Война на измор

07:00 — 29.01.2015

Война на измор

Война на измор

07:00 — 29.01.2015

Возобновление активных боевых действий на Донбассе поставило крест на надеждах и попытках «заморозить» ситуацию в неопределенности до возможных переговоров. Стало понятно: сколько бы ни произносилось призывов, слов и речей о необходимости сесть за стол переговоров, в реальности в этих самых переговорах никто не заинтересован. По крайней мере, сейчас, когда каждая сторона считает, что может добиться более выгодных условий за счет войны, а не мира.

Cрок ожидания истёк

Новый этап боевых действий начали ополченцы, пойдя на штурм донецкого аэропорта и выбив наконец оттуда оставшиеся украинские войска. Но этот штурм был всего лишь ответом на непрекращающиеся артиллерийские обстрелы Донецка, Горловки и других городов и городков Донбасса украинской армией. Так что о нарушении условий минского перемирия можно говорить применительно к обеим сторонам и взвалить вину на кого-то конкретно сейчас будет довольно проблематично.

Другое дело, почему именно сейчас? Ведь с самого начала перемирия украинцы не особо его соблюдали, продолжая обстреливать Донецк с разной степенью интенсивности все последние месяцы. И в ДНР, и в ЛНР как-то уже почти привыкли к этим обстрелам, особо на них не отвечали и не возобновляли активные боевые действия. Да, поводом к последнему контрнаступлению стали трагедия под Волновахой и обстрел троллейбуса в Донецке, но люди гибли и раньше. И всё же именно сейчас ополченцы решились на ответ и развернули довольно успешное наступление. Почему?

Ответов может быть несколько, и каждый из них не исключает другого. Самый простой — надоело ждать. Надоело жить под постоянными обстрелами, надоело ждать новых атак, надоело жить в условиях блокады и отсутствия всяких перспектив. Видимо, время ожидания истекло, и ополченцы Новороссии, накопив достаточно сил, ресурсов и резервов, пошли в наступление. Просто с целью повысить безопасность, сопротивляемость и жизнеспособность своего региона. Который в условиях нынешней блокады, в состоянии «ни мира, ни войны» дальше существовать не мог. Либо надо было развиваться (а для этого с неизбежностью ликвидировать угрозу от украинских войск и округлить территорию хотя бы до довоенных границ Донецкой и Луганской областей), либо замереть в ожидании более-менее скорого конца. Был выбран первый вариант.

Аргумент без эффекта

Нельзя, однако, списывать со счетов и российский фактор. Когда в августе ополченцы развивали успешное контрнаступление и уже были готовы брать Мариуполь, двигаться на Славянск и Краматорск, именно Москва настояла на остановке боевых действий и подписании перемирия. И сейчас Москва проявляет крайнюю сдержанность и даже на вполне официальном уровне, устами главы МИД, оправдывает и поддерживает действия ополченцев. Вполне возможно, что на этот раз в Москве действительно не станут сдерживать и одергивать ополченцев, по крайней мере, пока те не выйдут к административным границам своих республик.

А это означает, что терпение потеряли не только в Донецке и Луганске, но и в Москве, которую всё больше раздражает очевидное нежелание Киева и его западных партнеров идти хоть на какое-то подобие компромисса. То есть звонить в Кремль от имени директора-распорядителя МВФ с просьбой посодействовать в финансировании Украины — это нормально, а учесть и зафиксировать российские интересы в той же самой Украине — нет. Похоже, в Кремле решили наконец покончить с этой странной логикой и доказать, что с его интересами считаться придется.

Проблема, однако, в том, что этот аргумент пока что не произвел необходимого эффекта. То есть и в Киеве, и в Брюсселе изрядно переполошились, когда убедились в реальности и неотвратимости контрнаступления ополченцев, но подвигнуть к переговорам это их не смогло. Скорее — наоборот. В Киеве заговорили о необходимости усиления сопротивления, в Брюсселе и Вашингтоне — о новых санкциях. В общем, к миру и переговорам сейчас не готов никто, все ждут, как будет развиваться ситуация дальше.

