Меня здесь русским именем когда-то нарекли

07:00 — 11.09.2014

Татьяна Сергунина

Сначала фамилии ввели для князей и бояр, затем для дворян и именитых купцов

Сначала фамилии ввели для князей и бояр, затем для дворян и именитых купцов

Автор фото: Николай Бравилов

Меня здесь русским именем когда-то нарекли

07:00 — 11.09.2014

Татьяна Сергунина

– Пятунка! Догоняй! Что?! Что?! Не догонишь? – несся по песчаному берегу словно мячик кудрявый синеглазый мальчуган лет семи. За ним бежал черноглазый, худой, вихрастый, скорее всего такого же возраста, мальчишка.

– Пятунка! Потешка! – от перевоза к ним вприпрыжку спешил третий мальчик – рыжий, с конопушками и веселыми голубыми глазами. Зачинщик всех игр – забавный Потешка – остановился. Ребятишки плюхнулись на песок.

Загадки и отгадки

– Ты что как долго, Коняшка?

– Да мамке помогал белье мыть! Поедим?! – из-за пазухи Коняшка достал завернутый в тряпицу круто посоленный ломоть ржаного хлеба. Разломили на троих.

С удовольствием всё до крошки съели.

– Пошли к старым башням! Железяки поищем! И мальчишки побежали на Спасскую гору.

Сияло солнце. Над Окой, плавно катящей свои воды, плыли легкие облачка. У перевоза шумел народ.

«Еще год гуляю, – рассуждал Коняшка, – папка сказал: на следующий год тоже молотком стучать начну».

«И мне обещал…», «И мне…» – по очереди сообщили приятели. «Ладно. А пока гуляем…»

Первая половина семнадцатого века. Странные имена у героев моих литературных фантазий! И откуда такие?

Читая «Дозорную книгу Павлова острога 1614 года писца Семена Языкова и подьячего Емельяна Евсеева» с перечислением строений и пашенных дворов тогдашнего поселения, с большим интересом наблюдаешь стиль написания, речевые обороты и, конечно, имена живших в те времена людей. Пушкарь Савка Потапов, воротник Степка Михайлов, Митка Савельев. Нынче это, само собой разумеется, – Савва, Степан, Дмитрий… Написаны имена, конечно, в уничижительной форме, не как у дьяка и писца. Что делать? Крестьяне.

Читаем дальше. Баженко Федоров, Неустройка Филипьев, Потешка Девятов, Пинайка Михайлов, Первушка Иванов, Пятунка Марков, Дружинка Иванов, Коняшка Федоров, Веселой Капуста… Откуда такое почти сказочное разнообразие?

Обращаюсь к списку основной группы славянских имен. Оказывается, Баженко – Бажен – не иначе как желанное дитя. А Первушка, Пятунка – это имена, которые давались, не мудрствуя, по порядку рождения. Коняшка же – это из серии имен из растительного и животного мира. Веселой – и объяснять не надо! А что же Потешка, Пинайка и подобные?

Особые черты

Древнерусские имена почти всегда образовывались от самых обычных слов и всегда подчеркивали какую-то особенность человека.

Имена, которые оканчивались на -гор, – слав, – мудр, – мысл, – мир, – зар, – свет, принадлежали только высшему сословию (мудрецам и правителям). И можно вспомнить в связи с этим такую историческую личность, как Владимир Святославович Красное Солнышко – князь Новгородский, великий князь Киевский (Владимир – владеющий миром, Святослав – священная слава). Или галицкого князя Ярослава Остромысла (Ярослав – славящий Ярило – солнце, Остромысл – быстро соображающий, мудрый).

Имена с -бор, – полк в конце принадлежали сословию воинов. Вот Ярополк Святославович – великий князь Киевский (ярое, мощное войско, предводитель солнечного света). И таких примеров сколько угодно!

Имена же земледельцев, ремесленников, торговцев и остального народа обычно означали именно черту характера. Например, Шумило – крикун, Гудим – музыкант, Буслай – гуляка, Бахарь – сказочник, Борзята – быстрый, Баян – сказитель, Буй – мощный, Бус – туманный, Жихарь – удалец, Олель – любимый, Сухан – тощий, худой, Ушак – ушастый, Ширяй – широкоплечий. Женское имя Верещага означало – болтушка, а Чернава – смуглая. Ну а Потешка из моей фантазии – это, конечно, веселый и забавный ребенок. Представляю, каким задиристым в детстве или, возможно, неспокойным в чреве матери был Пинайка!

