшие в СССР.

– Кожа ведь дело политическое, – поясняет.

А на вопрос, нравилась ли ему эта «политика», признаётся:

– Я в своё время мог «взять» вторую группу инвалидности, но всегда просил третью – рабочую. Когда с завода ушёл на пенсию, посидел немного дома и думаю: «Чего сижу-то?» После этого до 80 лет на «Автопроводе», предприятии общества слепых, проработал.

К слову, о политике. Раньше полуночи спать Орлов не ложится – после 10 вечера начинаются по телевизору аналитические программы, которые он не просто смотрит. Сопоставляет факты, делает выводы. И о политике рассуждает с толком. Не как бабушки на завалинке – что услышал, то и спел.

В местном историческом музее есть стенд, посвящённый семье Орловых.

Некогда умирать

Ему до сих пор скучно сидеть дома. Поэтому Орлов всегда в водовороте событий.

– Мне порой говорят: «Все твои товарищи умерли уже, а ты всё живёшь». Отвечаю: «И рад бы умереть, да мне пока некогда», – смеётся Вячеслав Михайлович. – Людям нужна моя помощь, а это очень держит – в форме, на земле. Вот недавно местной газете понадобился человек, который рассказал бы об истории нашего Алексеевского детского дома. Так я нашёл такого, и статья вышла. А весной с нашим Советом ветеранов поздравляли с 95-летием Антонину Федоровну Рекунову. Она председателем комитета по спорту в войну была. До сих пор спорт любит. Верите: на футбол всегда ходит – у неё там даже место своё есть на стадионе. Как она болеет!

Семейный хор

Кроме нужности людям его крючок жизненный – песня. О, это целая история! О семейной песенной династии Орловых впору монографию писать.

– У нас сейчас восстанавливается храм Успения, – рассказывает Вячеслав Михайлович. – Так вот, до революции мои дедушка, отец и дядья в церковном хоре там пели. Дядя Саша был лучшим гармонистом Богородска. Потом сын его, Игорь.

В детстве у Вячеслава Михайловича любимой песней была «Катюша». Орлов и сейчас военные композиции любит. А ещё – романсы, которые исполняет в старинной манере Ивана Семёновича Козловского. Прошу его напеть что-нибудь – уж больно много слышала о том, как Вячеслав Михайлович это волшебно делает.

– Легко, – соглашается он и акапельно тихонечко выводит «На заре ты её не буди».

Мы ещё долго говорим о современной песне – скороспелой и той, что будет жить в веках – которая в гармонии рождалась, а не за ночь, по выражению Орлова, ляпалась. О том, как жил Богородск в войну и после. Как раньше люди собирались здесь у домов – выносили столы, ставили самовар и пели. И о том, какие дела ему предстоят в ближайшее время.

– Конечно, устаю я иногда, – признаётся на прощание Вячеслав Михайлович. – Но полчасика сна днём прихватишь, усталость свалишь – и дальше. Жить. Сейчас вот задача мне. Хотят у нас издать книгу «История кожевенной промышленности Богородска». Мне главу про сырьё писать. А что дальше? Поживём – увидим.

Теги: Общество

208

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии. Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.