Зименки: между прошлым и будущим

07:00 — 30.04.2015

Галина ФИЛИМОНОВА

Въезд в усадьбу на территории парка.

Въезд в усадьбу на территории парка.

Автор фото: Фото автора

Зименки: между прошлым и будущим

07:00 — 30.04.2015

Галина ФИЛИМОНОВА

На этот раз предмет интереса спецпроекта «Истории о нас», осуществляемого «Нижегородской правдой» совместно с Нижегородским региональным общественном фондом деятелей культуры «Дать Понять», — история и современное состояние усадьбы Дадиани — Башкировых. Этот памятник природы, истории и культуры находится в Зимёнках Кстовского района.

Родня имеретинских царей

В конце XVIII — первой половине XIX века Зимёнки принадлежали родственникам имеретинского царя Арчила — князьям Дадиани. В 1841 году представитель этого знаменитого рода, перешедшего на русскую службу, поручик и кавалер Николай Дадиани стал нижегородским уездным предводителем дворянства. Тогда его усадьба на правом высоком берегу Волги состояла из господского деревянного дома «со всеми принадлежащими к нему службами», оранжереи, скотного двора и амбаров.

После его смерти в 1851 году имение передали под опеку Лидии Дадиани — матери законного наследника (родного племянника князя — Антона). Судя по описи 1857 года, поместье разрослось: здесь уже были два господских дома (летний и зимний) и ряд хозяйственных построек. В это время в усадьбе появилась въездная липовая аллея, которая вела к одному из домов. В 1865 году отставной поручик Антон Дадиани продал усадьбу надворной советнице Анне Александровой, а в конце XIX века появился другой владелец — нижегородский купец Матвей Башкиров.

Башкировский «модерн»

Решив устроить в Зимёнках семейную летнюю дачу, Башкиров преобразил усадьбу новым парком и строениями. Западнее господского дома первой половины XIX века (в стиле классицизм) появились четыре деревянных двухэтажных дома и хозяйственные постройки в стиле модерн, прославившие усадьбу далеко за её пределами.

В советское время, когда на базе усадьбы Дадиани — Башкировых действовал санаторий «Зимёнки», своеобразным символом этого места была четвёртая дача. Там в 1941 году жил и работал академик и писатель Алексей Толстой.

Местные жители вспоминают, что в 60-70-е годы XX века в Зимёнки приезжала дочь Матвея Башкирова со своими сыновьями. Потомки знаменитого «миллионера-мукомола» рассказывали отдыхающим об архитектуре бывшей господской дачи (в те годы деревянное двухэтажное здание на каменном цоколе было известно как спальный корпус № 5). Вслед за ними специалисты, делавшие инвентарное описание усадьбы Дадиани — Башкировых в 1989 году, отмечали скульптурность фасадов этого памятника эпохи «модерн», характерную игру всевозможными формами окон и разнообразное решение кровли над различными объемами.

От «Русского поля» до Фантомаса

В советский период Зимёнки называли одним из красивейших мест на нижегородской земле, киностудии страны облюбовали его для съёмок фильмов (от «Русского поля», «Анискина и Фантомаса» до «Курочки Рябы»). Целебные качества здешней минеральной воды притягивали в бывшую усадьбу большое количество желающих поправить здоровье: в санаторий приезжали люди из всех республик Советского Союза. В отдалённой части парка даже планировали построить, без нарушения композиционной идеи, специальную водогрязелечебницу. Замысел не был осуществлен из-за оползня, который поставил под угрозу существование самой здравницы.

Списки и реальность

Судя по «Государственным спискам памятников истории и культуры Нижегородской области», изданным в 2000 году, ансамбль этой усадьбы — памятник градостроительства и архитектуры регионального значения (документ о принятии на госохрану № 161). Согласно официальным спискам, этот комплекс состоит из ряда объектов. Тут и усадебный дом Дадиани (первая половина XIX века), и флигель (вторая половина XIX века), и дачные корпуса Башкировых (конец XIX — начало XX века), и водонапорная башня (конец XIX — начало XX века), и каретник (конец XIX — начало XX века), и питьевой фонтан минеральной воды (чугунное литьё, начало XX века), и пограничные земляные вал и ров, усадебный парк со статусом памятника природы с 1965 года.

