В погоне за Шерлоком Холмсом

07:59 — 03.09.2015

В погоне за Шерлоком Холмсом

Автор фото: Фото из семейного архива Ливановых

В погоне за Шерлоком Холмсом

07:59 — 03.09.2015

Василий Борисович Ливанов – человек удивительный. Застать его практически невозможно: сегодня он в Москве даёт интервью глянцевому журналу и выступает на центральных каналах, завтра в Питере работает над новым проектом, а послезавтра принимает поздравления с 80-летием на даче. Но вот, наконец, после очередного гудка в телефонной трубке слышится «Алло», и голос, знакомый каждому жителю страны, доброжелательно произносит: «Слушаю вас!».

Только правду

– Ваш юбилей совпал с годом литературы, и хотелось бы начать разговор с вашей литературной деятельности. С какой из своих книг вы бы рекомендовали начать знакомство с вами как с писателем?

– С любой. Первая публикация у меня была в ежемесячнике «Литературная Россия». Там были напечатаны мои сказки с предисловием Льва Кассиля. В 1979-м по рекомендации Валентина Катаева и Бориса Полевого я стал членом Союза писателей, а первые мои публикации были в «Юности».

– Что побудило взяться за перо?

– У меня родилась дочь, и я стал ей сочинять сказки. В 1975 году их впервые издал «Московский рабочий». С тех пор список пополнялся, они переиздавались и почти все были экранизированы на «Союзмультфильме». Потом от детской темы я ушёл, написал «Богатство военного атташе», «Агния, дочь Агнии» и другие повести и эссе об актёрах – Рине Зелёной, Мартинсоне. Я пишу правду и могу это гарантировать. Я работал с ними, у нас сложились дружеские отношения, и писал я для того, чтобы их имена не канули в Лету.

– Говорят, мы потеряли звание самой читающей страны…

– Это правда. Я сужу по своей внучке: она пальчиками тыкает в свой экранчик и ничего не читает. Книга – это друг. Как живой человек, с которым можно общаться, а на экранчике – это не чтение. Молодёжь воспринимает это как формальную информацию. А книга развивает фантазию, воображение, и её помнишь всю жизнь – какая у неё была «внешность», какие иллюстрации. Я надеюсь, что всё это вернётся.

Раньше театр был властителем мыслей. А сегодня властитель тот, кто больше денег зарабатывает. Но театр обязательно вернётся к классике в классической постановке.

– Любопытно, какую первую книгу вы прочитали?

– Первую? Нет, наверное, не помню. Но вот русские сказки и «Путешествие Нильса с дикими гусями» помню. В отрочестве огромное впечатление произвёл и Фенимор Купер, и «Три мушкетёра» Дюма. Очень люблю Пушкина, наравне с ним – Гоголя. А из мировой классики – Диккенс, Джек Лондон, и, естественно, Конан-Дойль. Не потому что я играл Холмса, а потому, что он поднял жанр детектива на мировую высоту.

– После миллионов вопросов про Холмса я даже боюсь задавать свой, но не могу обойти эту тему. Вы с Виктором Евграфовым действительно придумали для Холмса и Мориарти свой, ни на что не похожий вид борьбы?

– Её придумал постановщик трюков и каскадёр Николай Ващилин – шеф-каскадёр на фильме.

– А какие виды спорта ваши любимые?

– Спросите, какие нелюбимые! Я три сезона пас табун первого московского конного завода. Втроём мы пасли рысистый табун в двести голов, поэтому я свободно езжу верхом. Это очень пригодилось мне в кинематографе. Я стараюсь все трюки делать сам, не привлекая каскадёров.

Не Атос и не Портос

– Как вы восприняли запрет показа курения и сцен с алкоголем на экране? Насколько бы сократился сериал про Холмса без них!

– Во всём бывают перегибы. Это и есть одно из таких явлений. Лес рубят – щепки летят.

– А запрет нецензурных слов со сцены и в фильмах?

– Абсолютно поддерживаю. Всё то же самое можно выразить цензурно. Это от убожества авторов и режиссёров идёт, от невозможности нормальным языком выразить чувства своих героев, от желания выпендриться.

