Битва цивилизаций

07:00 — 22.01.2015

Битва цивилизаций

Битва цивилизаций

07:00 — 22.01.2015

В интересное время мы живем. Если так задуматься — прямо сюжет голливудского фильма. А если послушать размышления наших экспертов — вообще фантастика, нарочно не придумать.

Когда деньги во главе угла

Андрей Дахин:

— Я бы хотел в связи с последними событиями поговорить о карикатурах. Заметьте, в российской медиасреде этот жанр практически вымер. Это особенно парадоксально, учитывая, что советская карикатуристическая культура была очень развита.

Евгений Семёнов:

Андрей Васильевич, вы немного ошибаетесь. Я не так давно проводил исследования, как раз касающиеся карикатуры. Оказалось, что она очень активно начала недавно развиваться, часто принимая формат комиксов или популярных в Интернете демотиваторов. Это та же карикатура, но которая живет и развивается, приспосабливаясь к новым медиа.

Андрей Дахин:

А если говорить о причинах событий во Франции, то, как мне кажется, уже можно признать: сейчас в Европе идет массовая секуляризация общественного пространства. То есть идет борьба с традиционными идеалами и идеями, которые мешают развитию коммерческих интересов. Например, технически уже можно заниматься выращиванием и продажей органов. Да что там, практически людей. Это новая коммерческая отрасль, развитию которой мешают в первую очередь идеологические ценности. Религии накладывают на эти вещи запреты.

Александр ПРУДНИК:

Да, этот процесс запущен давно. Более того, это процесс переформатирования всей цивилизации. Места удара давно известны — базовые ценности. Шаги — тоже. На первом этапе любые нововведения считаются экзотикой, на втором — становятся приемлемыми. Только все забывают, что конечный итог один: это нововведение становится обязательным. Например, вспомните переход от наличных денег к деньгам на пластиковых картах. Сначала карты были у избранного числа людей. Потом это стало считаться удобным — иметь пластиковую карту. А что теперь? Теперь это обязательное условие, иначе зарплаты не получить.

Михаил РЫХТИК:

То есть вы предполагаете, что есть какой-то центр, который всё это задумал и всем управляет?

Андрей Дахин:

Нет, это просто следствие работы индустриальной машины.

Михаил РЫХТИК:

Когда мы говорим «процесс запущен», кто же его запустил? Некие объективные исторические обстоятельства?

Андрей Дахин:

Да, примерно так. Когда эта машина встречает что-то на своем пути, она пытается это перемолоть, подмять под себя, искать варианты.

Михаил РЫХТИК:

Если так, то я соглашусь. Взглянем, например, на Римскую империю. Там то же самое происходило.

Андрей Дахин:

Именно так: одна картина мира меняла другую.

Евгений Семёнов:

Да, возникло христианство, новая идеология, что и разрушило Римскую империю, подавив ее относительно демократичную систему ценностей за счет внутреннего тоталитаризма, который был присущ этой религии в самом начале развития.

Сегодня цивилизационное столкновение идет по похожему принципу, но немного в других плоскостях: капиталистическая «религия» сталкивается с традиционным мировоззрением.

Новая энергетика

Михаил Рыхтик:

— Более того, сейчас мы живем в период, когда схлестнулись между собой углеводородная энергетика и так называемая «новая энергетика». Технологии позволяют обходиться постепенно без нефти и газа, только нужно под это создать инфраструктуру.

Евгений Семёнов:

И вывести из игры атомную промышленность, где Россия доминирует. Поэтому я не исключаю ряд серьезных аварий на ядерных станциях в ближайшее время. Тогда можно предположить, что развитие атомной энергетики будет приостановлено. Возникает шанс для солнечной и гелиевой энергетики. Таким образом, глобальный энергетический рынок переформируется, появляются новые точки роста.

У нас кризис. Теперь официально

Андрей Дахин:

— Я был на Гайдаровском форуме. Очень интересное мероприятие, на котором можно было увидеть резкий перепад в риторике правительства относительно экономической ситуации: было официально признано, что наступил кризис, и сказано, что правительство будет пытаться как-то нивелировать его влияние. То есть за очень короткий период — с момента пресс-конференции Путина до этого форума — случился перепад в официальной информации, в оценке ситуации: она из оптимистичной превратилась в довольно пессимистичную, так как неясно, что нужно делать.

