Голоса по осени считают

07:00 — 19.06.2014

Голоса по осени считают

Голоса по осени считают

07:00 — 19.06.2014

В сентябре в регионе будут выбирать губернатора. Многие нетерпеливо потирают руки — наконец-то политическая борьба, наконец-то накал страстей! Наши эксперты тоже настроены очень благосклонно — выборы — это всегда хорошо, вроде такие демократические витамины для общества. Тем более, что кандидаты подбираются авторитетные.

Загадка фильтра

Иван Юдинцев:

— В первую очередь нужно, конечно, поговорить о выборах губернатора. Наконец-то, о чем так долго мечтала оппозиция, стало реальностью и теперь можно побороться за кресло главы региона.

Самым важным, как я считаю, в этой ситуации оказывается то, что жители получают возможность реального выбора: практически все парламентские партии выдвинули своих кандидатов. Они очень разнообразны по своему политическому характеру: есть критики, есть конструкторы, есть радетели более смелых реформ. Это реальная альтернатива, реальный выбор.

Сейчас преимущество Валерия Шанцева подавляющее. Но это отражение реальных настроений нижегородцев и совсем не значит, что выборы уже состоялись — всё в руках избирателей.

Александр ПРУДНИК:

Естественно: ведь, чтобы превратить электоральный потенциал в реальные голоса, нужно провести огромную работу, это непросто. И здесь всё будет зависеть от того, как каждый из кандидатов будет это делать: бывает и так, что кандидат набирает больше голосов, чем его потенциал.

Иван ЮДИНЦЕВ:

Безусловно!

Кстати, еще я слышал упреки, что в бюллетенях нет непарламентской оппозиции. Но и это вполне логично — нужно признать: непарламентские партии пока слабоорганизованы и имеют крайне низкий политический вес. В Нижегородской области они достаточно радикализированы, потому что пока только так получается зарабатывать деньги: через протест и агрессивное несогласие, они не настроены на парламентские методы.

Кстати, мог бы пойти к нам Борис Немцов, но он почему-то не идет, хотя, в принципе, мог бы и побороться, как мне кажется… В общем, остается только определяться и голосовать, выбор есть, все кандидаты очень достойные.

Да, и еще, обратите внимание: непарламентская оппозиция, боровшаяся за возвращение выборов, теперь недовольна — вроде того, дорого и зачем тратить на это деньги. Это — беспринципность и резкое изменение их позиции.

Михаил РЫХТИК:

А мне вот интересно, как будет действовать фильтр. Ведь общего количества депутатов, кроме «Единой России», ни одной из партий не хватит, чтобы выдвинуть кандидата своими силами. Значит, придется просить независимых — их тоже не так много — или единороссов. Так вот, последние будут сами поддерживать кандидата из другого лагеря или по звонку? Мне кажется, это очень важный момент, который проверит политическую систему, особенно муниципалитетов, которые всегда прижимали, а теперь они влияют на выборы главы региона.

Иван ЮДИНЦЕВ:

Мне кажется, это единороссы должны просто принять принципиальное решение: или поддержать других кандидатов, чтобы выборы были по-настоящему выборами, или разрешить депутатам самим принимать решение о том, кого они будут поддерживать.

Союз России и Европы?

Сергей Каптерев:

— Ну, а теперь про Украину, куда без этого! По мне, первая неделя президентства Порошенко показала, что это — величина менее значимая, чем прогнозировалось. Обещаний было очень много, но по факту всё осталось так же: антитеррористическая операция, неизвестность по газу…

Это второй пункт, кстати. Уже даже Европа склонялась к тому, чтобы подписать газовый контракт, но он был сорван. Это говорит о том, что идея независимой Украины — это идея фикс, и ей пытаются оправдать всё что угодно. Сейчас уже очевидно, что конфликт продлится полтора-два года минимум.

