Миражи революции

07:00 — 05.06.2014

Миражи революции

Автор фото: Наталья Ермакова

Миражи революции

07:00 — 05.06.2014

Украинская политика — довольно странная вещь. Забавная, можно было бы сказать, если бы не сотни погибших, в чем нет уже ничего забавного. Наверное, можно было бы списать эти странности на трудности роста молодого государства, но вот же перед глазами пример Казахстана, Беларуси, Азербайджана или Армении, которые до распада СССР тоже практически не имели опыта самостоятельного государственного строительства, но сейчас они с этим справляются куда как лучше, чем Украина. Во всяком случае, их политику — хоть внутреннюю, хоть внешнюю — странной не назовешь. Она понятна, логична и внутренне обоснованна. Чего никак нельзя сказать об украинской.

По мотивам Бродского

В 1992 году, аккурат после распада СССР, Иосиф Бродский написал довольно злое и едкое стихотворение «На независимость Украины». Нобелевский лауреат, один из величайших поэтов ХХ века, позволил себе в этом стихотворении такие обороты, которые весьма сложно назвать литературными или хоть сколько-нибудь приличными. Во всяком случае, в школьную программу оно точно не попадет, да и в культурном обществе его вряд ли кто решится декламировать. Видимо, эмоции захлестнули даже этого пожилого поэта, и он не стал себя в них сдерживать. И правильно сделал, потому что за горько-язвительными строками проскальзывало такое глубокое понимание Украины, которое вполне объясняет и ее прошлое, и настоящее, и даже будущее.

Старые исторические обиды и густые антироссийские комплексы младшего брата определяли и будут определять, по Бродскому, бытие Украины:

Брезгуя гордо нами, как оскомой битком набиты

Отторгнутыми углами и вековой обидой.

Генетическая память народа — штука сложная и скользкая, но игнорировать ее никак нельзя. Беда же Украины, если верить Бродскому, в том, что она слишком уперлась в свою местечковую национальную особенность и зациклилась на исторических обидах:

Что ковыряться зря в рваных корнях покопом?

Вас родила земля, грунт, чернозем с подзомбом

Полно качать права, шить нам одно, другое.

Эта земля не дает вам, калунам, покоя.

Это особенность именно украинцев, именно тех, кто холит и лелеет свою «украинскость», как единственно определяемую и осязаемую национальную идею. Но на Украине и в Российской империи, а в Советском Союзе и подавно, всегда было много людей, в том числе и среди культурной элиты, которые не довольствовались этнической самобытностью, а подчас и попросту пренебрегали ею за ненадобностью. Всех не перечислишь, конечно, достаточно помянуть лишь таких гениев, как Гоголь, Ахматова (урожденная Горенко), Булгаков, Паустовский, чтобы понять: рожденный на Украине еще не обязательно украинец. Он вполне может быть русским, и ощущать себя русским, и посмеиваться над местечковой «украинскостью», как посмеиваются сейчас кавказцы в КВН над кавказскими же стереотипами.

Двойственная страна

И вот эта-то двойственная страна, исторически и ментально составленная из различных, подчас несовместимых частей, вышла в 1991 году в свободное плавание и вдруг обнаружила, что не знает курса, по которому ей следовать. Тогда вообще мало кто на постсоветском пространстве представлял, куда двигаться, но за 20 лет все мало-помалу определились. В новых государствах сложился со временем определенный консенсус, опираясь на который власти смогли проводить более-менее внятную и осмысленную политику. И только Украине, судя по всему, так и не удалось выработать национальный компромисс.

И это очень затрудняет жизнь не только самой Украине, но и ее соседям, и прочему окружающему миру. Непонятно, как вести дела со страной, которая с каждым новым президентом шарахается в другую сторону, да и президентов уже, видимо, взяла за обычай свергать, не дожидаясь конца их срока. Двойственность страны приводила к тому, что в политическом и общественном пространстве не было одной преобладающей силы, которая могла бы навязать свою волю всем остальным и твердо двигаться по определенному курсу к намеченной цели. Необходимо было договариваться, искать компромисс, идти на взаимные уступки. Но опыта подобной многолетней кропотливой работы у украинцев не было, в прошлые века их судьбу за них всегда решал кто-то со стороны, и навыков самостоятельного национального проектирования у них не выработалось.

