Стена не плача – слёз

07:00 — 17.04.2014

Во многих, даже благополучных вроде семьях ремень становится главным аргументом родителей. Впрочем, равнодушие, может, еще хуже.

Во многих, даже благополучных вроде семьях ремень становится главным аргументом родителей. Впрочем, равнодушие, может, еще хуже.

Автор фото: Наталья Ермакова

Стена не плача – слёз

07:00 — 17.04.2014

Он появляется на свет — желанный, долгожданный, родительская радость. Бессонные ночи? Господь с вами! Всё преходяще. А он вот, с тобой — плоть и кровь твоя. Твой ребенок. Но однажды ты приведешь его в казенный дом, именуемый приютом, и оставишь там, потому что радость давно сменилась раздражением и непониманием. Уйдешь с надеждой, что тебе его воспитают, «переделают» и вернут послушного. А он — останется. С открытой раной предательства в сердце.

Эпидемия нелюбви

Это не кошмарный сон. Явь, в которую не хочется верить. Директор социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Улыбка» Алла Ситник рассказывает мне такие страшные вещи и тяжело вздыхает:

— Да, это стало тенденцией. Приходят мамы — вполне благополучные женщины: «Поместите моего ребенка в приют, поработайте с ним, у вас же специалисты, психологи… Он убегает из дома, прогуливает школу, курит спайсы, я не справляюсь».

«Не справляюсь» — железный аргумент. Здесь не отказывают в помощи, но предлагают совместный труд — с ребенком и параллельно с родителями и самих родителей над собой. Официально, с заключением договора, в котором прописаны обязанности сторон, индивидуальная программа работы с семьей… Всё это бесплатно, заметим. Но… За тот неполный год, когда заключение договора на так называемое сопровождение семьи в кризисной ситуации стало обязательным, подписать его решилась лишь… одна мама.

Я знаю «Улыбку» почти со дня ее основания. Знаю, что раньше сюда в основном везли детей, изъятых из неблагополучных семей. А что теперь? Не понимаю. Привести добровольно в приют родного ребенка и оставить «на переделку»? При этом родители не алкоголики, не наркоманы, не деграданты. Мир перевернулся? Сошел с ума? Приходит на память грустная фраза из знаменитого романа Юрия Трифонова «Старик»: «Они больны непониманием, больны нечувствием». У нас что, эпидемия нечувствия? Эпидемия нелюбви? Одно я знаю точно: эти люди больны. И не просите меня извиниться за резкость.

Мама, обними

— Знаете, что удивительно? — Алла Владимировна продолжает, а мне никак не понять, что ее при такой работе еще что-то удивляет. — Родители порой совершенно не хотят сами приложить даже минимум усилий, чтобы вернуть сына или дочку, установить контакт. Бывает, разговариваешь с мамой, дитё сидит рядом. Прошу: «Ребенка обнимите». В глазах — полное непонимание: «Зачем?» В семьях катастрофический дефицит тактильного контакта.

— Взрослые — сами по себе, дети — сами по себе, — вступает в разговор заведующая службой сопровождения семьи и ребенка центра Кристина Михеева. — У нас семья одна была: они вообще дома друг с другом не разговаривают, не общаются, представляете? Я часто спрашиваю родителей: «Вы заходите на страничку к своему ребенку в соцсети?» Нет, отвечают. Так зайдите. Посмотрите, чем он дышит, о чем говорит. Там же очень многое можно узнать. Даже из заставки — это же проекция чувств, внутреннего состояния.

— Мы-то с ребенком можем справиться, — уверена Алла Ситник. — Но потом надо возвращать его в семью, а там-то же непонимание. Я уж не говорю о том, что само помещение в приют ребенок воспринимает как предательство. Простит ли? Вот в чем вопрос.

За бортом

А умение любить и прощать со стороны взрослых? Тем более если речь идет не о кровном ребенке — приемном. Каждому ли дано? Мы декларируем сокращение детских домов: дети должны расти в семье. Не сложилось в биологической — так хоть в замещающей. Помочь оценить свои возможности призваны школы приемных родителей. В «Улыбке» такую создали одними из первых. Сюда приходят те, кто хочет определиться, нужно им это или нет. Некоторые отказываются от своих намерений. Возможно, к лучшему. При этом все признают: такую школу не грех бы посещать обычным родителям. Чтобы лучше понимать своих детей.