Сила вещей

А ситуация развивается таким образом, что дело идет к классической войне на измор. Кто первый моргнет, у кого быстрее сдадут нервы, кто раньше признает, что эта война превращается из актива в пассив. В общем и целом, Украина уже превратилась в огромный пассив, который сам по себе, по-настоящему, никому не нужен. Но серьезные, большие игроки всё еще рассчитывают использовать Украину в качестве средства друг против друга. И так будет продолжаться до тех пор, пока Украина не станет бесполезной даже в этом качестве. Пока не станет недееспособной. Пока не развалится.

Дойдет дело до этого или нет, пока неизвестно, но сила вещей неизбежно толкает логику развития именно в этом направлении. Непривычная жесткость заявлений российских официальных лиц в последние дни демонстрирует готовность Москвы играть на обострение. До Киева ополченцы, конечно, не дойдут, но если им удастся разбить Вооруженные силы Украины (ВСУ) на Донбассе, проблемы в Киеве начнутся и без них. Вполне возможны и новый Майдан, и новый переворот, который похоронит под собой остатки Украины.

Эта же самая сила вещей ведет к очередному витку обострения отношений России и Запада. Очевидно, будут введены новые санкции и контрсанкции, заморожены последние совместные проекты и испорчены последние хорошие отношения. И так будет продолжаться до тех пор, пока не сменится власть на Западе и внимание мировых держав не будет отвлечено чем-то более серьезным и масштабным. Тогда, и только тогда, стороны начнут искать реальный компромисс по Украине. Если, конечно, одна из сторон не одержит к тому времени полной и безоговорочной победы.

Прямая речь

Мы часто говорим: украинская армия, украинская армия. На самом деле, кто там воюет? …В значительной степени это так называемые «добровольческие» националистические батальоны. По сути, это уже не армия, это иностранный легион, в данном случае иностранный натовский легион, который, конечно, не преследует национальных интересов Украины. Там совсем другие цели, и связаны они с достижением геополитических целей сдерживания России.

Президент России Владимир Путин.

Ожидать, что силы ополчения будут бездействовать, когда по указу Президента Украины их города, населенные пункты, гражданские объекты начали обстреливать из тяжелого вооружения, ожидать, что они просто смирятся с тем, что их разбомбят, было бы наивно. Они стали действовать с целью ликвидировать те позиции украинских Вооруженных сил, с которых ведутся обстрелы.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Угрозы и экономическое давление не изменят позицию России по ситуации на Украине. Россия никогда не соглашалась с такими угрозами, и тем более такие угрозы и такой шантаж никогда не приводили и не приведут к тому, что Россия под этим гнетом будет менять свою последовательную и хорошо известную позицию.

Пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков.

По страницам СМИ

«Возможности Киева противостоять стратегии ДНР и ЛНР сейчас достаточно ограниченны. Сопротивляться наступлению ополченцев ВСУ долго не могут: серьезные потери на Донбассе вынуждают украинскую власть вводить в бой даже стратегические резервы, тогда как у ополченцев оставленных в запасе войск более чем достаточно. Если ситуация продолжит развиваться в нынешнем ключе, то фронт украинской обороны будет прорван».

«Эксперт».

«Москва получила еще один канал давления на Киев из-за его финансовой несостоятельности. В этом году Украина должна выплатить по внешнему долгу около 11 млрд долл., включая 3 млрд для России. Никаких резервов для таких выплат у киевской власти нет. Спасти Украину от дефолта мог бы МВФ, но он требует от украинцев сначала договориться с кредиторами о реструктуризации долга — в том числе с Россией».

«Независимая газета».

Экспертное мнение

— Сегодня не вызывает сомнений тот факт, что США с Украины уйдут, ЕС туда не придет, а киевский режим не жилец. Всеобщая (включая подконтрольные Киеву территории) ненависть к действующей киевской власти не означает, однако, преодоления раскола страны: противоречия между Западом и Востоком никуда не делись… Чем больше крови прольется, тем труднее через нее будет переступить. На Украине погибшие в гражданской войне уже исчисляются десятками тысяч, стотысячный рубеж близок, а взятие планки в миллион жизней уже не кажется чем-то фантастическим.

Президент Центра системного анализа и прогнозирования Ростислав Ищенко.

Теги: Политика

1778

Комментирование данного материала запрещено администрацией.