Окна жизни

07:59 — 12.09.2015

Дарья Львова

Окна жизни

07:59 — 12.09.2015

Дарья Львова


Недавно в Автозаводском районе Нижнего Новгорода у мусорного бака прохожие нашли тельце новорождённого ребёнка, заколотого ножом. Малыш прожил всего несколько часов. За полтора месяца до этого в Ленинском районе, также у мусорного контейнера, была обнаружена задушенная новорождённая девочка. Её срок на этой земле оказался столь же короток.

На круглом столе, проведённом Общественной палатой Нижегородской области, обсудили, как избежать убийств нежеланных младенцев.

Запасной выход

В России ежегодно возбуждается в среднем 144 уголовных дела по статье «Убийство матерью новорождённого ребёнка». По словам члена комиссии по вопросам социальной политики и социальной защиты населения Общественной палаты Нижегородской области Валентины Цывовой, для предотвращения подобных преступлений в ряде городов страны при медицинских учреждениях действуют 14 специально оборудованных «ящиков», куда можно было бы анонимно положить нежеланных младенцев. Их официальное название – беби-боксы, неофициальное – «окна жизни». Советом Федерации прорабатывается законодательная база для создания таких «окон жизни» во всех регионах.

– В Люберцах Московской области за два года благодаря беби-боксу удалось спасти пятнадцать младенцев, – рассказывает Валентина Викторовна. – Примерно столько же в Красноярском крае. Причём по правилам одумавшаяся мать имеет право в течение восьми месяцев вернуть ребёнка. Так, в Пермском крае из девяти помещённых в «ящики» младенцев четырёх забрали обратно.

– Каждый ребёнок должен иметь в трудной ситуации «запасной выход», – считает и заместитель руководителя отдела процессуального контроля Следственного управления Следственного комитета России по Нижегородской области Владимир Шашков. – Такая мера оправдает себя, даже если будет спасена одна жизнь.

Главное – анонимность

Когда этим летом задержали убившую свою новорождённую дочь женщину, она рассказала, что ей не на что было содержать малышку. При этом отказаться от ребёнка по всем правилам, написав отказную в роддоме, она не захотела, испугавшись, что узнают дома.

– Боязнь огласки – главная причина таких преступлений, – напомнила исполняющая обязанности директора областного центра помощи семье и детям «Журавушка» Ирина Олюнина. – Из роддома после рождения ребёнка все документы передаются в детскую поликлинику. И если врач, придя на патронаж, не обнаружит малыша, он обратится в правоохранительные органы. Это значит, что полную анонимность соблюсти не получится даже при создании «окон жизни». Возможно, лучшим выходом стало бы принятие закона о гарантированной анонимности при отказе от ребёнка.

Такой же точки зрения придерживается председатель комитета областного Заксобрания по социальным вопросам Ольга Щетинина.

– Сейчас создание беби-боксов противоречит многим нормативам и законам, в том числе международной Конвенции ООН о правах ребёнка и Семейному кодексу, – говорит она. – Кроме того, у женщин, желающих избавиться от ребёнка, и сейчас есть возможность оставить его, например, в храме, откуда его передадут в социальные службы.

А вот найти новую семью для малыша сегодня не проблема. Как рассказала Татьяна Иголкина (в региональном минобразования она заведует сектором по работе с государственным банком данных о детях, оставшихся без попечения родителей), из 151 ребёнка, от которого официально отказались в роддомах Нижегородской области в 2014 году, 139 были взяты в семьи. За детьми до пяти лет – настоящая очередь из желающих взять их в семью. Остаются только малыши с тяжёлыми патологиями.

Теги: Криминал, Общество

1661

Комментирование данного материала запрещено администрацией.