И все-таки в центре делается всё, чтобы вернуть ребенка именно родным людям. Разумеется, без пагубных для него последствий. Но для этого нужно выводить семью из кризиса. Последние годы, к слову, внесли свои коррективы и в его причины.

— Сейчас отходят на второй план алкогольная или наркозависимость одного или обоих родителей, — констатирует директор. — А на первый выходят два момента. Когда мама одна воспитывает ребенка, у нее нет высокооплачиваемой работы, она рвется на нескольких. На контроль, налаживание контакта с сыном, дочерью не остается ни времени, ни сил. Плюс дезадаптация ребенка в школе. Получается, он везде не понят, никому не нужен. И еще — повторный брак одного из родителей, появление в семье общего малыша. Часто, особенно в подростковом возрасте, ребенок остается за бортом этих отношений. Он не знает, где ему получить тепло, а родители не понимают, чего ему не хватает: сыт, обут, одет.

Пройти по мостику доверия

Мало. Этого очень мало. И это пугает. То, что детей начинают терять в семьях, где вроде бы внешне всё благополучно. И как вернуть ребенка в семейную лодку? Возможно, одним из помощников может стать офис семейного наставничества, который в «Улыбке» должен открыться буквально на днях. Аналогичный уже работает в Городце. Здесь родителям будут оказывать психолого-педагогическую, юридическую консультативную помощь: специалисты уже подготовлены, под свое крыло семьи возьмут наставники из общественного движения женщин «Чайка». А впрочем, наставника каждый обратившийся волен выбирать себе сам. Главная задача — понять, какой ресурс есть у семьи, раскрыть его для нее же. Выстроить мостик доверия — пожалуй, самое важное. И, как ни странно, зачастую тормозят процесс не дети, а родители.

— Есть у нас пример, когда маму уже лишали родительских прав, потому что не справлялась с дочкой, — рассказывает Кристина Михеева. — Ребенка мы выровняли, а вот с мамой — намного сложнее. Она все время надеется на нас, не хочет работать над собой дальше. Причем женщина обеспеченная, владелица фирмы. А ребенок при этом находился в приюте. К сожалению, многие родители не готовы к тому, что их дети взрослеют…

Не готовы. И своими руками возводят стену отчуждения. Стену слез, которая не имеет ничего общего с иерусалимской Стеной плача. Потому что там это многовековой символ веры и надежды. О нашу биться головой можно бесконечно и без толку. Это только на теле синяки проходят быстро. А на сердце остаются на долгие годы. У кого-то — на всю жизнь.

Первая пятёрка для комфорта

В понедельник в Нижнем Новгороде, в областном центре помощи семье и детям «Журавушка», стартовал социальный проект «Зрелое родительство».

Это психолого-педагогическая программа, направленная на оказание помощи молодым семьям, столкнувшимся с проблемами в воспитании детей. Ее участники — мамы с малышами в возрасте до 5 лет. На протяжении трех месяцев с ними будут работать психологи — отдельно и на совместных тренингах. Главная задача — выстроить отношения в паре «родитель — ребенок», сделать взаимодействие в семье комфортным.

Программа начала работать в четырех социальных центрах министерства социальной политики и на площадке общественной организации «Семейный центр «Лада». Таким образом, новую услугу будут предоставлять три учреждения в Нижнем Новгороде и два в районах области: в Балахне и Кулебаках. По мнению министра соцполитики Ольги Носковой, новый проект должен способствовать профилактике семейного неблагополучия на ранней стадии. Новый сервис создан в рамках региональной программы «Социальный навигатор: молодая семья с ребенком».

Это уже реальность. А вот открытие первой в Нижнем Новгороде квартиры-убежища для женщин с детьми, подвергшихся семейному насилию, по словам Аллы Ситник, — в перспективе. В такой ситуации зачастую просто некуда бежать, негде спрятаться. Квартира рассчитана на несколько семей, там будет охрана, социальный работник, несчастным окажут психологическую и юридическую помощь.

Теги: Общество

1519

Комментирование данного материала запрещено администрацией.