Стоят дворцы, дома, заводы

07:59 — 01.10.2015

Стоят дворцы, дома, заводы

Автор фото: Наталья Ермакова

Стоят дворцы, дома, заводы

07:59 — 01.10.2015

Леонид Степанович Жуков — боевой, бравый — просто очаровал всю женскую половину нашей редакции, которая видела его в тот день. Свой «иконостас» на парадном кителе фронтовик спрятал на улице под курточку и снял её только по нашей просьбе.

Не в званиях дело

Леониду Степановичу 4 октября исполнится 90 лет. С этим славным юбилеем мы его от души поздравляем. И немножко завидуем: сохранить физическую бодрость, светлый ум, хороший слух и бойцовские качества личности в столь почтенном возрасте удаётся далеко не каждому. К тому же Леонид Жуков прошёл дорогами войны, да ещё в каких войсках воевал — в воздушно-десантных!

— Звание у меня небольшое — я всего лишь капитан, — рассказывает ветеран. — Заслуженный ветеран Нижегородской области, Почётный ветеран Нижнего Новгорода, Почётный ветеран ВДВ, Заслуженный сормович, инвалид — участник войны, последний настоящий десантник в области. Но главное, считаю, что я 40 лет был инженером-строителем. 25 лет трудился в управлении капитального строительства на «Красном Сормове», строил заводские цеха. Был заместителем управляющего трестом «Стройдеталь». Иду сейчас по улицам своего района и с гордостью отмечаю, что многое в Сормове построено при моём непосредственном участии: 19 детских садов, Дворец спорта «Сормович», проспект Кораблестроителей, Юбилейный бульвар. Всё это — моя жизнь, моя судьба. Не в званиях и в регалиях дело, а в том, что останется на земле после тебя. Я надеюсь, что наши дома, дворцы, заводские корпуса ещё не один десяток лет будут служить людям.

Ой, Днипро, Днипро…

Войну Леонид Степанович вспоминать не любит, хотя о своём Днепровском десанте всё же рассказал. С болью и горечью, поскольку этот десант постигла трагическая участь.

— Настоящих десантных соединений было два, — вспоминает фронтовик. — Десант 1942 года, воевавший под Москвой, и наш, Днепровский, созданный в сентябре 1943 года. Было нас 5 тысяч десантников. И сбросили нас с самолётов в тыл врага на берегу Днепра, когда шли бои за освобождение Киева. Бездарно нас выбросили: в одном самолёте человек с картой, в другом — связист, в третьем — знаменосец. Хотели сбросить всех на протяжении 10 километров, а получилось, что нас разбросало на сотню. Связи никакой, что делать — непонятно. Нас уничтожают потихоньку фрицы. Да какое там потихоньку! В первую же ночь 3 тысячи десантников погибло. Наконец к нам прислали человека из штаба, который нас поначалу за власовцев принял. Кое-как доказали ему, что мы свои, пропадаем в тылу врага. Человек 500–600 живыми вернулись. И мне, как видите, повезло.

Леонид Степанович удрученно махнул рукой:

— Эх, заставила ты меня вспоминать… — и тут же добавил:

— Давай лучше я тебе про нашу встречу на Украине расскажу.

Нас мало осталось

В 2013 году, когда отмечалось 70-летие Днепровского десанта, его участники встретились во Фрязине под Москвой. Приехали трое живых и мобильных ветерана, считая и Леонида Степановича, и семеро детей десантников. Потом они все ездили в город Черкассы, на Украину, в место формирования бригады.

— Встретили нас там очень хорошо, очень радушно. Побывали в городе Каневе, где вспомнили, как десантников расстреливали в небе. Помянули павших. Всё по-доброму, очень душевно было.

Был в войну Жуков рядовым, а ордена у него очень солидные: Красной Звезды, Отечественной войны I степени, орден Славы III степени, а недавно вручили ему орден «Генерал армии Маргелов». Медалей у Жукова и не сосчитать, есть среди них и «За отвагу».

Был ранен в бою десантник Жуков в руку, но после лечения вернулся в строй. Воевал в Венгрии, Австрии, победу встретил в Чехословакии.

Осколок под сердцем

Уже несколько лет Леонид Степанович является заместителем председателя Совета ветеранов ВДВ. Он не жалуется на здоровье, но недавно в госпитале на обследовании врачи на рентгеновском снимке углядели осколок снаряда в груди ветерана. «70 лет там сидит и мне не мешает. Пусть и дальше сидит», — отшучивается Жуков.

Он до сих пор боец. Ни перед кем не робеет.

Леонид Степанович поддерживает тесную связь с ветеранами войны в Афганистане, особенно с теми из них, кто воевал в том же полку, что и он, только лет на 40–45 позже. Афганцы выделили ветерану путёвку в свой санаторий, а дорогу Жукову ни соцзащита, ни минсоцполитики, ни минздрав оплатить не хотят: не по их, дескать, ведомству эта путёвка. Леонид Степанович борется за свои и не только права. С любого чиновника спросит, заставит отвечать по существу, если доведётся. Например, обидно ветерану за свой район, где многое, что и не надо бы, отдано в частные руки; за свою профессию: обо всех мастерах найдёте стенды в музее, а о строителях — ни слова. У Леонида Степановича непочатый край общественной заботы и работы. И он её обязательно выполнит. Такой уж у фронтовика характер.

903

Комментирование данного материала запрещено администрацией.