Судя по выступлениям членов правительства, никто не ожидал, что так всё получится, кризис никто не планировал, скажем, год назад. Поэтому каждое министерство придумывает всё «на ходу», антикризисные меры пока не сведены в единый портфель и общей схемы действий нет. Общее впечатление — тревожного ожидания, экономические процессы замедлились и даже где-то остановились. И это ожидание, отсутствие четкого плана и понимания того, как нужно действовать, только усугубляет негативные настроения.

Например, губернатор Магаданской области рассказывает, насколько важно четко знать общую стратегию федерального центра. Вот была цель — большой проект «Штокман» (разработка Штокмановского газоконденсатного месторождения, расположенного в центральной части шельфа российского сектора Баренцева моря). Несколько лет осуществляли проект, строили инфраструктуру, создавали рабочие места, даже удалось остановить отток населения из региона. Бац! Ударил кризис, и всё прекратилось. Это сразу подорвало доверие населения, люди стали думать, куда им уехать. И региональные власти хотят понять: мы Арктику будем осваивать или нет? Надо тратить на это ресурсы или нет? Ну и так же примерно в остальных отраслях по всей стране.

Михаил РЫХТИК:

Вот у меня сложилось впечатление, что выступления всех правительственных чиновников были немного пустыми.

Андрей Дахин:

Они не пустые. Просто чиновники не ожидали этого кризиса, поэтому пребывают в некоторой растерянности… Я считаю, что именно на этом форуме понятие «кризис» стало официальным, был признан факт кризисной ситуации властями.

Александр ПРУДНИК:

Кстати, в отличие от 2008 года, в этот кризис в состояние паники погрузился не народ — погрузились элиты. Народ у нас спокоен, заметьте себе. Почему? Потому что тот мир, в котором жила верхушка, стал постепенно растворяться. Стали исчезать привычные источники доходов — она от этого просто впала в отчаяние. Ведь если посмотреть внимательно, то санкции Запада бьют прямо по самым сливкам российского общества, а не по простым гражданам.

А еще очень показателен случай. В прошлом году одного из наших олигархов суд в Лондоне — где они всегда разбирают свои дела — обязал открыть, чем он на самом деле владеет, какими фондами и компаниями, через какие трасты он реально управляет. Это не просто звонок, сирена для всех богатеев из России — это их напугало не меньше санкций.

Евгений Семёнов:

Я соглашусь: при введении санкций Западом был сделан правильный расчет, потому что меры прямо угрожают российским элитам потерей капитала. А это очень мощный мотиватор. Именно этого и добивался Запад первым пакетом санкций. Второй пакет, если он будет введен, парализует финансовую жизнь страны в целом и затронет уже более широкие слои населения.

Кто же виноват и почему?

Михаил Рыхтик:

— Я бы обратил внимание на проблему ответственности. Посмотрите, в Центробанке идут постоянные передвижки и изменения в руководстве, но никто не объясняет, за какие именно просчеты и почему увольняются или снимаются с должности те или иные управленцы. Это очень непонятно: полтора месяца до этого ЦБ нахваливали, потом была пауза, а потом вдруг объявление об увольнениях и перемещениях.

Тут не в том дело, что у меня жажда крови, а проблема в том, что у нас главное — это проявление лояльности, а профессиональные качества уходят на второй план. Кризис же приблизит нас к той черте, когда уже невозможно будет игнорировать непрофессионализм. И за это придется отвечать. Необязательно — в Сибирь, необязательно — расстрел, но ответственность должна быть. Пока же у нас несут ответственность только врачи и учителя, которые должны заполнять тонны бумаг, а за ними постоянно следит контролирующее око. Лица же, принимающие ответственные решения, никакой ответственности не несут — это очень тревожно. И здесь важна не только отставка, важно, чтобы проговаривались причины увольнения.


Теги: Политика

1829

Комментирование данного материала запрещено администрацией.