– Правда ли, что вы могли стать Атосом отечественного кинематографа? И почему этого не случилось?

– Я из Симферополя приехал в Одессу, чтобы вместе с режиссёром Юнгвальд-Хилькевичем, с которым мы учились на высших курсах режиссёров кино, утвердить Мишу Боярского на роль Д`Артаньяна. Он хотел взять другого актёра, а я убедил его, что лучше Д`Артаньяна не найти. А сам попробовался на роль Атоса. Но тогда я снимался в «Ярославне, королеве Франции», весил 90 килограммов и был скорее Портос, чем Атос, – смеётся Ливанов.

– Как вы, с раннего детства видевший рядом самых великих актёров страны, оцениваете современные театр и кино? Какие спектакли и режиссёры вам интересны?

– Замечательно держится и держит свой театр Юрий Соломин. Малый театр – классический русский. Я в восторге от того, что он не теряет национальных традиций. А остальное…Под видом опыта выдают всякие извращения.

«По генам я – волгарь»

– У нас в городе разгорелась полемика по поводу возвращения памятника Дзержинскому на Лубянскую площадь. Как вы, коренной москвич, сыгравший к тому же Дзержинского в фильме «Синяя тетрадь», оцениваете эту инициативу?

– Могу сказать только одно: не надо памятники сносить, не надо вандальничать. Это – история страны. Дзержинский – сложная личность, которая выражает определённый исторический период. Говоря об этих годах, невозможно вычеркнуть Дзержинского, это памятник не его личности, а времени, в котором он жил.

– Вы бывали в Нижнем Новгороде. Какие впечатления от города самые яркие?

– Я прошёл через весь город, вышел на берег, увидел Волгу и заплакал, потому что мои предки с берегов Волги, по генам я – волгарь. Я родом из симбирских казаков, мои предки по отцу жили в станице Анненково на правом берегу. Когда тает снег, образовывается быстрое верхнее течение – «лив». По нему к Астрахани сплавлялись огромные плоты леса, а мои предки были сплавщиками этого леса. Отсюда, кстати, и фамилия пошла: Ливановы – «люди лива».

Сила любви

– Василий Борисович, возвращаясь к кино. Как вы относитесь к сериалам?

– Когда сериалы делаются на хорошей литературной основе, это всегда интересно. А когда покупается сюжетик у американцев, переделывается под Россию, получается бесконечная унылая жвачка.

– А современная мультипликация?

– То, что показывают сейчас, – преступление перед детьми. Единственное, что мне нравится, это «Маша и медведь». «Богатыри» какие-то американские. У нас была грандиозная мультипликация, она ничуть не устарела. Её необходимо возрождать.

– Что даёт вам силы, и над чем сейчас работаете?

– Любовь. Любовь к моей семье, к моим друзьям, к моей Родине. И вера в Бога. Сейчас я пишу вторую книгу своих мемуаров. Первая – «Путь из детства – эхо одного тире» раскупается моментально.

Справка

Василий Борисович Ливанов – актёр, режиссёр, сценарист, писатель. Родился в Москве 19 июля 1935 года. Народный артист РСФСР (1988), почётный кавалер ордена Британской империи (за лучший экранный образ Шерлока Холмса (2006)). Сыграл около 40 ролей в кино, озвучил более 300 персонажей в мультипликационных фильмах.



«Звезда пленительного счастья»: Николай II. У Ливанова истинно царская посадка на лошади, да и сама лошадь на съёмках словно чувствовала важность момента и ступала по-королевски.

Смертельную схватку Холмса с профессором Мориарти (Виктор Евграфов) снимали на Гегском водопаде, одном из красивейших в Абхазии.

В фильме «Синяя тетрадь» вместе с Василием Ливановым (Дзержинский) сыграл актёр нижегородского ТЮЗа  Александр Палеес (Свердлов). В роли Ленина – Михаил Кузнецов. 

Теги: Культура, Искусство

3500

Комментирование данного материала запрещено администрацией.