Однако за 15 лет усадьба Дадиани — Башкировых практически канула в Лету: уникальные дачи Башкирова сожжены (уцелела лишь дача № 2, конец XIX — начало XX века), парк частично вырублен, а то немногое, что осталось от былой роскоши, частью попадает под застройку промышленным цехом и коттеджами, частью стало собственностью Нижегородской епархии Русской православной церкви (Московский патриархат) и скрыто от глаз общественности за высоким забором с охраной.

Что за забором?

О том, что произошло в Зимёнках, рассказывает депутат Безводнинского сельского совета Александр Чуразов, все эти годы защищающий памятник природы, истории и культуры в различных инстанциях (от прокуратуры и Законодательного собрания Нижегородской области до Государственной думы и Президента Российской Федерации):

— Специально для сотрудников санатория и их семей рядом с бывшей усадьбой в 1957–1963 годах были построены дома, в одном из которых жила наша семья. 15 февраля 1996 года санаторий «Зимёнки» был продан акционерному обществу закрытого типа «Пирс». Согласно договору купли-продажи, новый собственник в лице генерального директора Александра Шкилёва обязался, помимо прочего, «обеспечить перечень мер, указанных в паспорте памятника природы областного значения, необходимых для сохранения его статуса», а также «обеспечить сохранение профиля санатория» и «сохранить права на жилой фонд за проживающими в жилом фонде, принадлежащем санаторию». Однако в усадебном парке начали активно вырубать деревья под строительство промышленного цеха и жилых коттеджей, людей стали выживать из домов, отключая их от отопления, электричества и воды, а дачами усадьбы в 1997 году завладел огонь. Дело в том, что в третьей даче хранились документы, подтверждающие статус жилых домов, из которых нас стали выдворять. Дачи не стало. Потом сгорела и четвёртая, где жил и работал Толстой, а потом — остальные.

По мнению депутата, ещё есть шанс сохранить для будущих поколений россиян часть этого уникального памятника. На сегодняшний день официально речь идёт о 8,3 гектара (как памятника природы, так и памятника архитектуры). Причём по документам, с которыми работал Александр Чуразов, можно отследить, как эта цифра уменьшалась, как памятники и санаторий уничтожались административно и юридически.

По документам 1956 года, хранящимся в Центральном архиве Нижегородской области, земельный участок санатория «Зимёнки» составлял 254,1 гектара. Согласно Государственному акту на право пользования землей от 1989 года — уже 43,6 гектара. Распоряжением Кстовской администрации от 11 апреля 1996 года № 517 р земли санатория сократили до 19,3 га. По паспорту памятника истории и культуры, составленному Министерством культуры СССР в 1990 году, территория усадьбы Дадиани — Башкировых с парком была 15 гектаров, а теперь осталось только 8,3 га. К слову, Шкилёв был признан судом виновным в вырубке памятника природы. Но, по словам защитников Зимёнок, он, игнорируя уголовные дела, ведёт здесь незаконное строительство жилых домов.

— Только выполнение своих обязанностей министерством экологии и природных ресурсов и управлением охраны объектов культурного наследия Нижегородской области (именно они отвечают за сохранность памятника природы и архитектуры) может остановить эту стройку, — поясняет депутат Чуразов. — Важен также тот факт, что эта лечебно-оздоровительная местность — курортная зона с двумя источниками лечебной минеральной воды — должна охраняться от застройки положениями Федерального закона «О природных лечебных ресурсах, лечебно-оздоровительных местностях и курортах». В начале 2000-х годов была проведена процедура банкротства санатория «Зимёнки» как предприятия, оно было закрыто. Но есть ещё сама территория с инфраструктурой, зданиями, природными ресурсами, по-прежнему обладающая статусом санатория, так как его никто не снимал.

1963

Комментирование данного материала запрещено администрацией.