Раскол

07:00 — 08.05.2014

То, что произошло в Одессе - полностью переломило представление об украинском конфликте.

То, что произошло в Одессе - полностью переломило представление об украинском конфликте.

Раскол

07:00 — 08.05.2014

Задним умом мы все, конечно, крепки. Сейчас кажется, что всё к этому шло. Что обязательно должно было где-нибудь полыхнуть — по-страшному, по-черному, по-смертному. Но всё казалось, что обойдется. Что как-то так, ни шатко ни валко, но без огня и крови, всё и дальше пойдет — и либо останется, либо развалится. И уж совершенно точно никто не мог предположить, что точка невозврата Украины будет пройдена именно в Одессе.

В огне брода нет

Меньше всего на роль украинского Рубикона подходила Одесса. Мирный, веселый приморский город (родина всесоюзно известных писателей, сатириков и юмористов), изначально многонациональный и удивительно толерантный, в одночасье стал местом самого жуткого «межэтнического» погрома в Европе за последние десять лет. Последний раз в Европе так расправлялись в Косово албанцы с сербами. Теперь вот в Одессе украинцы расправляются с русскими. Вернее, так: те, кто считает себя украинцами, жгут и расстреливают тех, кого они считают русскими. А в сущности, те и другие являются гражданами одного государства. Которые просто по-разному видят его судьбу. И поэтому начали убивать друг друга. Это, собственно, и называется гражданской войной.

Почему именно Одесса может считаться таким Рубиконом? Почему не Харьков, не Донецк, не Славянск? Не Киев, наконец? Потому что, при всей условности этих терминов, конечно, в Киеве речь все-таки шла о мятеже и о путче, то есть о бунте одной части народа против власти. В Донбассе идет войсковая операция силами вооруженных формирований власти против восставших — опять-таки можно считать, что речь идет о противостоянии народа и власти. А в Одессе одна часть народа пошла против другой. Совершенно сознательно, с твердым намерением убивать, с необходимыми подручными средствами и призывами. Власть не вмешивалась. Граждане убивали друг друга при полном попустительстве властей. Что сразу выводит украинский конфликт на новый уровень.

Теперь об украинском расколе можно говорить как о свершившемся факте. И это уже не раскол между народом и властью, как пытались было представить дело майданные путчисты. И даже не между Киевом и отдельными пророссийскими сепаратистами. Все намного глубже и серьезнее. Раскол произошел в самом сердце Украины. По живому, по всей стране. И теперь о единой Украине можно говорить лишь чисто гипотетически — в прошедшем или в будущем времени. Но уж точно не в настоящем. В огне одесского Дома профсоюзов сгорели все пути к сохранению украинского мира и единства.

Конец иллюзий

Сейчас можно долго рассуждать о том, что привело страну к такому страшному итогу, обвинять тех и (или) других, вспоминать историческую и этническую подоплеку, но все это бессмысленно, ибо — уже поздно, поздно, поздно. Родственникам и друзьям погибших в одесской Хатыни неинтересны объяснения и оправдания убийц. Они уже никогда не согласятся жить с этими убийцами в одной стране и считать власть, оправдывающую эти погромы, своей законной властью. Ополченцев Донбасса и Луганска уже никто — ни Киев, ни Москва, ни Вашингтон с Брюсселем — не уговорит добровольно сложить оружие и признать новую власть, ибо они уже поняли, что представляет из себя эта власть, и согласятся скорее погибнуть с оружием в руках, чем дожидаться, пока их будут жечь в своих же домах. Русские и украинцы — граждане Украины, до сих пор считающие День Победы великим праздником, а не днем «национального траура», те, кого «евромайдановцы» обзывают «ватниками» и «колорадами», — видя такое к себе отношение, окончательно перестают воспринимать себя частью единого народа — и всё больше и всё вернее отворачиваются от захвативших власть в Киеве западенцев и галичан.

Если у кого-то раньше и были иллюзии возможности так или иначе договориться с Киевом о совместном существовании в рамках единого, пусть и разнородного государства, то после одесского погрома и карательной операции в Донбассе иллюзии исчезли. Ополченцы и сочувствующие им пока еще мирные жители поняли, что к ним в новом государстве относятся как к гражданам второго сорта. Что они не защищены от произвола со стороны националистов и правосеков. Что любой призыв к региональной самостоятельности считается государственной изменой и карается властями жесточайшим образом. И что если они хотят жить по-своему, на своей земле со своим языком и своими обычаями, то придется отстаивать это право с оружием в руках, потому что договариваться нынешняя власть не собирается.

