Союз и сотрудничество

07:59 — 01.10.2015

Союз и сотрудничество

Автор фото: Фото с www.kremlin.ru.

Союз и сотрудничество

07:59 — 01.10.2015

Эта юбилейная, 70-я сессия Генассамблеи ООН была весьма показательна и вполне оправдала вызванный заранее ажиотаж. От неё многого ждали. Вряд ли, впрочем, чего-то конкретного; ожидания были связаны скорее с конкретными персонами, нежели событиями.

Два предложения

Мы не знаем пока, какие последствия будут у встречи Путина с Обамой, найдут ли стороны приемлемый компромисс или каждый пойдёт своим путём. Мы даже толком не знаем, о чём шла речь на закрытых переговорах лидеров России и США, договорились ли они вообще хоть до чего-то или всё ограничилось обменом мнениями. Широкой публике остаётся только гадать, какова судьба российско-американских разногласий по двум ключевым вопросам нынешней двусторонней повестки — Украины и Сирии.

Но помимо закрытых двусторонних переговоров были ещё и открытые выступления с трибуны ООН. Обычно они сводятся к формальным переливаниям из пустого в порожнее, ни к чему не обязывающим пожеланиям за всё хорошее против всего плохого. Но только не в этот раз. Слишком уж напряжённая обстановка в мире, слишком многое зависит от конкретных лидеров, и, безусловно, миру хотелось услышать этих лидеров, как они себе представляют дальнейшее развитие сложившегося положения. В этот раз в ООН предложены две концепции, прозвучало два конкретных предложения о грядущем мироустройстве. Одно было озвучено президентом США, другое — президентом России.

Зеркальный синдром

Обама был в ударе. Зря разнообразные эксперты и наблюдатели утверждают, что речь Барака Обамы была слабой и невнятной. Напротив, она была хорошо продумана, эмоциональна, насыщенна и конкретна. Главное сводилось к простому посылу: свобода и демократия, понимаемые по-американски, — это высшие человеческие ценности, и Америка продолжит устанавливать их в мире. Обама сказал это практически прямым текстом.

Путину повезло: он выступал после Обамы. И те, кому понравилось предложение президента США, и те, кто не пришёл от него в восторг, могли теперь услышать ответ российского президента, его концепцию альтернативного мироустройства. И российский лидер сполна воспользовался открывшейся возможностью.

Сирия, Украина, ИГИЛ, США — всё это играло в речи Путина подчинённую роль, иллюстрируя его главный посыл и тезис. Мир, преобразуемый насильственно, извне, да ещё и по идеологическим принципам, — это крайне неустойчивый мир, постоянно и неизбежно срывающийся в хаос, насилие и беззаконие. Ещё не так давно этим путём шёл СССР, навязывая и насаждая по всему миру коммунизм, вступаясь за угнетаемых пролетариев, организуя революции и свергая капиталистические империалистические режимы. Теперь этим путём, как зеркальное отражение, идут США, навязывая и насаждая по всему миру либерализм, вступаясь за угнетаемые меньшинства, организуя революции и свергая национальные режимы.

Дело СССР закончилось крахом. Дело США идёт к тому же, намекает Путин, и предлагает свою альтернативу.

Конец прекрасной эпохи

Выстроить мир по одному идеологическому шаблону невозможно, и те, кто стремится к этому, пусть даже прикрываясь словами о демократии, на самом деле устанавливают гегемонию, потенциально переходящую в тоталитаризм. В противовес идеологической гегемонии Путин предлагает «оркестр наций», где каждая страна имеет право на свою партию и своё звучание в мировом концерте. Всем, кто не согласен разменивать национальный суверенитет на американские принципы демократии, Путин предлагает союз и сотрудничество, параллельно указывая на плачевные результаты американского вмешательства при отсутствии российского участия.

И вот теперь начнётся самое интересное. Чья концепция соблазнит мир больше, чьё предложение покажется адекватнее и перспективнее? Америка сильнее, мощнее и богаче России. Но её способность создавать проблемы уже превышает возможность генерировать их решение, в чём мир в очередной раз мог наглядно убедиться на сирийском примере. При всех своих возможностях и потенциалах Америка эту проблему решить не смогла — к разочарованию союзников и партнёров. А Россия, при своих ограниченных ресурсах, поставила столь же ограниченную задачу — и пока что успешно её решает.

Мир видит это и мало-помалу проникается позицией Путина. Америка предлагает миру идеологический шаблон, который всё чаще становится простым прикрытием её национальных интересов. А Россия предлагает каждому народу в мире жить так, как он умеет и хочет, хотя бы и при учёте интересов соседей. Выступает за законную смену власти и порядок, устанавливаемый ею на суверенной территории.

Прямая речь

Выступление Путина — это проявление желания притушить конфликт с Западом. Путин попытался объяснить, что именно безответственная политика Запада привела к кризису в Северной Африке, на Ближнем Востоке и на Украине. Ранее были стабильные государства, а теперь там хаос. Наш президент сказал, что эти проблемы надо решать всем вместе. Фактически Путин предлагает российский ресурс для решения проблем.

Вице-президент Центра политических технологий Алексей МАКАРКИН.

Для того чтобы привлечь внимание к существующим в мире проблемам на юбилейной сессии Генассамблеи ООН, Владимиру Путину не нужно было стучать по трибуне ботинком, как когда-то это делал Никита Хрущёв. Оружием российского президента стали факты и международное право, о котором оппоненты России на глобальной арене давно забыли.

Политический консультант Антон ХАЩЕНКО.

В отличие от Обамы, жонглирующего такими растяжимыми идеологемами, как «свобода», «демократия», «достоинство» и прочий «мир-труд-май», Владимир Путин говорил о вещах строго юридических — о суверенитете и легитимности. Не знаю, что скажут народы, но той конкретной аудитории, перед которой выступал российский президент, то есть легитимным представителям суверенных государств, подход Путина явно должен был понравиться больше.

Переводчик Игорь КАРАУЛОВ.

По страницам СМИ

«В понедельник после целого года хождения кругами (друг вокруг друга) президент США Барак Обама и президент России Владимир Путин сошлись в ООН, как на дуэли, изложив в своих выступлениях кардинально разные взгляды на сирийский кризис и на то, как можно вернуть стабильность на Ближний Восток».

The New York Times.

«Москва перешла от реакционной политики (где Путин был сэнсэем и умел проводить российские интересы в конструированной третьими странами реальности) к созидательной. Фактически она создала эффективную коалицию против ИГ и уже не просит, а приглашает США принять участие».

Expert Online.

Экспертное мнение

— Путин говорил спокойно и уверенно, не рассчитывая на восторженный приём в этой аудитории, но понимая, что после последних военных инициатив России в регионе его слова точно не будут проигнорированы. С теми ценностями и принципами, которыми руководствуется Россия, придётся считаться. Россия впервые за долгое время не выглядела на международной арене жалобщиком на несправедливости равнодушного к ней миропорядка. Она выглядела справедливым и могущественным судиёй этого миропорядка, который был взвешен на весах истории, исчислен, признан слишком лёгким и разделён.

Политолог Борис МЕЖУЕВ.

Теги: Политика

1849

Комментирование данного материала запрещено администрацией.