Когда внутри всё замерло...

06:00 — 22.05.2014

Когда внутри всё замерло...

Когда внутри всё замерло...

06:00 — 22.05.2014

Не считал, но готов спорить, что за последние полгода в каждом выпуске политхита встречается слово «Украина». Эксперты согласны: обсуждать больше особо нечего, что не может не тревожить. Собственно, об этом и поговорили на очередной нашей встрече: почему на фоне украинских событий затихла политическая жизнь в России? А также — почему депутатам гордумы Нижнего Новгорода можно расслабиться и как нам поставить на ноги культуру.

Украинский миф о Путине

Андрей Дахин:

— К этой неделе я ясно осознал, что политическая повестка в России сплющилась, сжалась под грузом украинской проблемы, — складывается ощущение, что ничего другого в стране не происходит. Я бы даже назвал это симптомом ветхости внутрироссийского политического дискурса — жизнь в правительстве, Госдуме будто замерла, возник вакуум.

Александр ПРУДНИК:

Журнал «Политические исследования»-то выходит? Или им уже не о чем писать?

Андрей ДАХИН:

Если бы он был публицистическим, то, может, и не выходил бы, действительно. А так, там обычно собраны статьи, которые не требуют срочности.

Михаил РЫХТИК:

В целом согласен, Украина поглотила информационную повестку: посмотрите, канал «Россия 24» уже можно переименовать в «Украина 24»: кроме новостей из соседней страны там практически ничего другого не показывают. Впрочем, как и по многим другим каналам.

Александр ПРУДНИК:

А я вот что заметил на украинском телевидении: в их сознании образ Владимира Путина приобретает какие-то мифологические черты — он становится кем-то вроде демиурга, по воле которого творится в мире добро и зло, всё начинается с него и заканчивается им, и ничего не происходит без его участия. Агенты Путина везде, повсюду им видится тень Кремля.

Из социальной психологии известно, что при неблагоприятных политических и экономических ситуациях рациональная надстройка в массовом сознании быстро рушится и приобретает черты архаического восприятия мира: вот и здесь, как мне кажется, сработал такой механизм — Путин стал для украинских медиа чем-то вроде Вия, мифического духа, который висит над Украиной. Складывается впечатление, что если бы сейчас был на дворе не XXI век, то образ Путина вошел бы в украинский фольклор: о нем бы складывали легенды и байки. В общем, для меня это стало показателем состояния общественного сознания в этой стране — оно сломлено и теряет рациональные черты.

Упаковка от выборов

Михаил Рыхтик:

— Мне настолько надоела украинская тематика, что я стал углубляться всё же в наши внутренние проблемы. В первую очередь обратил внимание на массовую отставку губернаторов и разговоры, пойдет или не пойдет на следующий срок тот или иной глава региона. Приглядевшись, я понял, что количество выборов в стране стало расти, но законодательные нововведения сделали их абсолютно бессмысленными, обесценили саму суть выборного процесса как инструмента демократии, осталась только упаковка. Главным стали не выборы, а аудиенция в Кремле, где тебе скажут, что нужно делать.

Дальше. В связи с законом о новом порядке формирования МСУ, о котором мы здесь с вами многократно говорили, исчез смысл работы городской думы Нижнего Новгорода: а зачем напрягаться, если всё равно система выборов изменится и уже сейчас надо уходить на мелководье, то есть в районы города, где течет совсем другая жизнь. А оставшиеся полтора года полномочий на общегородском уровне уже попросту не пойдут в «избирательный зачет»: можно что-то делать, а можно не делать ничего.

Короче говоря, нагромождение законов сделали выборы пустышкой, фикцией. Мне кажется, это вопиющий непрофессионализм, когда одну неэффективную конструкцию пытаются заменить другой, так и не решившись расчистить поле и создать что-то совершенно новое, посмотреть на проблему с другого ракурса.

Андрей ДАХИН:

Действительно, вот недавно тоже слышал, что на местном уровне нам нужно создать институт шерифов вместо участковых. Это всё из той же оперы: не успели довести до конца одну идею — реформу полиции, решили как-то вдруг взяться за другую. Непонятно, для чего. Такое свободное творчество законодателей просто удивляет: идеи набрасываются в кучу, какие-то начинают реализовывать, бросают, берутся за другие. Создается нагромождение законов, и в итоге страна погружается в иллюзии: реформы вроде были, а изменилось ли что?

Александр ПРУДНИК:

Тут вот еще и «Протон» упал, что-то всё грустно как-то

Андрей ДАХИН:

На самом деле, да, позитива мало. Но я знаю, где происходит что-то хорошее — на природе. Там солнце, зелень, огород, красота, поезжайте в область! И никаких телевизоров, украин и неумелых чиновников! Советую всем!

Загоните культуру в бункер!

Александр Прудник:

— Прошедшая в выходные в Нижнем Новгороде акция «Ночь музеев», когда любой желающий мог попасть в музей бесплатно в вечернее время, навела меня на мысль: почему же у нас культурной жизнью интересуются только раз в год, ведь музеи работают круглый год и билеты не такие уж там и дорогие? Сам же я и отвечу: просто-напросто в остальное время у нас не умеют рекламировать и продвигать культуру, подавать ее так, чтобы захотелось это увидеть, приобщиться. А ведь есть что показать, но лежит мертвым грузом, мало кому интересное!

Вот, например, у нас раньше в художественном музее была экспозиция, посвященная Великой Отечественной войне. Но после реконструкции, как справедливо замечают работники, в золоте и лепнине дома Рукавишниковых она не смотрится. Так почему же нельзя перенести выставку в командный бункер на набережной, бункер тех времен. Было бы просто здорово, песня! Вот что-то такое надо придумывать, чтобы интересно было. Туристы с теплоходов пошли бы смотреть.

Михаил РЫХТИК:

Да он, наверное, до сих пор на военном учете стоит. Но если бы захотели, придумали бы что-нибудь… В целом да, нашей культуре не хватает креатива, не хватает концепции, и «Ночь музеев», когда на входах выстраивались очереди, стала исключением, подтверждающим правило.

2408

Комментирование данного материала запрещено администрацией.