Закономерный исход

Зато осталась привычка постоянно на кого-то оглядываться, на кого-то со стороны, большого и сильного, кто придет, возьмет под опеку и защиту — и сразу все наладится. Раньше украинцы выбирали между Польшей, Турцией и Россией, сейчас между Европой, Америкой и все той же Россией. Проблема в том, что у разных частей Украины разные предпочтения. И даже в монолитных, казалось бы, западных и восточных регионах нет полного консенсуса и есть разные силы, стремящиеся под разные зоны опеки и ответственности. А простая и, казалось бы, естественная мысль сохранить Украину нейтральной и внеблоковой страной никому почему-то в голову не приходит.

Ну и получилось то, что получилось. Россию вполне бы устроила нейтральная Украина, вот только чересчур многих украинцев она не устраивала. Им казалось, что в Европе медом намазано, вот они и устроили очередную «революцию», дабы поскорее к ней прислониться. Но тут вдруг выяснилось, что другая часть Украины тоже хочет прислониться, но не к Европе, а к России. Это разнонаправленное движение уже откололо от Украины Крым и разрывает на части ее оставшуюся территорию. Процесс этот может затянуться, он может стать мучительным, но он не прекратится, пока одна часть Украины не перестанет тянуть страну в сторону, противоположную той, куда хочет другая. Или пока стороны не разбегутся по разным углам под разные крыши.

Вряд ли затевавшие революцию рассчитывали на подобный исход. А должны были бы. Миражи революции ослепляли многие народы, но всегда приводили к одному и тому же — национальному расколу.

Прямая речь

Что в «сухом остатке» Великой Февральской Украинской революции? Майдан декларировал борьбу с олигархами — они сегодня укрепили свои позиции. Мало того — собственными армиями обзавелись и стали удельными князьками. Крым теперь Россия, к восторженному ликованию его жителей. Луганск, Донецк вроде как еще и Украина, но уже не совсем. Народ обнищал, промышленность в упадке, с соседом, с которым две с половиной тысячи километров общей границы, киевская хунта разругалась в пух и прах.

Публицист Иван Церулик.

Даже учитывая очень большую тоску по элементарному порядку, являющуюся неизбежным похмельем после революции, трудно объяснить, почему фаворитом избран (или назначен — «темна вода во облацех») шоколадный фабрикант П. А. Порошенко. Было сказано так много громких слов, напечатано так много бумажных денег, явились из небытия различные Парубии, Наливайченко, Яроши, совершены довольно отвратительные и кровавые дела, потеряны земли — и всё это ради того, чтобы получить в качестве верховного правителя Януковича № 2.

Журналист Максим Соколов.

На Украине существует местная культура, украинская культура, но нет концепции государства, а есть лишь некий принцип беспорядка. И сейчас, с учетом жесткости современных экономических отношений и подъема неолиберализма, который сам по себе скорее противоречит идее формирования государства, Украина превращается в так называемое failed state, несостоявшееся государство. Сегодня мы видим процесс распада украинского государства.

Антрополог Эммануэль Тодд.

По страницам СМИ

«Президентские выборы на Украине, на которые на Западе возлагали столько надежд, состоялись. Ситуация в стране, тем не менее, ничуть не улучшилась. Напротив, попытки форсировать карательную операцию в Донбассе не просто привели к усугублению напряженности в регионе, но и сделали более заметным рост глухого недовольства в других областях Украины. Увеличивающееся число жертв заставляет простых украинцев все чаще задумываться: ради чего ведутся боевые действия и не стоит ли больше внимания уделять экономическим вопросам?»

«Эксперт».

«Война на юго-востоке с самого начала оказалась позиционной войной на истощение. Так она и тянется. Но если ополченцы не теряют решимости сражаться до победы и регулярно получают пополнение, войска и Нацгвардия исчерпали ресурсы, людские и материальные».

«Независимая газета».

Экспертное мнение

— Обострение отношений в Европе и кризис на Украине случились не сами по себе, это понятно каждому. Для Вашингтона борьба за Европу (включая такие страны, как Молдавия и Грузия, а не только Украина) имеет большое значение. Соединенные Штаты стремятся включить в Трансатлантическое соглашение о свободной торговле как можно больше государств, блокируя расширение Таможенного союза и обретая полный контроль над рынками.

Руководитель Центра экономических исследований 

Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

1912

Комментирование данного материала запрещено администрацией.