Зачем это надо России?

07:00 — 15.05.2014

Зачем это надо России?

Автор фото: Юрий Правдин, коллаж Станислава Редошкина

Зачем это надо России?

07:00 — 15.05.2014

Вопрос не риторический и, вообще-то, совсем не праздный. А учитывая вовсе не малые финансовые, политические и репутационные издержки, которые несет Москва от все большего втягивания в нынешний украинский кризис, вопрос приобретает вполне практическое значение: зачем России это надо? Выгоды неочевидны, потери неизбежны, затраты немалые, риски колоссальные. Так зачем все это? Стоит ли игра свеч?


Реперные точки

Для того чтобы правильно ответить на эти вопросы, нужно адекватно оценить ситуацию. А это непросто, и не только потому, что у каждого уже имеется своя точка зрения, зачастую весьма отличающаяся от реальности, но и потому, что сама эта реальность настолько многообразна, изменчива и неуловима, что поспеть за ней сознанию порой попросту нереально. Верно, однако, и то, что в любом многогранном незавершенном процессе всегда имеются известные реперные точки, опираясь на которые вполне допустимо выстроить адекватную картину происходящего и спрогнозировать дальнейшее развитие ситуации.

Одной из таких реперных точек в понимании событий нынешнего украинского и околоукраинского противостояния стало неожиданное выступление сразу нескольких ветеранов американской и европейской политики с публичными заявлениями, суть которых сводилась к следующему: инициатором украинского кризиса был не Путин, а Запад; Путин всего лишь был вынужден реагировать на навязанную ему игру. Конечно, бывший глава Германии Шрёдер, бывший госсекретарь США Киссинджер, бывший посол Великобритании в Москве Брентон сейчас не самые влиятельные люди в руководстве своих стран. Но их мнение по-прежнему авторитетно, к ним многие прислушиваются, и их практически совместное, с разницей лишь в несколько часов, выступление позволяет предположить, что в ряде западных государств намечается партия недовольных нынешним курсом своих стран в отношении России.

Однако выступления этих влиятельных отставников позволяют сделать и другой вывод. Россия не была заинтересована в эскалации украинского конфликта и не являлась его инициатором. И вопрос «Для чего ей это надо?» теряет актуальность. Ни для чего. Россия оказалась втянутой в эту крайне неприятную и непростую ситуацию невольно. И все ее последующие действия оказались лишь неизбежной реакцией на авантюру. Авантюру Запада. Не России.

Повысить ставки

Конечно, ситуация намного сложнее и многообразнее, и, разумеется, не стоит скидывать со счетов внутриукраинские стремления, движения и разборки. Другое дело, что внешние игроки имели право воспользоваться сложной внутриукраинской ситуацией. Или не воспользоваться. Почему-то на Западе решили (видимо, исходя из опыта предыдущих лет), что Россия опять не станет использовать украинский кризис в своих интересах. Ведь, по идее, такое было позволено только США. Ну, может, еще немного Европе.

Но расчет оказался неверным. Россия, едва ли не впервые, воспользовалась сложной внутриполитической ситуацией на Украине (проще говоря, бардаком) для удовлетворения и гарантии собственных интересов. Возвращение Крыма, конечно же, неизмеримо более важно с точки зрения интересов жителей полуострова, попросивших – и получивших! – от России помощь и покровительство. Но эта акция была очень важна и в качестве получения своеобразного залога гарантий российских интересов на Украине и в Европе. Стало понятно, что решить украинский вопрос, а с ним в комплексе и целую кучу других, не менее значимых, вопросов, без участия России уже не получится – какие санкции ни вводи. Россия повысила ставки, и игра приобрела совсем другой характер.

Эскалация конфликта

Игра стала гораздо сложнее и драматичнее, количество игроков, как и рисков, кратно увеличилось, а ставки всё повышаются и повышаются с каждым новым ходом. По мере продолжения игры весьма ощутимыми становятся и потери игроков. Украина уже потеряла Крым, на глазах теряет Донбасс и вообще восток страны. Россия теряет инвестиционную привлекательность и, по мере усиления санкций, надежды на возобновление экономического роста. Европа теряет весьма перспективный украинский рынок (в нынешней ситуации подписание соглашения об ассоциации становится неактуальным) и стабильный дешевый российский газ, транзит которого через Украину становится все более проблематичным. США по деньгам теряют меньше всех, если не считать, конечно, тех миллионов, что пошли на спонсирование очередной революции. Но они теряют престиж и реноме главного «смотрящего» по планете. Эскалация конфликта и перекладывание вины на Россию – это, конечно, хорошо, но ничто не отменяет того факта, что впервые за многие годы прямая воля Вашингтона была проигнорирована, невзирая на последствия. И Вашингтон ничего не смог толком с этим поделать. А этот факт может повлечь за собой такие тектонические сдвиги в мировой политике, которые никакими деньгами будет не измерить, и вполне возможно, что главные потери от украинского кризиса еще впереди.