Подобных имен, зафиксированных в средневековых источниках, довольно много! Один только «Словарь древнерусских личных собственных имен» Николая Тупикова дает их несколько сотен.

Фамилии и прозвища

И очень непросто отличить собственно личные, дающиеся при рождении имена от прозвищ. Ричард Джемс, путешественник из Англии, в начале 17 века побывавший на Руси, отметил в своем дневнике, что русские получают от матери прозвище и пользуются в повседневной жизни только им. До конца Х века, до христианизации, восточные славяне при рождении ребенка давали ему только имя. В 988 году состоялось крещение Руси, и детям стали давать еще и крестильное имя, как правило, имя одного из святых.

Фамилии среди крестьянства впервые стали употребляться с 16–18 веков, но окончательно закрепились лишь после отмены крепостного права. Поэтому и в списке павловских крепостных иногда наблюдаются лишь имена (домрачей Ивашка), а возможно, даже прозвища (красильник Потешка). Присутствуют, например, здесь Истомка Романов, Дружинка (дружелюбным, скорее всего, был в детстве, ласковым) Иванов, Меншей Никифоров. Верно, драчливым мальчишкой был Воинко Савельев!

Слово-оберег

А это что за имена: Нехорошева, Плакитко, Мешайка? О смысле можно только догадываться. Но уж очень неприглядные! По сравнению с этими именами имечко одного из моих мальчишек из рассказа – Коняшка – вполне доброе, даже игрушечное какое-то!

Оказывается, существовал в древние времена обычай давать детям специально имена с негативным значением в надежде, что злые силы не соблазнятся таким ребенком и не отберут его у родителей, наслав болезнь или какое-нибудь несчастье. В тех же списках имен встречаются и такие, как Дурак (например, был такой в русской истории Дурак Мишурин, дьяк московский), Упырь (Упырь Лихой – первый на Руси переписчик книг), Блуд (распутный, непутевый), Говен, Зима, Мороз, Невзор, Крив, Злоба и не менее непривлекательные другие.

Но сколько же в этих списках и красивых, но, к сожалению, забытых имен! Благомир, Вольга (гостеприимный), Добрыня, Пересвет (жизненный). Прекрасны женские имена: Весняна, Лада, Гори­слава, Милана!

Но нет уже подобных последним.женским именам ни в «Дозорной книге» 1614 года (встречаются лишь Ульяна, Марья, Ненила, Овдотья, Дарья, Анна, Лубка), ни в «Писцовой книге Павлова острога 1621–1623 годов писцов Дмитрия Лодыгина « с товарыщи» (Ульяна, Матрена, Катерина, Наталья, Марфа, Матрена и всё те же имена из предыдущего списка), ни в «Переписной книге Павлова острога 1646 года писцов: князя Ивана Федоровича Шеховского и подьячего Прокофия Семенова». Ни, тем более, в «Переписной книге Павлова острога 1678 года писцов: князя Юрия Сонцева-Засекина и подьячего Михаила Спасентьева».

Филипьев сын

Зато в последней отчетливо видно, как изменилось написание имен! Четко начинаются прослеживаться не прозвища, а крестильные имена, зачатки современных отчеств, фамилии. Например, Тимошка (Тимофей – имя), Филипьев сын (то есть Филиппович – отчество), Ёж (фамилия, скорее всего, от прозвища). Анализируем: Алешка Иванов сын Буянов (Буян – древнерусское имя, означающее «буйный, мужественный»), Ганка Офонасьев сын Неустроев (Вспомнился наш павловчанин 1614 года – Неустройко Филипьев!), Мишка Максимов сын Девяткин (был когда-то у кого-то и девятый ребенок!), Ивашко Кириллов сын Выродов (прорвалось в это время в Павлове остроге всё-таки то ли негативное имечко, то ли негативное прозвище!), Якушка Марков сын Бочкарев (нужная профессия!), Пашка Дмитриев сын Бронников. Ого! Это уже фамилия от мастеров-металлообработчиков!

И сразу вспомнились мои веселые друзья Пятунка, Потешка и Коняшка. Остались ли их семьи в Павловом Остроге? Если был разговор о молотках, скорее всего, остались. Недаром Павлово на протяжении почти трех веков славится металлообработкой!

Теги: История, Общество

3013

Комментирование данного материала запрещено администрацией.