Массовый отказ. ЕС – не для нас?

07:00 — 29.05.2014

Массовый отказ. ЕС – не для нас?

Автор фото: Николай Бравилов, коллаж Сергея Курдаева

Массовый отказ. ЕС – не для нас?

07:00 — 29.05.2014

Итоги прошедших в минувшие выходные выборов в Европейский парламент оказались, в отличие от украинских, довольно неожиданными и где-то даже сенсационными. До четверти депутатских мест в Европарламенте получили радикальные партии правого и левого толка, политика которых строится на скептицизме по отношению к ЕС и приоритете национальных интересов. Это хорошие новости. Для России. Поскольку все эти евроскептики, как правило, весьма расположены к России и готовы пойти на союз с Москвой ради противостояния брюссельской политике и бюрократии.

Ультранастроения

Но сначала о том, в чем смысл для самой Европы в этих выборах. Именно на них окончательно определились несколько вещей, о которых раньше можно было говорить лишь с той или иной долей уверенности.

Выборы в Европарламент продемонстрировали впечатляющий рост оппозиционных настроений в ряде стран ЕС, во многих из которых оппозиционные партии либо победили, либо заняли вторые-третьи места. Самую впечатляющую победу одержал во Франции ультраправый «Национальный фронт» Марин Ле Пен. Обойдя всех прочих соперников, он получил 25 процентов голосов избирателей (в четыре раза больше, чем в 2009 году) и может рассчитывать на 25 мест в Европарламенте. В Великобритании ультраправые из «Партии независимости Соединенного Королевства» получили еще больше голосов – 27 процентов. Националисты одержали победу в Бельгии, Каталонии и многих других регионах Европы. От Венгрии в Европарламент прошла ультраправая партия Йоббик, получившая на выборах 15 процентов голосов; от Греции прошли радикалы из левой «Сиризы» и правого «Золотого восхода».

Не булыжник – бюллетень

Все эти партии объединяет как минимум одна вещь – неприязнь к Евросоюзу и стремление вернуть реальную власть на места, в национальные государства. Забавно, правда, что при этом всем им приходится интегрироваться в официальные структуры ЕС, избираясь в представительные органы на вполне легальных основаниях. Но тут уж ничего не поделаешь. Каждый пользуется тем, что доступно именно в данный момент, а оружие недовольных в Европе давно уже не булыжник с винтовкой, а избирательный бюллетень. К тому же история знавала случаи, когда легально и официально избранные органы представительной власти прямо или косвенно способствовали роспуску государства, которое они должны были представлять. В 1789 году созванные во Франции Генеральные Штаты за несколько лет фактически похоронили прежнюю власть, а вместе с ней и прежнюю страну. Через двести лет в 1989 году ту же самую историю сотворили в СССР Съезды народных депутатов. Кто сказал, что ЕС напрочь застрахован от хождения по тем же дорожкам?

Растущая неприязнь к ЕС канализируется и аккумулируется в европейских странах в основном крайне правыми партиями. А с праворадикальными партиями связаны не просто оппозиционные, а вполне определенные настроения и ожидания. Тут и ужесточение миграционной политики, куда органично вписывается требование закрыть ЕС для принятия новых членов. Тут и возвращение властных полномочий на национальный уровень, и отчетливая неприязнь не только к ЕС, но и к США. Тут и стремление остановить тотальную либерализацию и дехристианизацию Европы, поумерить, наконец, пропаганду сексуальной, национальной и религиозной толерантности. В общем, вполне отчетливые консервативные стремления с явственно правым уклоном, и леволиберальный, интернациональный, толерантный Евросоюз уже не может не учитывать рост подобных настроений.

Антинастроения

Заметно, что рост антиеэсовских настроений приходится в основном на периферию, тогда как в главной в стране и, фактически, единственном на сегодня локомотиве ЕС – Германии – правящие партии пока что удерживают свои позиции. Германия не только главный двигатель, строитель и держатель ЕС (помимо, брюссельских чиновников), но и главный же выгодоприобретатель от сложившейся ситуации. Немцы извлекают максимум выгоды – как политической, так и финансовой – из своего доминирующего положения в ЕС, и остальным странам это уже начинает не нравиться. Антиеэсовские настроения мало-помалу трансформируются в антинемецкие, что особенно заметно в странах Южной и Восточной Европы. Хотя и Францию с Великобританией тоже не устраивает лидерство Германии на континенте, и именно в этих странах особенно заметен рост центробежных настроений. Которые еще только усилятся, если лидеры ЕС не займутся в ближайшем будущем реформированием своего детища и приведением его в вид более доступный и понятный простому европейцу.