Понимая, что «крымский» кон игры остался однозначно за Россией, США аналогично взвинтили ставки и поставили уже не на прием Украины в НАТО, а на экономический разрыв между Европой и Россией. Пока Европа с Россией пытаются успокоить ситуацию, американцы, напротив, подзуживают своих киевских ставленников подавить вооруженным путем сопротивление на востоке и игнорировать российские требования об оплате поставок газа. В Вашингтоне очень надеются, что кто-нибудь не выдержит и сорвется, и тогда либо на ввод войск, либо на перекрытие газового транзита Европа ответит несоразмерно истеричной реакцией, новыми санкциями и разрывом отношений с Россией. Тогда российский газ в Европе заменит более дорогой американский, и Европа попадет уже не только в военно-политическую, но и в экономическую зависимость от США. И для чего это надо России? Для чего это надо Европе? Не говоря уже про Украину? Ни для чего. Просто, ввязавшись в игру, выйти из нее уже невозможно, пока кто-то не проиграется в пух и прах либо не заявит твердо: «Всё, хватит!» Пока что этот момент очевидно не просматривается.

Прямая речь

Нужно задать себе следующий вопрос: Путин потратил 60 млрд долларов на Олимпиаду. Были церемонии открытия и закрытия Игр, которые стремились показать Россию как прогрессивное государство. Невероятно, что спустя три дня он напал бы на Украину… Мне кажется, он ожидал постепенного развития событий. И сейчас его действия – это некий ответ на то, что он счел чрезвычайной ситуацией.

Экс-госсекретарь США Генри Киссинджер

ЕС проигнорировал факт, что Украина является глубоко разделенной в культурном плане страной. Исторически население юга и востока страны было в большей степени ориентировано на Россию, а не на Запад и ЕС… Изначальная ошибка заключалась в постановке вопроса: будет или соглашение об ассоциации с ЕС, или Таможенный союз с Россией.

Экс-канцлер ФРГ Герхард Шрёдер

Вполне очевидно: какой бы ситуация ни была вначале, у России нет реального контроля над инакомыслящими на востоке Украины. Несмотря на долги, Россия не отключает газ. Несмотря на зверство в Одессе, она не вводила своих солдат. Она – что весьма примечательно для страны, помешанной на обоюдности, – не приняла настоящих мер в ответ на западные санкции.

Экс-посол Великобритании в России Энтони Брентон

По страницам СМИ

«Когда вопрос, как говорится, встал ребром, Москва пошла на обострение – чего от нее в принципе не ожидали, традиционно рассматривая Россию как державу, которая из последних сил будет цепляться за статус-кво, даже если он уже фактически уничтожен. Именно поэтому блицкриг Запада не удался».

«Эксперт»

«Застигнутые врасплох маневрами Путина либеральные демократии как бы говорят Кремлю, что, если он воздержится от агрессии в дальнейшем, Запад может признать новый статус-кво… Отказывая Украине в настоящей перспективе присоединения к евроатлантическому сообществу, будь то через членство в ЕС или в НАТО (или в обеих организациях сразу), Запад оставляет ее в серой зоне неопределенности, где ей грозит попадание в российскую сферу влияния».

The Washington Post

Экспертное мнение

– Интересна позиция МВФ, в котором основным акционером являются США и который не так давно недвусмысленно заявил как о том, что его финансовая помощь Украине, связанная с оплатой газового долга, предполагает сохранение скидки в 100 долларов за тысячу кубометров, отмененную Россией после присоединения Крыма, так и о том, что финансовая помощь Украине в целом будет предоставлена только после решения ею «восточного вопроса». Если это не является действиями, направленными на то, чтобы окончательно сделать узел противоречий между Россией и Украиной гордиевым (который, как известно, можно разрубить, но нельзя развязать), то я даже не знаю, чем это является.

Аналитик Александр Полыгалов

Теги: Политика

1686

Комментирование данного материала запрещено администрацией.