Третье. Тот самый упавший самолет — понятно, что ИЛ-76 сбить каким-то ополченцам не под силу. Мне кажется, там кто-то посерьезнее воюет…

Иван ЮДИНЦЕВ:

У меня есть знакомый, выпускник зенитно-ракетного училища, он говорит, что в Афганистане, например, моджахеды так и не смогли этого сделать. Даже профессионалам сложно, что уж говорить об ополченцах, здесь действительно нужны более квалифицированные кадры.

Евгений СЕМЕНОВ:

Для меня всё же остается неясным вопрос газа. Здесь есть четыре стороны: Россия, США, Европа и Украина. Последняя — только пространство, сцена, где разворачиваются события. Получается, что договоренности, которые были выгодны России и ЕС, не были достигнуты из-за стараний США?

Сергей КАПТЕРЕВ:

Очевидно, да!

Евгений СЕМЕНОВ:

Значит, Порошенко действует по сценарию, который выгоден США. Отсюда вопрос: может ли эта ситуация подтолкнуть Россию и Европу к сближению, созданию некоего дипломатического альянса, союзничества?

Сергей КАПТЕРЕВ:

Вполне возможно.

Михаил РЫХТИК:

Только я бы не стал говорить «Европа», а уточнил бы — «с некоторыми европейскими странами».

Евгений СЕМЕНОВ:

Согласен, Великобритания, конечно, не пойдет на это.

Михаил РЫХТИК:

Самая трудная ситуация — у Германии. Формально, на основе документов, заключенных по итогам Второй мировой войны, она остается, по сути, вражеским государством. Она имеет очень ограниченный суверенитет, и ее теперь раздирают со всех сторон.

Еще интересны процессы, которые происходят в маленьких государствах: Словении, Венгрии, Румынии, Словакии. Эти страны бывшего соцлагеря входят в период развития, поиска своего пути, и прогнозировать там ситуацию всё сложнее.

Добавим к этому, что Франция пересматривает свою ядерную доктрину и заключает договор с Англией, объединив атомное оружие с их. А, как известно, британские ядерные силы находятся под управлением США. О китайской ядерной доктрине вообще ничего неизвестно…

То есть, сейчас стратегия сдерживания, на которой базировался весь мир, рухнула, ее нет. Поэтому выход из кризиса через войну мне кажется всё более очевидным. Необязательно глобальную, но через череду мелких, затяжных конфликтов.

Двойка стала тройкой

Евгений Семенов:

— Вот еще хотел поднять какую тему. Недавно было объявлено, что нижняя планка проходного балла по ЕГЭ по русскому языку снижена с 36 баллов до 24. Школьники вроде бы должны радоваться, но на самом деле это очень печально и говорит только об одном: мы деградируем. Так чиновники признали полное фиаско реформы образования. У них не было выбора: либо говорить, что ничего не вышло и уйти в отставку, либо понизить планку.

На мой взгляд, это очень серьезный симптом, который говорит о масштабном социокультурном кризисе: там, где исчезает навык владения языком, исчезает навык рождения смыслов. А такое общество находится в состоянии обратном цивилизации. Конечно, это еще предпосылки, процесс длительный, но…

Александр ПРУДНИК:

Вспомните, после революции аттестат десятиклассной школы уравняли с дипломами царских гимназий. Но до середины 50-х прошлого века гимназисты поражали всех, потому что по своим знаниям и интеллекту превосходили выпускников гуманитарных вузов…

Сергей КАПТЕРЕВ:

Успокаивает то, что это происходит во всем мире…

Евгений СЕМЕНОВ:

Нет, подождите. Разница в том, что во всем мире есть градация: есть элитные школы и университеты, которые готовят небольшое количество людей, которые могут сверхпродуктивно формировать смыслы, создавать что-то новое. Это элита, она тянет за собой остальное население, которое обеспечивает, грубо говоря, технологические процессы. Мы же элиты не выращиваем, мы просто всех усредняем.

То же по математике. В итоге существует среднестатистическая грамотность, но по-настоящему хорошо писать и считать не умеет никто.

1555

Комментирование данного материала запрещено администрацией.