Как моряк поэтом стал

09:39 — 02.07.2015

Владимир ЛОГИНОВ, Вача.

Старейший поэт района Сергей Рудаков.

Старейший поэт района Сергей Рудаков.

Автор фото: Фото из семейного архива.

Как моряк поэтом стал

09:39 — 02.07.2015

Владимир ЛОГИНОВ, Вача.

В августе ветерану труда Сергею Васильевичу Рудакову из старинного села Казаково исполнится 79, но душа его молода, открыта для добра, для людей. Живёт Сергей Васильевич в простеньком домике, недалеко от Троицкой церкви.

Проходя по Заводской, нередко вижу, как он трудится в огороде — пропалывает грядки, косит траву. На селе без таких трудов не обойдёшься. Но прославился Рудаков в районе, да и за его пределами, конечно, не огородной деятельностью, а творчеством. Сколько стихов за свою жизнь «пропел» и «продышал», а рука всё так же тянется к бумаге. Может, потому, что ему есть о чём рассказать…

Дитя войны

Он из поколения детей войны. Родился 13 августа 1936-го в рабочей семье. Отец был шлифовальщиком бритв на заводе, мама заготавливала скань (витую металлическую проволоку) в местном ювелирном объединении. Жили бедно. Когда глава семьи Василий Григорьевич погиб на Финской под Выборгом, Сергею всего три с половиной года было.

— Мама тогда ребёнка ждала. Тяжело ходила. Иногда из-за слабости сознание прямо на заводе теряла, — рассказывает Сергей Васильевич. — Малыш родился в феврале, Василием в честь отца назвали, но он и месяца не прожил. И это была уже не первая наша потеря. Покрепче из детей только я да ещё братья Виктор и Борис оказались.

В войну совсем голодно стало. До сих пор помню запах домашнего хлеба пополам с полынью и лебедой. И как колоски драгоценные на полях собирали, не забыл, каждой маленькой картофелине, найденной в борозде, радовались. До 47-го так голодно и жили. Очередь за хлебом в Ваче с вечера занимали, а буханки, как самое святое, несли домой уже на другой день.

«Стихи… Стихия под пером»

Судьба Сергея Васильевича богата на крутые повороты, хотя начало её ничего неожиданного не предвещало. Окончил семилетку в Казакове, а 10 классов в Ваче, год проработал в артели рабочим по изготовлению бытовых ножниц, а потом жизнь неожиданно повернулась к нему яркой, полной совсем иных впечатлений стороной.

— Призвали меня на службу в армию на Балтийский флот, — вспоминает Рудаков. — Увидел Ленинград, Кронштадт. После обучения в спецшколе четыре года служил гидроакустиком на дизельных подводных лодках. Что такое море, думаю, объяснять не надо. Его красота будто что-то внутри у меня взорвала. Мысли, чувства просились наружу. Так я пришёл в поэзию.

Мои первые стихи — о службе, о море, о войне — были напечатаны в газете ленинградского учебного отряда «Боевой курс». Потом начальство посоветовало сотрудничать с Кронштадтской гарнизонной газетой. Словом, неожиданно для себя я стал своеобразным поэтом-романтиком. До того расписался, что даже в Литинститут имени Горького поступать собрался…

Творческий конкурс молодой моряк не прошёл, но мечту о писательстве не оставил. Вернулся в Вачу, ещё год проработал в артели. А потом вместе с новым другом, литработником газеты Виктором Киреевым (он тоже писал стихи) надумали поступать в МГУ: Виктор — на филологический, а Сергей — на факультет журналистики.

— В результате поступили оба… на юридический, — улыбается мой собеседник. — Там конкурс поменьше оказался. Жили в одной комнате, вместе ездили на каникулы в Вачу, когда разъехались по распределению, встречались то в его Твери, то в моей Вологде. Были юристами и поэтами, критиковали и подбадривали друг друга.

Не отрекаясь от призванья

31 год проработал Сергей Васильевич в Вологде, в органах соцобеспечения. И все эти годы на страницах областной «Профсоюзной газеты» публиковались подборки стихов юрисконсульта Рудакова. Да и отзывы из редакций центральных журналов обнадёживали. Даже Николай Рубцов (тогда ещё мало кому известный) отметил, что его стихи образны и поэтичны.

В 1996-м Сергей Васильевич вышел на пенсию и приехал вместе с мамой в Казаково. Здесь, на родине, в родном доме, она и умерла. А сын, дождавшись весны, чтобы оттаяло сердце, посадил в огороде в память о матери всё что можно, подремонтировал баньку, да и задержался неожиданно, оставив городскую квартиру подросшим сыновьям.

Толчок для вдохновения давало наше знакомство с большими поэтами — Андреем Дементьевым, Виктором Боковым и другими. Хотелось, как и они, выходить на большую аудиторию.

В советские годы стихи Сергея Рудакова часто публиковались в богородской и павловской газетах. В Ваче его печатают уже больше сорока лет. «Вачская газета» даже планирует выпустить сборник этого старейшего самобытного поэта, а недавно опубликовала его повесть «Трижды из плена сбежавший» — о герое-фронтовике Полыскалове. Несмотря на преклонный возраст, Сергей Васильевич старается, если здоровье позволяет, участвовать во всех поэтических праздниках, даже областных, а свои сокровенные мысли — о Ваче, о Казакове, о рыбалке, о житье на пенсии — по-прежнему предпочитает выражать на языке крылатых строчек. Вот одно из таких его откровений.

Отплясало время буги-вуги,
Поугасла джазовая страсть.
Мы теперь в ином,
не в юном круге,
И обратно в юность
не попасть.
Нам бы только тишины,
покоя
Да прибавить пенсию чуток,
И здоровья, ну хотя б такого,
Чтоб на лыжах походить
часок.
Уж чечётку, как вчера,
не сбацать —
В вальсе, правда,
сможем покрутить.
И фигурам нашим
не до граций.
Только как у юных —
жажда жить!

844

Комментирование данного материала запрещено администрацией.