Самовозгорание

И не только власть. Нынешняя власть действует в интересах исключительно одной части народа (про заокеанских покровителей говорить излишне), а эта часть категорически не желает договариваться с другой. Граждане озлобились друг на друга чрезвычайно и желают если не тотального уничтожения своих противников, то полной победы над ними. А это значит, что поле для компромиссов исчезло и никакие, даже самые влиятельные внешние игроки не смогут уже уговорить украинцев жить вместе в одном государстве.

Лет десять, возможно, еще лет пять назад могла образоваться в Киеве власть, у которой еще был бы шанс стать своей и для запада, и для востока страны. Наверное, мог появиться сильный и мудрый лидер, которому могла бы поверить вся страна и который смог бы примирить все ее части на чем-то объединяющем и вдохновляющем.

Этого не случилось. Украинский национализм не стал объединяющей общенациональной идеей и уже не станет. Страна очевидно раскололась по национальному признаку, а межнациональные конфликты всегда отличаются особой жестокостью и беспощадностью. И пропаганда тут уже не нужна. Люди уже сами возгоняют друг к другу ненависть, уже без всякой подпитки. А по мере разрастания войны будет разгораться и ненависть. И в огне этой взаимной ненависти сгорит Украина. Без всякой внешней подпитки.

Прямая речь

Судя по реакции евроинтеграционно настроенных граждан Украины, все убитые в Одессе были, как минимум, членами «Аль-Каиды». Или маньяками-педофилами. Представить, что можно в современном мире так радоваться убийству инакомыслящих, просто невозможно. Такой восторг в Средневековье вызывало сожжение ведьм по наветам инквизиции. Видимо, Средневековье прошло не везде.

Заместитель директора департамента информации и печати МИД России Мария Захарова.

Роcсийско-украинские отношения — вопрос отдельный и прискорбный, но делать вид, что настроения в Донбассе, Луганске, Одессе, Харькове есть всецело результат деятельности московского империализма и что правь Россией не нынешний лидер, а кто-нибудь другой, нимало не империалистический, так на Юго-Востоке Украины ничего бы не случилось, — значит, обманывать себя.

Журналист Максим Соколов.

Лично для меня после того, что 2 мая произошло в Новороссии (на Юго-Востоке Украины) — в Одессе, Славянске и Краматорске, — больше Украины не существует. Ни петлюровско-погромного жовто-блакытного флага, ни трезуба, ни гимна «Ще не вмерла Украина», ни Шевченко, ни вышиванок, ни мовы, ни бандуры — в общем, ничего. Для меня теперь украинская идея ассоциируется только с насилием и бесчеловечностью.

Журналист Александр Чаленко.

По страницам СМИ

«За один трагический день Одесса из мирного приморского города превратилась в символ украинского противостояния — бессмысленного и беспощадного. 46 погибших и около 200 раненых — таков официальный итог уличных столкновений, которые в городе уже назвали «началом гражданской войны» и «концом прежней Одессы».

«Коммерсантъ».

«Заняв подобную позицию в отношении „неправильных“ граждан Украины, власти много чего доказали. Жители Крыма увидели, что было бы с ними, если бы туда не вошли вовремя „вежливые люди“. В восточных областях страны, прежде всего в обороняющихся Славянске и Краматорске, увидели, что с ними подобное тоже может произойти. Наконец, всем сомневающимся, способным еще критически мыслить, Киев еще раз доказал, что Украина так и не стала полноценным государством».

«Эксперт».

Экспертное мнение

— Мы пока не знаем, как народ Украины воспримет события в Одессе. Есть пока только информация, что на Юго-Востоке количество добровольцев в силы самообороны резко выросло. Но то, что последствия будут, сомнений не вызывает. Нет также сомнений, что лозунг федерализации будет серьезно трансформирован, поскольку уже понятно, что диалога между частями Украины под контролем националистов быть не может: они к диалогу не готовы.

Президент компании экономического консультирования «Неокон» Михаил Хазин.

Теги: Политика

2020

Комментирование данного материала запрещено администрацией.