Но евробюрократия, как и всякая бюрократия (а уж международная в особенности), весьма неповоротлива и довольно мало шансов, что в ближайшие годы она откажется от своих прав и привилегий и займется самодисциплиной и повышением эффективности. Тем более что пока сторонники ЕС в Европарламенте все-таки в большинстве и вполне способны игнорировать голоса скептиков и критиков. Однако голоса эти будут становиться все громче, а влияние все сильнее, что самым непосредственным образом на руку России.

Скорее сжатие…

Не секрет, что европейские консерваторы и евроскептики все последние годы имели весьма хороший прием в России, чей консервативный поворот не остался незамеченным. Идет ли речь о простом сотрудничестве идеологически близких союзников или имеются более тесные, финансовые и организационные связи, в данном случае это неважно. Важно то, что пророссийское влияние в Европе и органах власти ЕС после последних выборов существенно возросло. И хоть пока оно еще не способно на равных конкурировать с американским влиянием, все-таки тенденция налицо, и если так пойдет дальше, то лет через пять-десять сторонников и союзников России в ЕС окажется не меньше, чем благожелателей Америки, и вот тогда-то начнется самое интересное.

Но уже сейчас Украине, да и всем прочим желающим, поздно спешить и проситься в ЕС. Судя по имеющимся тенденциям, ЕС скорее тяготеет к сжатию, нежели к расширению. Вот почему выборы в Европарламент имеют большое значение для судеб континента, не меньшее, чем выборы президента Украины.

Прямая речь

Результаты голосования свидетельствуют о массовом отказе от ЕС. Европа не может продолжать строиться без людей и даже против людей. Евросоюз должен вернуть то, что у нас было украдено, – вернуть людям суверенитет. Нужно строить другую Европу, Европу свободных и суверенных государств, Европу свободного сотрудничества.

Лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен

Во всем Евросоюзе мейнстримные политики наподобие Николя Саркози сейчас говорят то, о чем мы, консерваторы, твердили годами: ЕС должен делать меньше, стоить меньше и вмешиваться в дела меньше.

Мэр Лондона Борис Джонсон

Лидеры и члены руководства партий правого спектра не раз выступали в поддержку политики Москвы в целом и на Украине в частности. Не все эти партии имеют сильную поддержку дома и ищут в лице России влиятельного союзника, умело играя на евроскептических настроениях Кремля.

Завотделом европейских политических исследований ИМЭМО РАН Надежда Арбатова

Мы дали понять, что разделяем консервативные ценности, что Россия готова поддерживать тех европейцев, которые не хотят, чтобы их детей наряжали в юбки, и не разделяют всю эту сверхтолерантность.

Депутат Госдумы Виктор Зубарев

По страницам СМИ

«Триумф радикальных евроконсерваторов на выборах в Европарламент обозначил серьезный кризис легитимности Европейского союза как организации. И если официальный Брюссель не предпримет шаги по реформированию ЕС, то не исключено, что на следующих выборах еврооптимисты уже окажутся в меньшинстве».

«Эксперт»

«Хотя ряд европейских политиков уже заявили, что на этих выборах удалось остановить падение явки, процент граждан ЕС, проголосовавших на выборах в Европарламент, не увеличился, оставшись на уровне 43%. Несмотря на активную и на этот раз персонифицированную избирательную кампанию, а также агитацию в соцсетях среди молодежи, многие жители ЕС, особенно в Восточной Европе, предпочли остаться дома. Так, в Чехии на избирательные участки пришли всего 19% граждан, а в Словакии – и вовсе 13%».

«Коммерсантъ»

Экспертное мнение

– Правопопулистским партиям на руку, чтобы ЕС оставался слабым – для того, чтобы Путин и дальше мог торговать газом. Идеологически за этим стоит евразийский проект Путина, та самая сфера влияния от Лиссабона до Владивостока… Причем левые, по-видимому, тоже выбирают Путина и Евразию. Вопрос вот в чем: хотим ли мы быть Европой или нет? Не думаю, что люди осознали этот вопрос. Каждый шаг от Европы – это теперь шаг в сторону Евразии.

Историк Тимоти Снайдер

Теги: Политика

1420

Комментирование данного материала запрещено администрацией.